В личных отношениях людей возмездие должно уступить место братской любви и непротивлению злу насилием

В Евангелии сообщено так: «В случае если кто ударит тебя в правую щеку, обрати к нему и другую».

Таков закон Всевышнего для христианина. Кто бы ни сделал принуждение и для чего бы оно ни было сделано, все равно — принуждение зло, такое же зло, как зло убийства, блуда, — все равно, для чего бы оно ни было сделано, и кто бы ни сделал его, и один ли человек либо миллионы людей; зло все зло, по причине того, что перед Всевышним люди равны. Законы человеческие время от времени необходимо выполнять, время от времени возможно не выполнять, одни необходимо выполнить, другие не требуется. Заповеди Божий не такие, они неизменно необходимы и для всех людей. И потому заповедь любви неизменно и всеми христианами должна быть выполняема, — неизменно лучше подвергнуться насилию, чем самому насильничать. Для христианина в крайнем случае лучше быть убитым, чем убийцей. В случае если меня люди обидят, то я, как христианин, обязан рассуждать так: я также обижал людей, и потому прекрасно, что Всевышний отправляет мне опробование для очищения и моего вразумления от грехов. В случае если же меня люди обидят невинно, тогда мне значительно лучше, по причине того, что тогда со мной случается то, что произошло со всеми святыми людьми, и в случае если я поступаю так же, как поступают эти все люди, то становлюсь похож на них. Запрещено спасти душу собственную злом, нельзя прийти к добру дорогою зла, как нельзя прийти к себе, идя прочь от дома. Сатана сатану не изгоняет, зло не побеждается злом, а лишь накладывается зло на зло и укрепляется. Зло побеждается лишь праведностью и добром. Добром, лишь добром и страданием и терпением возможно погасить зло.

По Архангельскому

Нужно знать и не забывать, что желание наказывать имеется желание мести, не характерное разумному существу — человеку. Желание это характерно лишь животной природе человека. И потому человеку нужно стараться освобождаться от этого эмоции, а никак не оправдывать его.

Что нужно делать, в то время, когда человек злится на тебя совершает тебе зло? Делать возможно очень многое, но одно возможно не нужно делать: не нужно делать зла, другими словами того самого, что тебе сделал человек.

Не рассказываете, что в случае если люди благотворят вам, то и вы станете благотворить им, а вдруг люди угнетают вас, то и вы станете угнетать их; но поступайте так, что в случае если люди благотворят вам, то и вы благотворите им, а если они угнетают вас, то вы не угнетайте их.

Магомет

Учение любви, не допускающее насилия, не потому лишь принципиально важно, что человеку прекрасно для себя, для собственной души, терпеть зло и делать добро за зло, но еще и вследствие того что лишь одно добро прекращает зло, тушит его, не разрешает ему идти дальше. Подлинное учение любви тем и очень сильно, что оно тушит зло, не давая ему разгораться.

Уже много лет тому назад люди начали осознавать несогласие наказания с высшими особенностями души человека и стали придумывать различные учения, при помощи которых возможно бы было оправдать это низшее, животное влечение. Одни говорят, что наказание необходимо для устрашения, другие — что оно необходимо для исправления, третьи говорят, что оно необходимо чтобы была справедливость, совершенно верно Всевышний без судей не сумеет установить справедливость в мире. Но все эти учения — безлюдные слова, по причине того, что в корне их лишь плохие эмоции: месть, ужас, себялюбие, неприязнь. Придумывают многое, но не решаются сделать одного нужного, в частности: ничего не делать, покинуть того, кто согрешил, каяться либо не каяться, исправляться либо не исправляться; самим же, тем людям, каковые придумывают все эти учения, и тем, каковые на деле прилагают их, — покинуть вторых в покое, а лишь самим жить хорошей судьбой.

Отвечай добром за зло — и ты сотрёшь с лица земли в злом человеке все то наслаждение, какое он видит во зле.

В случае если тебе думается, что кто-нибудь виноват перед тобой, — забудь это и забудь обиду. И ты определишь счастье прощать.

Ничто так не радует людей, как то, в то время, когда их прощают за их зло и платят добром за зло, и ничто так не весело тому, кто это делает.

Доброта побеждает все, а сама непобедима. Против всего возможно устоять, но не против доброты.

По Руссо

Воздавайте добром за зло, всем прощайте. Лишь тогда не будет зла на свете, в то время, когда все начнут делать это. Возможно, у тебя недостанет силы делать так. Но знай, что лишь этого нужно хотеть, этого одного получать, по причине того, что это одно спасет нас от того зла, от которого мы все страдаем.

Самый почитаем у Всевышнего тот, кто прощает обиду обидчику, в особенности в то время, когда обидчик в его власти.

Магомет

«Тогда Петр приступил к Нему и сообщил: Господи! какое количество раз прощать брату моему, согрешающему против меня? До семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: „до семи“, но до седмижды семидесяти раз» (Мф. XVIII, 21, 22).

Прощать — значит не мстить, не платить злом за зло, значит обожать. В случае если человек верит в это, то дело не в том, что сделал брат, а что обязан я сделать. Если ты желаешь исправить ближнего в его неточности, сообщи ему кротко о том, что он худо сделал. Если он не послушает тебя, не вини его, а лишь самого себя за то, что ты не сумел сообщить ему, как надобно.

Задавать вопросы о том, сколько раз нужно прощать брата, все равно, что задавать вопросы человека, что знает, что выпивать вино дурно, и решил ни при каких обстоятельствах не выпивать вина, задавать вопросы его, сколько раз необходимо отказываться от вина, в то время, когда подносят. В случае если я решил не выпивать, то не буду выпивать, сколько бы раз ни подносили. То же и с прощением.

Прощать — значит не то, что сообщить: прощаю, в противном случае, дабы вынуть из сердца досаду, недоброе чувство против обидевшего. А чтобы сделать это, нужно не забывать собственные грехи, а будешь не забывать, то возможно отыщешь за собою нехорошие дела, чем те, за какие конкретно ты злишься.

Учение о непротивлении злу насилием не есть какой-либо новый закон, а имеется лишь указание на неправильно допускаемое людьми отступление от закона любви, имеется лишь указание на то, что всякое допущение насилия против ближнего, во имя ли возмездия либо предполагаемого спасения себя либо ближнего от зла, несовместимо с любовью.

Учение о том, что в случае если обожаешь, то нельзя мстить, до таковой степени ясно, что оно само собой вытекает из смысла учения.

Так что если бы в христианском учении и не было высказано то, что каждый христианин обязан платить добром за зло и обожать ненавидящих, неприятелей, каждый осознающий ученье сам для себя вывел бы это требование любви.

Чтобы выяснить в учении Христа то, что нужно платить добром за зло, нужно осознать все учение по-настоящему, а не так, как его толкуют церкви, с прибавками и урезками. Все же учение Христа в том, что человек живет не для собственного тела, а для души, чтобы выполнить волю Всевышнего. Воля же Всевышнего в том, дабы люди обожали друг друга, обожали всех. Как же может человек обожать всех и делать зло людям? Верующий в учение Христа, что бы с ним ни делали, не имеет возможности делать того, что неприятно любви, не имеет возможности делать зла людям.

Все христианское учение без запрещения отплаты злом за зло — безлюдные слова.

Тогда Петр приступил к Нему и сообщил: Господи! какое количество раз прощать брату моему, согрешающему против меня? До семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: «до семи», но до седмижды семидесяти раз.

Посему Царство Небесное подобно царю, что захотел сосчитаться с рабами собственными. В то время, когда начал он принимать во внимание, приведен был к нему некто, что должен был ему десять тысяч талантов; а как он не имел, чем заплатить, то правитель его приказал реализовать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить. Тогда раб тот пал и, кланяясь ему, сказал: правитель! потерпи на мне, и все тебе заплачу. Правитель, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг забыл обиду ему. Раб же тот, вышед, отыскал одного из товарищей собственных, что должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: дай мне, что обязан. Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и сказал: потерпи на мне, и все дам тебе. Но тот не захотел, а отправился и посадил его в темницу, пока не даст долга. Товарищи его, видевши случившееся, весьма огорчились и, пришедши, поведали правителю собственному все бывшее. Тогда правитель его призывает его и говорит: не добрый раб! целый долг тот я забыл обиду тебе, по причине того, что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? И, разгневавшись, правитель его дал его мучителям, пока не даст ему всего долга.

Так и Папа Мой Небесный поступит с вами, если не забудет обиду любой из вас от сердца собственного брату собственному согрешений его.

Мф. XVIII. 21-35

Лев Толстой. ПУТЬ СУДЬБЫ. Отдел 15. Наказание.


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: