Ведическое понимание чувственного восприятия

Подведем итоги.

Во-первых, пратьякша порождена невежеством. Так, знание, ограниченное чувственным восприятием, вовсе не есть знанием. Рефлексивные доводы скептиков и эмпириков говорят о том, что на базе чувственного восприятия ум и материю нереально отличить друг от друга.

Во-вторых, сам факт отечественного восприятия говорит о существовании объективной действительности. Но мы неспособны установить с ней прямой контакт посредством пратьякши. А происходит это вследствие того что отечественные эмоции несовершенны – это в-третьих. Признав авторитет Вед, мы легко должны дать согласие с тем, что восприятие убеждает нас в настоящем существовании внешнего мира. В случае если мы сомневаемся в ведическом объяснении обстоятельства чувственного восприятия (пратьякши), то только вследствие того что будучи очарованными собственными эмоциями, мы настойчиво не хотим видеть их недочётов.

В четвертых, все, что мы принимаем, имеет начало. Очевидность этого никто не начнёт отрицать.

Все, что вы видите, все материальное, имеет дату рождения. Кто станет это отрицать? Имеете возможность ли вы представить себе что-нибудь материальное, не имеющее начала? У все имеется начало. Тогда, как возможно сказать, что у материального мира нет начала? Это чепуха. Исходя из этого говорится: хетумадбхир винишчитаих. Хету свидетельствует «посредством разума», а не догматического упрямства. У всего должно быть начало.

Посредством разума возможно взять представление о скрытых началах явлений природы. В то время, когда мы были детьми, отечественные глаза еще не умели различать время. Часы казались нам легко предметом, сделанным из металла, стекла и пластмассы. То, что они показывали время, было от нас скрыто, потому, что обстоятельство существования часов была малоизвестна отечественным эмоциям. Но по окончании того, как нас обучили разумно мыслить – осознавать, для чего существует часы, — мы обучились видеть время (одну из таттв) всегда, в то время, когда наблюдаем на часы. Часы «получили суть».

Подобным образом посредством ведического способа познания сознание освобождается из плена фальшивого эго, и благодаря этого качества пракрити проявляется в сознании, поскольку их начала перестают быть скрытыми. Высвобожденное сознание вступает в контакт с высшей таттвой, Личностью Всевышнего, Шри Кришной, от которого все – время, природа, жизнь и деятельность – начинается. Это сознание именуется сознанием Кришны. Оно-то и образовывает подлинный суть, скрытый за показанными качествами материальной природы.

Глава 2

УМОЗАКЛЮЧЕНИЯ (Анумана)

В собственном высказывании, приведенном в конце прошлой главы, Шрила Прабхупада именует разумным представление о том, что все принимаемое нами имеет начало. Являясь обстоятельством объектов эмоций, ощущений и самих чувств, это начало лежит вне сферы действия пратьякши, другими словами непостижимо посредством эмоций. В том месте, где эмоции не смогут найти начало, в дело вступает ум, потому что ум выше эмоций: индрийебхйах парам манах, как сообщено в «Бхагавад-гите» (3.42).

Попытку ума выяснить, что находится за пределами принимаемого эмоциями, именуют ануманой – логическими умозаключениями. К примеру, я пишу эти слова, сидя в бамбуковой хижине в ашраме Бенгалии, и слышу необычный шум снаружи. Мне представляется разумным, что обстоятельством этого звука есть играющий во дворе школьник.

Логика

Разумное мышление отличается от неразумного качеством, которое носит название логики. Словарь определяет слово «логика» как «изучение правил построения корректных формирования и умозаключений адекватных выводов». Греческое слово «логос», от которого оно происходит, имеет три значения: структурированное мышление, структурированное представление и структурированная речь о мире. Так, логика представляет собой: 1) систематическое мышление, 2) выраженное средствами языка, 3) растолковывающее то, что нам известно о мире.

Но есть ли сама действительность объективно логической? За одну секунду в «телеграфный центр» мозга поступают сигналы от органов эмоций. Расшифровывая эти сведенья, мозг проявляет логические структуры как во внешнем мире, так и в нас. Но откуда мы знаем, что эти структуры не являются плодом отечественного воображения, не основанного на фактах? К тому же различные умы интерпретируют эти чувственного опыта по-различному, как мы убедились на примере повесы, бездомного и аскета пса. Кроме того, глубина и количество «скрытых» данных чувственного опыта превосходит свойстве мозга сделать их логически ясными. Неизменно ли мы способны всецело осознать суть происходящего? Имеет ли оно суть по большому счету?

Возвратимся к проблеме скрытого качества отечественного чувственного опыта. Обстоятельство этого непостижима (для эмоций). Тогда из-за чего мы видим мир структурировано, из-за чего мы обрисовываем его в словах, из-за чего мы кроме того рассуждаем о нем рационально? Ответ от нас скрыт, поскольку выходит за рамки отечественного понимания. Тогда из-за чего мы уверены, что бытие в базе собственной логично? Тут начинается философская неприятность, которую один из современных мыслителей обрисовывает следующим образом:

… как нам отличить объективное от субъективного, в случае если мы неспособны заявить, что представляет собой объективная истина?

Постараемся разобраться в данной проблеме. Предположим, я сижу в собственной хижине с втором и нежданно слышу необычный звук.

— Что это такое? – задаю вопросы я приятеля.

— Весьма похоже на крик страуса, — отвечает он.

— Как это возможно? – задаю вопросы я. – Так как страусы живут в Африке, а не в Индии.

— Правильно, но, возможно, африканский страус сбежал из калькуттского зоопарка и забрался ко мне. Это не через чур возможно, но вероятно. Вероятно кроме этого, что мальчик, играющий во дворе, обучился подражать крику страуса. Но, иначе, как он имел возможность этому обучиться, в случае если в Индии нет страусов? Все это весьма необычно. Исходя из этого я предлагаю еще одну версию.

— Какую?

— Быть может, я . Все это может оказаться сном.

— Да кинь ты. По-моему, ты не похож на дремлющего. Вдобавок я также слышал звук. Это не сон. То, что я не похож на дремлющего, как да и то, что ты также слышал звук, ничего не обосновывает. В моем сне мы оба можем бодрствовать и говорить между собой. Мне может сниться, что ты говоришь мне, что я не дремлю.

— Кинь шутить. Точно это какой-нибудь мальчишка желает нас разыграть, подражая крику страуса. Я отправлюсь взгляну, что в том месте за дверью.

— Нет, не ходи. Я не разрешу войти тебя. В случае если это страус, он может тебя лягнуть.

— Но если ты меня не разрешишь войти, как мы определим, что это за звук? Послушай, данный звук может издавать страус, мальчик либо это возможно легко сном. Что это такое, нельзя сказать точно. Другом, в данной жизни ничего запрещено знать точно. Жизнь сама по себе – это огромная галлюцинация.

Приятель – данной мой ум, стенки – границы моего чувственного восприятия, а звук – чувственный опыт. Пробуя посредством логики найти природу звука, ум попеременно обращается к трем формам мышления.

Этими формами являются рефлективное, творческое и критическое мышление. Прибегая к первой форме мышления, ум определяет рамки неприятности: снаружи что-то создаёт звук, похожий на крик страуса. Посредством второй ум определяет вероятные обстоятельства этого звука: страус, мальчик либо сон. Третья форма мышления оказывает помощь ему критически оценивать эти возможности с позиций возможности и логики. Но критическое мышление не разрешает нам с уверенностью выяснить подлинную обстоятельство звука, по причине того, что мы не можем выйти за пределы чувственного восприятия и взглянуть, что прячется за этим звуком. Доводя до логического финиша критический анализ обстановки, мы лишаем себя права утверждать, что существует что-то кроме этих трех форм мышления. Подобная точка зрения ведет к скептицизму: я начинаю подозревать, что все мои ощущения – звук, хижина, всю землю, кроме того я сам – могут быть сном. Но посредством каких свидетельств и какой логики критический ум может выяснить, что мир существует как объективная действительность?

Ведический взор на космос


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: