В какой мере иностранцы являются иностранцами?

С вопросом о национальном характере тесно связан второй вопрос: в какой мере чужестранцы являются чужестранцами? Иными словами, в какой мере чужестранцы отличаются своим поведением от американцев?

Данный вопрос имеет наиболее значимое значение при ответе многих информационных неприятностей. Любой разведчик обязан выработать определенную точку зрения по этому вопросу. Большая часть разведчиков делают это бессознательно. Вопрос данный, но, так серьёзен и тут такими сильным может оказаться влияние личных предубеждений, что его целесообразно намерено разглядеть, максимально применяв наряду с этим все те хорошие знания психологии, естественных и публичных наук, каковые смогут пролить свет на данный вопрос.

Потому, что Америка в известной степени изолирована от остального мира, не страно, что многие американцы мыслят, как провинциалы. Миллионы американцев живут практически всю собственную жизнь, не встретив человека, что не сказал бы по-английски и не побывал бы в других государствах. В то время, когда они, наконец, отправляются путешествовать, их раздражает, что заморские почвы наводнены чужестранцами. Как у Марка Твена, они удивляются, что в Париже кроме того дети говорят по-французски.

Генерал Дорио сказал: «Многие американцы считаюм, что все народы наблюдают на вещи с англосаксонской точки зрения; по крайней мере, в случае если другие народы не делают этого, они обязаны мыслить как раз так».

Вопрос ставился следующим образом: Не являются ли чужестранцы теми же американцами, лишь с бородами? Имеет ли различие между ними чисто внешнее проявление — в языке, одежде, манерах — либо же они и ведут себя совсем по-различному?

При определении возможного курса действий какого-нибудь чужестранца либо зарубежной публичной группы нам характерно «ставить себя на их место» и после этого решать, что мы предприняли бы в аналогичных условиях. Предварительно обдумывая поставленную задачу, мы, само собой разумеется, постоянно прибегаем к этому приему. Мы неизбежно думаем о том, что бы мы сами сделали в этом случае, не смотря на то, что эти мысли не оказывают решающего влияния на отечественные окончательные выводы относительно действий зарубежного страны.

Многие разведчики, но, считают недопустимым ставить себя на место чужестранцев. Они заявляют, что иностранцы и американцы так отличаются друг от друга собственной мотивами и подготовкой собственных действий, что использование указанного приема ведет к важным неточностям, тем более что таковой метод рассуждений есть очень заманчивым. Мы постоянно считаем в полной мере естественным, дабы другие люди действовали как раз так, как стали бы функционировать мы сами, оказавшись на их месте. Так, выводы, к каким мы приходим, ставя себя на место вторых, лишь выглядят убедительными.

Кое-какие уверены в том, что все люди по большей части однообразны. Они считают, что черты сходства между отдельными людьми имеют значение, скажем, в тысячу раза больше, чем черты различия. Все люди, подобно животным, испытывают такие физические ощущения, как холод и голод, половое влечение, боль и неприязнь, усталость и т. д. Людьми как людскими существами движут такие побудительные мотивы, как гордость, тщеславие, любопытство, воинственность и т. д. Просмотрев литературу всех времен, можно подчернуть, что обычно одинаковые побудительные мотивы руководили древними иудеями, греками, римлянами, людьми, живущими в средние века, в эру королевы Елизаветы (Англия) и Сейчас. Из всего этого кое-какие делают вывод, что публичные группы во всех государствах мира будут вести себя в равных условиях по большей части одинаково. Такова одна из крайних точек зрения по разбираемому нами вопросу.

Приверженцы второй крайней точки зрения уверены в том, что, к примеру, представитель Востока выглядит, говорит и принимает все в противном случае, чем мы с вами. По выражению его лица мы не можем делать выводы с таковой определенностью о его мыслях, как по выражению лица американца. Мы знаем, что данный человек принадлежит к совсем второй цивилизации. В силу этих обстоятельств мы предполагаем, что поведение представителя Востока так отличается от отечественного, что его нереально осознать, и мы не пробуем его осознать.

Среднюю позицию между приверженцами этих двух крайних точек зрения занимает тот, кто, вероятно бессознательно, приходит к выводу, что британцы наблюдают на вещи по большей части так же, как американцы, обитатели Западной Европы — пара в противном случае; что же касается обитателей Восточной Европы, то их взоры отличаются еще больше, а взоры населений украины Востока так отличаются от взоров американцев, что их фактически осознать нереально.

Независимо от того, какую точку зрения мы решим принять, мы должны это сделать, лишь хорошенько поразмыслив. Наряду с этим не нужно обманывать самого себя. Мы должны по крайней мере учитывать, не забывая слова генерала Дорио, что народы многих государств не разделяют взоров (просвещенных) англосаксов. Не обращая внимания на то, что французы многому обучились у американцев и англичан, «с сожалением приходится констатировать, что французы так же, как и прежде остаются французами».

Офицерам информации всегда приходится делать выводы о поведении чужестранцев. Из того, что нами сообщено в настоящем разделе книги, должно быть ясно, что разведчику нужно прекрасно знать историю, географию, язык и литературу той страны, которой он занимается. Ткань разведывательной информации складывается из базы и утка — знания в соответствующей области науки должны сочетаться со знаниями о данном народе. Чтобы разведчик имел возможность делать выводы об экономике, химической индустрии либо политике зарубежного страны, он должен быть знаком не только с экономикой, политическими науками и химией, вместе с тем иметь определенное представление о людях, трудящихся в интересующих его областях. В этом состоит одно из отличий разведчика от простого ученого-экономиста либо другого, пускай самого квалифицированного представителя естественных либо публичных наук.

Так, разведчикам принципиально важно знать образ мыслей чужестранцев. Многим это удается с большим трудом. Кое-какие не хотят покупать таких знаний. Они напоминают Эдуарда Грея, английского главу МИД во время перед началом Первой Мировой, о котором говорили, что он — глава министерства внешей политики, мало интересующийся чужестранцами.

Мы не ответили на вопрос, в какой мере чужестранцы являются чужестранцами. Но мы все-таки продемонстрировали, что читателю, что желает удачно трудиться в разведке, направляться поразмыслить над ответом на данный вопрос.

Глава 6

Чужестранцы о самолетах России су-35,як-141, су-57 , су-47 беркут Комментарии чужестранцев


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: