В которой читатель узнаёт о фамильных драгоценностях и знакомится со старухой шимпанзюк

— Ваш отец был весьма разговорчивым сокамерником, — продолжал господин Обезьянов. – От громадной тоски по Радостной Вдове, которую данный несчастный и не думал обвинять в собственных злоключениях, Филипп Столетов сказал, сказал, сказал…

Но говорил не только о ней, а и о вашей матери и о вас, а также о вашей идиосинкразии на розы. Так что нет у вас никакой сестры-близнеца.

Лизавета Столетова покраснела и желала тут же что-нибудь соврать, но у неё не получилось.

— Вы на данный момент, возможно, не в форме, — хитро подмигнул Обезьянов.Исходя из этого дальше. в один раз бедняга Филипп Столетов продемонстрировал мне ветхий издание из тюремной библиотеки. В случае если перевести наименование этого издания, то получается что-то наподобие «Преданья старины глубокой». На одной из страниц я заметил старую фотографию юной женщины, как мне показалось, совсем неземной красоты.

«Это бабушка матери моей дочери! – с гордостью и грустью сообщил Филипп Столетов (вот так как выразился!). – Урождённая княжна Тараканова».

Я не имел возможности оторваться от портрета, а тем временем мой сокамерник поведал мне о фамильных сокровищах урождённой княжны, каковые, якобы, провалились сквозь землю сто лет назад.

«Я пологаю, что в действительности они не провалились сквозь землю, — сообщил он. – Моя бывшая супруга когда-то давным-давно посетовала, что её бабушка легко всю жизнь перепрятывала эти драгоценности с места на место, но от всех скрывала, куда – от греха подальше, к памяти поближе».

Я тогда поразмыслил, что это ещё одно предание одного из аристократических родов, наподобие историй о фамильных привидениях, и не придал сообщению Столетова никакого значения. Меня в тот момент занимало лишь восхитительное женское личико на фотографии в издании.

Имеется такие лица, совокупность линия которых сулит одновременно и надежду на соприкосновение с неким совершенным красивым миром, и опасность от этого соприкосновения.

Скоро я бежал из колонии весьма наглым и уникальным методом, что в случае если и открою кому-нибудь, то лишь за свирепые деньги – это моё великое изобретение. Перед побегом я тайком от Столетова оторвал из издания фотографию княжны и запрятал на груди – на счастье. И счастье сопутствовало мне.

Сравнительно не так давно я по своим авантюрным делам был в ваших краях, где случай свёл меня со ветшайшей салонной ведьмой и скупщицей краденого старая женщина Шимпанзюк. По советы авторитетных людей я ночевал в одной из помещений её двухэтажной виллы в фешенебельном районе Копеевка.

Среди ночи я проснулся от шороха и в свете Луны из окна заметил, как старая женщина Шимпанзюк в чепце и с мелким фонариком в беззубом рту профессионально шарит по карманам моего пиджака, висевшего на спинке стула.

В то время, когда старая женщина дотянулась из моего бумажника и развернула сложенный портрет княжны, что я так и носил с собой на счастье, она тихо охнула, но потому, что во рту у неё был фонарик, то, скорее, хрюкнула.

Тогда я включил настольную лампу.

старая женщина Шимпанзюк содрогнулась и застыла с фонариком во рту.

— Несолидно, госпожа! – сообщил я, не удержавшись от хохота и от этого сходу подобрев.

старая женщина Шимпанзюк выплюнула фонарик и прошамкала:

— Да, хорошо вам, парень! Штарая привыщка. Я таким ображом многих мушоров выщишлила. (Ветхая привычка. Я так многих мусоров вычислила.)

В самообладании ей было отказать тяжело.

Я всё еще смеялся, а старая женщина Шимпанзюк мгновенно дотянулась из кармана собственного халата неестественную челюсть и засунула в рот.

Так что не обижайтесь, — продолжала она. – А я вас за доставленное неудовольствие развлеку. Когда-то я имела дело с данной особенной – с урождённой княжной Таракановой…

Тут уже содрогнулся я.

— …Много лет назад она реализовала мне бриллиантовое колье из фамильных сокровищ князей Таракановых. Само собой разумеется, тогда эта госпожа уже смотрелась не так, — старая женщина Шимпанзюк ткнула скрюченным пальцем в портрет, — но всё равняется создавала чувство.

«Значит, их сокровища не провалились сквозь землю сто лет назад! – поразмыслил я. – Значит, они, вправду, остались у княжны!»

— Мы отметили отечественную сделку, — старая женщина Шимпанзюк закатила глаза от весьма приятного воспоминания. – О, как мы отметили отечественную сделку! В красивейшем и комфортном лесу на турбазе «Избушки»! С цирковыми хищниками и цыганами!

Княжна расчувствовалась и сетовала, что в их роду фамильные сокровища наследуют по женской линии, но её внучка недостойна их, по причине того, что связалась с каким-то слабовольным прощелыгой, что, само собой разумеется, разрешит войти все сокровища по ветру. Что, если бы Всевышний дал ей правнучку, правнучка унаследовала бы всё, но загадочным образом.

«А Всевышний-то правнучку отправил! – опять поразмыслил я. – Но где её отыскать?»

Я совсем прекратил злиться на старая женщина Шимпанзюк и утром покинул её виллу в полной решимости поскорей отыскать Лизавету Столетову, когда улажу срочные дела.

А через пара дней в приёмной у стоматолога я листал издание и наткнулся на это, — господин Обезьянов кивнул на фотографию Лизаветы в бикини и с дрелью. – Определить в редакции, где вас искать, уже было делом техники.

— Но разрешите, — сообщила Лизавета Столетова. – Как вы выяснили, что это – я… другими словами, правнучка урождённой княжны Таракановой?

— А вот как.

Господин Обезьянов дотянулся из нагрудного кармана кошелёк, из бумажника – сложенную журнальную страницу и развернул её рядом с фотографией Лизаветы с дрелью.

Это был старый портрет урождённой княжны Таракановой.

— Батюшки! – подскочил в собственном углу пристукнутый жених. – Одно да и то же лицо!

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ,

Опасаешься ЗНАКОМИТЬСЯ С ПРЕКРАСНЫМИ ДЕВУШКАМИ? Наблюдай это видео.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: