Ведьмы не бывают счастливы в любви

Моему отцу, что научил меня наблюдать в небо

На северной околице громадного торгового города Тарантос, на негромкой улочке Двух Кузнецов приютилась лавка «Три чуда», которая зазывала визитёров старомодной вывеской со помелом и ступой.

Пускай настоящая колдунья за предложение влезть в ступу дала бы без раздумий шутнику в глаз, но факт остается фактом: чуть ступа на моей вывеске поменяла аккуратную надпись «Волшебные услуги всех категорий», как клиентов стало вдвое больше. Просматривать в отечественном городе умел чуть ли каждый второй, а вот то, что колдуньи летают в ступе, правя помелом, знали кроме того пятилетние дети.

на данный момент в моей лавке расхаживала почтенная матрона, из тех, что переживут не только третьего мужа, но и пятую невестку. Пышнотелая госпожа торчала в лавке уже полчаса, разглядывая товар, но так ничего и не выбрала, из чего я заключила, что госпожа пришла за теоретически незаконным, но очень удачным с практической точки зрения зельем. Смотрелась дама в полной мере прилично, но в глаза кидалась нервозность.

Ну из-за чего как раз сейчас? В то время, когда через полчаса обязан явиться сын мэра!

О грядущем визите я определила днем ранее и с того времени гадала, что же имело возможность пригодиться от меня первой шпаге города, начальнику и завидному жениху портовой торговли. И как раз в то время, когда я ожидала клиента, все утро приводя в порядок и себя, и лавку, водные линии принесли эту… Круглую госпожа!

Госпожа именно нюхала связку перьев, которыми я сметаю паутину с банок, и я осознала, что если не заберу обстановку в собственные руки, то визит Родерика окончится грандиозным провалом – ни Родерик мне ничего не сообщит, ни госпожа ничего не приобретёт.

Я исправила волосы, отряхнула юбку и, нацепив на лицо самую дружелюбную ухмылку, решительно вышла из-за прилавка, потрясая связкой талисманов.

– Могу я вам чем-то оказать помощь? – спросила я, выныривая у госпожа под рукой, как чертик из табакерки. – Вас интересует медицина либо косметика? Могу предложить превосходный крем для лица, придающий коже изысканную бледность! Либо капли, изменяющие цвет глаз. Вам бы подошел полночно-светло синий.

Госпожа смущенно прокашлялась, чуть не уронив баночку с порошком от чесотки.

– А от морщин что-то имеется? – застенчиво спросила она, не смотря на то, что морщин у нее еще не было.

Я мгновенно выставила на прилавок долгий последовательность баночек.

– Вот данный крем для кожи около глаз, вот данный для шеи и лица, а вот моя гордость – крем для рук. 14 дней – и ваши руки ничем не уступят рукам молодых прелестниц.

– Беру! – решительно сказала она, смахивая все предложенное в сумку.

– А вот данный крем направляться наносить на лицо утром, по окончании умывания, тогда целый сутки кожа будет сиять! – Осознав, что в деньгах покупательница не стеснена, я поспешила выставить на прилавок еще последовательность баночек. – А вот это – маска для лица, в состав которой входит натуральный жемчуг.

Дама помялась, а позже согнулась ближе:

– А для похудения что-то имеется?

– Могу расписать вам диету и назначить настойку, – решилась я. – Гарантирую, что если вы станете придерживаться ее в точности, то через месяц все ваши платья нужно будет ушивать. Но даю предупреждение: мельчайшее отклонение – и результата не будет!

– Хорошо-хорошо, – заторопилась госпожа, извлекая деньги. – И жемчуг данный ваш, желаю две баночки.

– Приходите на следующий день, я составлю вам маску по особенному рецепту.

– И капли для глаз, желаю светло синий глаза!

Выпроводив госпожа и сосчитав выручку, я пришла в превосходное размещение духа и, насвистывая песенку про влюбленную русалку, принялась поправлять занавески. Ох ты линия, паутина в углу!

– Мадемуазель Ранита? – кашлянули внизу. Я закачалась на стремянке, утвердительно чихнула и чуть не упала вниз. – Вас должны были предотвратить, что я приду.

– Да-да. – Я торопливо нашаривала ногой перекладину, пробуя не уронить метелку с паутиной на голову ответственного гостя. – Чем могу оказать помощь?

– Мы имели возможность бы поболтать наедине?

– Само собой разумеется! – дала согласие я, оглядываясь назад, – не провалилась сквозь землю же эта перекладина со стремянки! Ой!

Я упала совершенно верно на руки клиенту. Метелка с паутиной празднично шлепнулась на пол.

– А что вы желали? – беспомощно спросила я, пробуя слезть. Гость наблюдал на меня удивленными глазами, пробуя совместить в голове мою профессию с моим внешним видом. Ну да, рыжая! Ну кудрявая до неприличия, ну встрепанная! Но для чего же так наблюдать? – Так что вы желали?

– Я… другими словами… – Меня наконец-то поставили на пол а также помогли принять устойчивое положение. – Мне нужна консультация.

– В какой области? – Я исправила цветастую юбку и постаралась отыскать шаль, которая еще 60 секунд назад была на моих плечах.

– В области амурной волшебстве, – мрачно сказал юный мужчина, наклоняясь и поднимая мою шаль с пола. – Вы в ней разбираетесь?

– Не разрещаеться законом, – пискнула я.

– А за десять золотых? – уточнил сын мэра, извлекая кошель.

– Штраф пятнадцать золотых, – обреченно сказала я, разглядывая его медальон, выбившийся из-под воротника: перечеркнутый стрелой круг – знак королевской разведки.

– Штраф я оплачу, – проворчал он, оглядываясь и разглядывая лавку.

– Тогда за десять золотых я с удовольствием вас проконсультирую, – сдалась я.

Лучше дать согласие добровольно, чем нарваться на диагностику лавки волшебным сыском. В случае если и не отыщут ничего, то нервы попортят и клиентуру распугают совершенно верно.

Родерик по-хозяйски закрыл дверь, задернул занавески на окнах и состоялся в заднюю помещение. Я поспешила следом, ругаясь про себя всеми известными словами, – навести порядок в задней помещении я опоздала.

– Чаю? – внесла предложение я. – Воды? Печенья?

– Чаю, – дал согласие мужчина, устраиваясь в моем кресле.

Я налила в чашку ароматной заварки, долила кипятка и бухнула перед гостем. Позже сгребла со стола дюжина баночек и очень много пучков трав и быстренько запрятала куда подальше.

– Ранита, сколько вам лет? – неожиданно спросил мужчина.

– Двадцать, – приврала я. – А что?

– Я думал, вы старше, – пробормотал он. – Но, увы, выбора у меня нет. Мне нужна ваша помощь.

– Вам нужен приворот? Долгий? Какой силы?

– Погодите-погодите! – Родерик вскинул руки. – Не нужен мне никакой приворот!

– Тогда для чего вы пришли? – растерялась я.

– Мне нужен именно не приворот, а отворот! Моего брата приворожили.

– У вас имеется брат? – удивилась я.

Мужчина закатил глаза, высказывая так собственный вывод и о брате, и о моей осведомленности.

– Имеется. Ему семнадцать, и он собрался жениться на размалеванной женщине, которая путает вилки и не может ничего, не считая как выставлять напоказ грудь. Она его приворожила!

– А вдруг это любовь? – предположила я. – Семнадцать лет, именно самое время обращать внимание на грудь.

– Кроме того в случае если и без того, – прошипел Родерик, – я все равно не разрешу данной свадьбе состояться. Вы меня осознали?

– Да, – набралась воздуха я. – на данный момент приготовлю отворот. Он снимет всю амурную волшебство.

А что еще я имела возможность сообщить?

Я распалила свечу и принялась за дело. Родерик сейчас бродил по лавке, изучая ассортимент. Да, выбор у меня богатый, так и прибыль за эти ценности идет не мне. За лавку мне еще три года расплачиваться, так что, пока гость развлекался, я трудилась.

Составить приворот несложно. Сложно сделать его воздействие продолжительным и вычислить так, что привороженный будет принимать вспыхнувшую страсть за чистую воду. В случае если внезапно женщина начнет выскакивать из окна навстречу любимому, от которого днем ранее запиралась в каморке, то кроме того соседи заподозрят неладное. Продемонстрируют волшебнику, тот нажалуется в сыск, и колдунье влепят выговор и штраф. Пять выговоров – прощай лицензия!

У меня было три.

А вот отворот делать существенно проще: смешай травы, пошепчи над водой – и вся волшебство из клиента выветрится. В случае если же любовь настоящая, то и приворот, и отворот не подействуют. Фундаментальный закон волшебства, будь он неладен. Постарайся растолковать клиентке, что приворожить женатого парня не окажется, поскольку он обожает жену! И спасайся позже от обиженной женщины за закрытыми дверями! Я приворотами старалась не торговать, разве уж совсем денег не было.

А вот отвороты делала, что именуется, по памяти. Кроме того в книгу заглядывать не приходилось, рецепт я не забывала наизусть.

Спустя полчаса сын мэра ушел, снабженный советами и ценной скляночкой, а я побежала в банк. Наученная неприятным опытом, я знала совершенно верно: деньги необходимо отдавать тогда, в то время, когда они имеется, пускай кроме того бегать в банк придется ежедневно, в противном случае сама не осознаешь, как круглая выручка превратилась в новую юбку либо шарфик. А так – взяла деньги, дала, и спокойна.

* * *

Дверь в мою квартиру дубовая, ветхая и рассохшаяся, и при стуке она выдает не положенное «тук-тук», а мерзкое «бахр-бухр-р». Звук такой противный, что я предпочитала подниматься с колоколом часовенки и бежать в лавку без завтрака, но не просить хорошую соседку разбудить меня пораньше. Последний месяц я давала слово себе приобрести к двери колокольчик и просыпаться под мелодичный перезвон, но деньги волшебным образом заканчивались еще за две улочки до нужной лавки. То мне пригодились новые чашки, то шарф, то теплая шаль, то фунт сахара, но до колокольчика дело так и не дошло.

Этим утром дверь выдала кроме того не «бухр-р-бухр-р», а настоящее «бахр-р-бах-бух», вынудив меня подскочить в постель и чуть с нее не упасть. Пожар? Соседская девочка снова подавилась вишней? У жены торговца роды? Нет, наподобие ей еще 14 дней ходить, да и повитуха уже ожидает.

Неужто соседка снизу снова будет обвинять меня в том, что я свела ее мужа? Он, дескать, к ней охладел, по причине того, что я его втихомолку травлю. Ну да, в вино отворот подсыпаю.

«Бахр!!!» Долбили очевидно кулаком.

Я подхватилась с кровати, чуть не сшибла по дороге табурет и вылетела в гостиную. Задвижка щелкнула, и я заметила злого, невыспавшегося и очень недружелюбного сына мэра, сверлящего меня взором.

Ой!

Я натянула рубаху пониже и постаралась что-то сделать с волосами.

– Не затрудняйте себя, – хмуро кинул он, плечом отодвигая меня с дороги и проходя в гостиную. – Ваш отворот не подействовал.

– Деньги не дам, – проворчала я, рыбкой проскальзывая мимо него в спальню и хватая первую попавшуюся юбку. Ой, рабочая, заляпанная жиром и остро пахнущая травами, ну да всевышние с ней. Основное, что ноги закрывает.

– Мне не необходимы деньги, – пояснил Родерик, в то время, когда я возвратилась в гостиную. – Мне нужен отворот. Настоящий.

– Родерик… Могу я вас так именовать? Я сделала настоящий отворот. Если бы вашего брата напоили приворотным зельем, отворот бы подействовал.

– Тогда из-за чего он не подействовал? – прорычал мужчина. – Я ему всю склянку влил в чай, а он до сих пор стихи пишет и свадьбу планирует!

– Он совершенно верно выпил?

– Я следил. – Родерик отвернулся, закусив губу. Я против воли его пожалела, видя неподдельное огорчение.

– Тогда он вправду влюблен.

– Ранита, – проникновенно сказал он, – я не возражал бы, в случае если б он привел к себе бедную ткачиху, цыганку, толстую вдову с детьми либо хромую уродину, но если бы видел, что они обожают друг друга. А эта девка его доит, если вы осознаёте, это что может значить. Я не успеваю от него домашние украшения прятать.

Мужчина глубоко набрался воздуха, успокаиваясь и приходя в себя:

– Ранита, это не любовь. Она его приворожила.

Я задумалась, массируя виски:

– Ну хорошо, если она не поила его зельем, то имела возможность слепить куколку.

Родерик набрался воздуха и взглянуть на меня, как на неразумного ребенка. По всей видимости, необходимо растолковать подробней.

– Самые популярные привороты – это зелья. В зелье клиент додаёт каплю собственной крови и дает клиенту. Тогда зелье приводит к симпатии, влюбленность, страсть. Либо очевидное сумасшествие, в случае если колдунья совершила ошибку с формулой. Но приворот на зелье самый простой, снять его несложно, необходимо лишь подлить клиенту отворот, что вы день назад и сделали.

– Другими словами моего брата поили не зельем? – додумался мужчина. – А чем?

– Хорошая колдунья может сделать куколку. В большинстве случаев берут волосы (клиента и заказчика), зашивают в куколку и прячут ее поблизости. В большинстве случаев в спальне. Еще женщина может пользоваться мазями либо притираниями. Тогда к ней будут неровно дышать окружающие мужчины.

– Нет, они дышат ровно.

– Значит, куколка, – подвела результат я.

– Как с ней бороться?

Я поежилась:

– Куколки запрещены волшебниками. Это отечественное негласное правило, за них возможно лишиться лицензии.

– А за приворот нет? – прямо задал вопрос Родерик.

– В случае если колдунья не попалась, то нет. Попалась – наложат штраф и растолкуют, как не попадаться. отвороты и Привороты дают сорок процентов выручки любой мало-мальски успешной колдунье. А вот за куколку возможно пострадать: в случае если слепить ее неправильно, то возможно навредить клиенту, так что смотрят за этим строго.

– Тогда вы поможете мне ее отыскать и стереть с лица земли, – категорично заявил мужчина.

Ой, да неужто?

– какое количество? – прямо задал вопрос Родерик. – Я не стеснен в средствах.

– Двести золотых, – выпалила я запредельную цену, лишь дабы он покинул меня в покое.

– Вы получите их, в то время, когда куколка будет стёрта с лица земли. – Он сглотнул и с видимым упрочнением закончил: – А вдруг мы ничего не отыщем, то вы получите… скажем, сорок золотых за израсходованное время.

Я схватилась за голову – нужно было просить больше. В собственной жизни я сталкивалась с куколками: на втором году обучения я слепила запрещенную вещь и подложила юноше, в результате которого мне было нужно вынимать лучшую подругу из петли. Слепила на совесть, так что он до сих пор сохнет по рыночной торговке – снять мой приворот не сумел кроме того ректор академии, так большое количество сил придала мне злость. Как раз за ту куколку я и взяла три собственных предупреждения, но оно того стоило.

Сталкиваться с этим еще раз я не желала, пускай кроме того дело было богоугодным и неприлично прибыльным. Двести золотых – добрая половина моего долга за лавку, мне столько за год не получить.

– Родерик, а вы уверены, что вашего брата приворожили? – безнадежно задала вопрос я. – Может, легко мальчишеская дурость?

– На мальчишескую дурость мамины украшения не вешают, – отрезал мужчина. – Сейчас вечером прием, тогда и обыщем его помещения. Я заеду за вами.

– В то время, когда? До шести я занята.

– Тогда заеду в шесть. Надеюсь, у вас имеется приличное платье?

Мм… По всей видимости, что-то отразилось на моем лице, потому, что он вытащил толстый кошель и кинул на стол:

– Я приеду в шесть, так что у вас имеется время прогуляться по лавкам. Да, сделайте что-то с волосами. В случае если рядом со мной покажется женщина с таковой прической, мне нужно будет драться на дуэли.

– Тогда сделайте что-то со своим языком, – любезно дала совет я. – В случае если рядом со мной покажется мужчина с этими манерами, то на следующий день он обвенчается с первой попавшейся нищенкой. Я так как не только снимать привороты могу.

Родерик засмеялся, разглядывая меня с интересом.

– В действительности, Ранита, вы прекрасная и прическа у вас шикарная, – отсмеявшись, сказал он. – Но она будет неуместна на приеме – женщины с накладными косами и шиньонами вам волосы повыдирают из зависти.

Мужчина поднес мою руку к губам, поцеловал кончики пальцев и подмигнул.

– В шесть я за вами заеду, – повторил он и ушел.

Я осталась сидеть в кресле, рукоплеща глазами.

* * *

– Золотце, я в восхищении! – заявила вчерашняя госпожа, впархивая в лавку. Смотрелась она лучше а также была в полной мере мила, если вы любите дам, за которых возможно держаться сходу обеими руками. – Твой крем – это чудо! А маска! Дорогая, ты обязана приготовить мне еще что-то.

– Простите, но капли для глаз еще не готовы, они должны настаиваться три дня, – соврала я, лихорадочно пробуя придумать, что надеть на прием. Казалось бы, сбылась девичья мечта, а радоваться почему-то не хотелось.

– Ничего-ничего, – замахала руками госпожа, поправляя на шее шарфик. – Я зайду за ними позднее. Дорогая, ты же давала слово мне диету.

Я извлекла сложенные пополам листки и вручила даме.

– Два месяца, но не забывайте, ни одной лишней корки хлеба. А на данный момент я могу сделать вам маску для волос, духи и шампунь, завлекающие мужчин.

– А на мужа подействуют? – заволновалась дама:

– Приворотами не торгую, – отрезала я, полная нехороших предчувствий. Но госпожа желала не приворот, а бальзам от лысины для мужа и настойку от изжоги для него же: «У моего Ларчика нервная работа, он довольно часто жалуется на изжогу».

До тех пор пока я готовила все нужное, госпожа выбирала себе масла, травы для подушки и статуэтку из розового кварца, призванную сохранять мир в семье.

– И от мигрени что-то, – попросила она, в то время, когда я упаковала ее заказ. – Деточка, ты сейчас сама не собственная. Что произошло?

Я против воли растаяла от для того чтобы дружелюбия:

– Меня пригласили на прием.

– Так это же здорово! – всплеснула руками госпожа.

– Но мне совсем нечего надеть!

– Дорогая, дайте мне два часа и еще одну баночку крема, – попросила дама и решительно подхватила одной рукой собственные приобретения, а второй – меня.

* * *

Самые лучшие магазины пребывали на улице Фонтанов, которая одним своим финишем упиралась в основную площадь, а вторым – в сквер Блаженных Дев, где, по преданию, на нечестивых женщин снисходило покаяние и прозрение. Так ли это – неизвестно, но рассерженные родители систематично притаскивают ко мне уличенных в блуде дочерей, тыкая их носами в статую святой Серим. Как раз ко мне привела меня госпожа Вильта, постоянно щебеча, что до шести вечера сделает из меня принцессу.

Честно говоря, верилось с большим трудом. Нет, наружностью я была довольна, но то, что было уместно дома и в академии волшебства, тут считалось уродством. И в случае если мои рыжие кудри, свидетельствующие, согласно точки зрения многих, о способности к колдовству, помогали в бизнесе, то веснушки признавались моветоном. К тому же кожа у меня была золотистой, а настоящая аристократка белизной кожи обязана соперничать с только что побеленной стеной.

– Ах, дорогая, – кудахтала госпожа Вильта, бегая от одной витрины к второй, – ты же легко красивая женщина! Мы сделаем из тебя принцессу!

Да ну? Ну да, куда ж мы денемся?

– Так. – Госпожа решительно ворвалась в лавку и хлопнула в ладоши. – Красный сольется с волосами, светло синий сделает тебя излишне простой, розовый покинем дебютанткам, зеленый в текущем году носит полгорода, а надевать на небольшой прием белый – моветон.

«С каких пор?» – хотелось задать вопрос мне, но опоздала я открыть рта, как около уже нервничала швея с помощницей.

Я перемерила дюжина платьев, запыхалась и грезила лишь об отдыхе, но госпожа была обижена.

– Ты обязана смотреться как сказочная фея! – сказала она, гоняя швею туда-сюда.

Я кивнула и заметила платье собственной грезы. Цвета топленого молока, украшенное по подолу атласными розами, с квадратным вырезом и кружевными рукавами. Я уцепилась в него и отказалась расставаться, но госпожа мой выбор одобрила, и швея начала сноровисто подшивать платье по моей фигуре.

На мне затянули корсет, на ноги надели чулки и вынудили влезть в ботинки на каблуках, но для платья я готовься и не на такие жертвы. Заметив себя в зеркале, я восхищенно ахнула.

– Сейчас самое сложное. – Госпожа Вильта легко подхватила тяжеленное платье и дернула меня за руку. – Осталось три часа, а прическа до сих пор не готова!

Ой, вот на прическе принцесса и кончится, по причине того, что сладить с моими волосами не смог еще ни один цирюльник.

Но Вильта не планировала сдаваться так легко, и через два часа на моей голове красовалась прическа. Отысканный эксперт не планировал сражаться с моими кудрями, а напротив – сделал их еще бросче и яснее.

* * *

В шесть вечера я сидела в собственной гостиной, наряженная в новое платье и одолженные хорошей Вильтой золотые серьги. На ногах у меня были новые ботинки, и я отчаянно опасалась, что в самый принципиальный момент я споткнусь и упаду. Последние полчаса я судорожно красилась, пробуя придать глазам ясность, а губам блеск. Хотелось произвести хорошее чувство… ну и продемонстрировать мужчине, что я не только паутину сметать могу.

Огорчало меня лишь одно – кавалер запаздывал.

Родерик показался лишь в полседьмого и уже привычно постучал кулаком в дверь. Я исправила платье и открыла ему.

– Превосходно… – Мужчина замолчал, разглядывая меня прищуренными глазами. – Ранита, я уже сказал вам, что вы красивы?

– Двести золотых, и я согласна послушать еще раз, – заверила я, пробуя не продемонстрировать, что польщена. – Идемте?

– Одну 60 секунд! – Родерик открыл показавшийся в руках футляр, и я ахнула – в жизни не видела для того чтобы прекрасного колье. Ой, и браслет имеется! Конкретно сейчас вечер чудес.

– Благодарю, – растерялась я, разрешая надеть украшение себе на шею.

– Карета ожидает. – Родерик подал мне руку и повел вниз по скрипучим ступеням. – Надеюсь, мы ввязались в это не напрасно. Сейчас Дир чуть не подарил данной кукле мамин гарнитур с алмазами, я чуть успел запрятать и соврал, что одолжил кузине на свадьбу. В случае если и дальше так отправится, то я отошлю его в военную академию в соседнюю страну.

– В случае если куколка имеется, я ее отыщу, – с тяжелым сердцем дала обещание я.

* * *

Сегодняшний прием проходил в доме мэра, стоящем на негромкой и респектабельной улице Агафона Доминика, что прославился тем, что за семьдесят лет собственной жизни был женат двадцать семь раз. На протяжении улицы тянулись шикарные дома, а перед ними разместились клумбы с розами, вечноцветущими колокольчиками, разноцветными гиацинтами и синими ирисами.

В главном зале ярко горели тысячи свечей, на возвышении играл на скрипке ветхий музыкант, а рядом собственной очереди ожидала юная певица, пока что кокетничавшая с разряженным юнцом.

Родерик окинул залу опытным взором, подхватил два бокала игристого вина и увлек меня на террасу.

– Дира до тех пор пока нет, удаляться в спальню рано, так что приглашаю вас насладиться вечером. Могу предложить вино, танцы, шоколад и музыку. Вы танцуете?

Я отпила еще пара глотков вина, дабы успокоиться, и кивнула. Мужчина подмигнул мне и увлек в зал, где кружились пары.

Было тому виной вино либо подействовало предвкушение вечера, но я забылась и флиртовала с Родериком так, как будто бы он не на работу меня привел, а на свидание. Мы кружились под звуки скрипки, держась за руки, смеялись над шутками друг друга и обсуждали последние муниципальные сплетни. В частности, Родерика как начальника портовой торговли весьма интересовало, правда ли почтенный торговец Добрынь планирует женить сына на певице, а обладатель банка, господин Потаня, сватается к дочери отечественного городского волшебника. В случае если про торговца я совершенно верно знала, что его сын выпил отворотов на двадцать золотых (ни один из которых на юношу не подействовал), то история сватовства меня изрядно повеселила.

Отечественному муниципальному волшебнику было под сто, а его красивой женщине дочери – семнадцать, и за последние два года почтенный волшебник спровадил за ворота собственной башни в общем итоге порядка тридцати женихов. Юная дочь влюблялась раз в тридцать дней, волшебник же думал, что эмоции должны быть проверены временем, как у них с ее матерью, к которой он посватался лишь через пятнадцать лет знакомства. Так что покуда очередной кавалер собирал сватов, ветреная красотка успевала совсем позабыть о собственной влюбленности и выдворяла несчастного.

Я смеялась, Родерик радовался, и я поймала себя на том, что наблюдаю на него практически что влюбленными глазами. Спохватившись, я постаралась настроиться на опытный лад, но у меня ничего не выходило – карие глаза кавалера всегда отвлекали.

В то время, когда я была уже практически готова бежать из залы, теряя ботинки, как сказочная принцесса, Родерик наконец-то сделал вывод, что уединившаяся в спальне парочка уже не привлечет ненужного внимания. Мы допили вино, прихватили с собой конфеты и пошли творить благие дела, сохраняя надежду, что нас не поймают.

Коридоры в этом доме очевидно были зачарованы, в противном случае как растолковать, что нам было нужно блуждать целых полчаса? Не смотря на то, что, возможно, Родерик шепетильно избегал ненужных встреч и вел меня самой долгой дорогой.

– Прости! – неожиданно выдохнул он, прижал меня к стенке и начал целовать.

Я задохнулась от возмущения, но раздавшиеся шаги помешали мне влепить ему заслуженную оплеуху. Шаги приблизились, раздался смешок, удалились – и меня отпустили.

Мы находились в чёрном коридоре, глядя друг на друга.

– Линии б их побрали, – пробормотал Родерик, снова наклоняясь, а я…

А я, вместо того дабы оттолкнуть его, подалась вперед и обняла за шею.

Радостна я была целых 120 секунд, пока мы обнимались и голову кружил хмель. Позже вспомнилось холодное «И сделайте что-то с волосами», и я оттолкнула Родерика, отскочив в сторону.

– Ранита! – Он схватил меня за руку. – Простите, я не желал…

– Ничего ужасного, – нормально сказала я, поправляя платье и прическу. – Идемте, у нас большое количество работы.

* * *

Спальня младшего сына мэра была обставлена с изысканной роскошью: огромная кровать была накрыта покрывалами узкой выделки, а под ногами стелился восточный ковер немыслимой красоты. Малоизвестные попытались на славу, украсив древесные медальоны на стенах резьбой, а стенки обив узорчатыми обоями. Сверху помещение освещала люстра, а над камином висели пятирожковые подсвечники.

От семнадцатилетнего парня помещении достались две громадные картины, изображающие батальные сцены, портрет известного полководца (на полотне у него еще глаза были на месте), раскиданная везде одежда, валяющиеся по всем поверхностям листки (кое-какие были измяты и перечеркнуты), свисающий с створки шкафа женский чулок, стоящая на подставке арфа с раскиданными около нотными страницами (кое-какие с отпечатками сапог) и неосторожно кинутый в постель одноручный клинок, кокетливо перевязанный женским пояском.

В целом помещение создавала чувство прекрасно обжитой помойки.

– Ну и свинарник! – с эмоцией сказал Родерик, оглядываясь. – Ты будешь смеяться, но тут две горничные убираться не успевают.

Я в соответствии с промолчала, потому что до для того чтобы я собственный жилище не доводила кроме того на протяжении экзаменов в академии волшебства.

– Так, ищите все, что может напоминать куколку. Она возможно в форме подушечки, куклы, мотка ниток, пряжи, перевязанного платка… – Я безнадежно махнула рукой. – В общем, ищите все, что хоть отдаленно напоминает куколку.

В первую очередь я прощупала подушки, перетряхнула постель, влезла под кровать, отогнула ковер и выбила пыль из балдахина. Родерик путался под ногами, помогая в меру сил, но за полчаса мы так ничего и не нашли. Я набралась воздуха, наскоро заплела волосы в косу, дабы они не лезли в глаза, и принялась за сундуки и многочисленные комоды.

Честно сообщить, я и не пробовала маскировать собственный вторжение – развести тут еще больший бардак было нереально, так что я очень не стеснялась, роясь в вещах. В шкафу я перещупала все карманы и камзолы, в сундуке перетряхнула все рубахи, но так ничего и не отыскала.

В комоде попались совсем фантастические мужские портки с шепетильно вышитыми многоцветными птичками. Я разглядывала их, вытянув руку, но, как ни старалась, вообразить хоть кого-то из привычных в этом шедевре не имела возможности.

– Это последняя столичная мода? – не удержалась я.

Родерик изучил вещицу и неуверенно пожал плечами – по всей видимости, также опешил от неожиданности, представив на себе что-то подобное.

Неожиданно в коридоре раздались торопливые шаги. Мы уставились друг на друга, позже Родерик дернул меня к кровати и дерзко на нее повалил, упав сверху. Я задохнулась от возмущения и тяжести, но высказаться опоздала – дверь в помещение открылась, раздался двойной смешок и удаляющиеся шаги.

Мужчина скатился с меня и отряхнулся.

– Самое забавное, – сказал он, – что это был не Дир.

– Слушайте, тут неизменно так? – спросила я, поправляя платье. – Другими словами полное падение морали, парочки по углам и вторжение в чужие спальни?

– Нет, – честно ответил Родерик. – Легко сейчас слуги по моему приказу добавили в пунш чистой водки. Я сделал вывод, что так нам будет эргономичнее искать.

Я расхохоталась, представив себе реакцию добропорядочных господ назавтра. Ой и возьмут от своих родителей женщины, ой и будут разъяренные отцы гоняться за кавалерами! Но заказов на привороты и отвороты прибавится!

– Не отвлекаемся! – приказал мой наниматель, распахивая последний шкаф. Оттуда на голову мужчине посыпались рубашки и коробки, а сверху празднично упала сабля в ножнах.

– Убью этого разгильдяя! – выругался Родерик, сгребая вещи и ногами заталкивая их обратно в шкаф. – Неужто так сложно поддерживать порядок в одной-единственной комнате?!

– Может, у него душа поэта? – вступилась я, приседая перед шкафом на корточки.

* * *

– на следующий день мы планируем на пикник, – с неисправимым выражением лица говорил мужчина, провожая меня до дома. – Я заеду за вами в 12 часов дня.

– Родерик, я ручаюсь, что в помещении вашего брата не было ничего волшебного. Кроме того очевидного талисмана от сглаза, не то что куколки. Может, он просто влюбился?

– В 12 часов дня я за вами заеду, – скрипнул зубами мужчина. Постоял, позже скоро согнулся и поцеловал меня. Так же скоро отстранился и сбежал вниз по скрипучей лестнице.

Я прошла в спальню, забралась в постель с ногами и дала волю слезам.

Встрепанная сын и ведьма мэра – чем не тема для сказки? Разве что колдунье придется что-то сделать с волосами и надеть приличное платье.

Ночью мне приснился Родерик. Мы шли по цветущему лугу, говоря обо всем на свете.

* * *

– И он тебя поцеловал? – Госпожа Вильта восхищенно всплеснула руками. – Дорогая, он влюбился!

Я хлюпнула носом, пробуя в один момент прожевать пирожное, запить его чаем и поведать, отчего же я не счастлива.

– Кинь эти глупости! – строго приказала госпожа, безрадосно провожая взором любой кусочек десерта. – Ты ему нравишься, он нравится тебе. Разве это не будущее?

– Вы еще сообщите, что нас свела совместно волшебство, – проворчала я.

– А кто же еще? – удивилась Вильта, честно давясь постным салатом из капусты и морковки. – Вам самой судьбой было уготовано встретиться!

Я фыркнула в чашку с чаем.

* * *

На пикник я надела шёлковую красную блузу и новую юбку, чем заслужила еще один комплимент. А по окончании бокала вина Родерик с опаской поцеловал меня в уголок губ, очевидно не рискуя пойти дальше. Я теребила юбку, также не осознавая, как себя вести. В следствии мы, как образцовые школьники, бродили по поляне, взявшись за руки. Было нежданно приятно.

Брат Родерика показался лишь через два часа, обнимая за талию… Н-да, таковой вырез не у каждой ночной бабочки заметишь. А макияж… Хотя тут скорее уместнее слово «грим».

Заметив брата, Родерик повел меня знакомиться. Я постаралась сыграть роль подружки и честно приклеилась к его боку, но переиграть конкурентку было нереально – женщина практически висела на своем кавалере.

– Дик, Милла, рад вас видеть! – с таким радушием вскрикнул мой наниматель, что я практически прослезилась от зависти. Мне так никогда не сыграть! – Познакомьтесь с моей Ранитой.

– Весьма приятно! – расцвел Дик, целуя мне руку. – А это моя любимая Милла.

– Весьма приятно, – пропела женщина, прижимаясь к Дику внушительной грудью. – Мой голубчик сейчас водил меня выбирать шляпки.

– Как весьма интересно! – вскрикнула я, наступая каблуком Родерику на ногу. – А где вы были? Я вот день назад видела превосходную шляпку с светло синий перьями. Она такая дорогая!

Сообразив, что от него требуется, мой кавалер увлек брата на поиски напитков, проигнорировав ближайший стол, вынужденный бутылками и бокалами. Я же придвинулась ближе к Милле и принялась щебетать, выспрашивая подробности их с Диком романа. О отечественном с Родериком я безбожно лгала.

Милла расхохоталась, заверив меня, что может вить из мужчин веревки. Я решила не уточнять, каким же образом, дабы не шокировать собственную хрупкую психику. Отыскала взором братьев и чуть качнула головой – в случае если Дик и правда влюблен, то я ничего не осознаю в данной жизни. Милла с каждым мгновением нравилась мне меньше и меньше.

В частности, мои серьги были сочтены «достаточно милыми», но сообщено это было таким тоном, что мне захотелось вылить женщине на голову фужер вина. К тому же последние пять мин. она лишь и делала, что перечисляла подарки ухажера, а на мой вопрос о том, обожает ли она его, Милла отозвалась рассеянным кивком.

Неужто вправду приворожила?

– У вас такая красивая кожа, – пропела я. – Чем вы пользуетесь?

– Я беру кремы у волшебника, – сказала Милла. – Вы также имеете возможность к нему обратиться и свести собственные веснушки.

Вот еще! Они мне идут.

Я как бы невзначай извлекла из кармашка флакончик с духами и легко побрызгала на запястье.

– Говорят, что данный запах завлекает мужчин, – увидела я.

Женщина подвинулась ближе, и беседа потекла легче. Я практически уткнулась в нее носом, пробуя поймать запах колдовских мазей, но она была чистой. Никакой магии. И не колдунья. Так что в случае если приворот и был, то готовила его не она… Стоп!

Я расплылась в милой ухмылке и кинула взор на Родерика. Будет тебе куколка, лишь позже не жалуйся.

* * *

– Сообщите, а как очень сильно вы не любите невесту брата? – спросила я вечером, в то время, когда мы возвратились в дом мэра.

– Как? Не будь она дамой, я отрубил бы ей голову, – согласился Родерик, положив руку на эфес шпаги.

– Тогда я предлагаю вам замысел, – негромко сказала я. – Милла не колдунья и сама составить приворот не имела возможности. Если он имеется, готовила его сильная колдунья. Я вынужу девушку обратиться к ней еще раз.

– Как?

– Пятьсот золотых, – твердо сказала я. – Независимо от результата.

– Вы чем-то рискуете? – додумался Родерик, пытливо на меня посматривая.

– Пять предупреждений, и колдунья лишается лицензии, – пояснила я. – У меня три.

– Приторговывали приворотными зельями? – полюбопытствовал мужчина.

– Приворожила сына одного графа к рыночной торговке.

Родерик против воли хрюкнул от хохота:

– На долгое время?

– На всегда. Снять приворот не смогли.

Мужчина некое время наблюдал на меня, взвешивая мои слова, позже отвернулся:

– Чем он вам досадил?

– У меня была подруга. Она в него влюбилась, и он ее бросил, – скупо сказала я.

– И лишь?

– Я вытащила ее из петли, – сейчас отвернулась я. – Понимаете, колдуньи редко бывают радостны в любви.

– Из-за чего? Возможно так как и приворожить.

– Мы, играющие силами и торгующие любовью, как никто второй ценим настоящие эмоции. А в то время, когда они приходят, постоянно находятся хорошие соседи, шепчущие молодому мужу: «Приворожила». В большинстве случаев этого хватает, по причине того, что настоящую любовь нельзя подпоить отворотом, но просто возможно убить недоверием. Пятьсот золотых, Родерик, – мой долг за лавку. За меньшее я рисковать не стану.

– Пятьсот золотых, – дал обещание мужчина.

* * *

Колдовала я ночью, в полночь, в то время, когда на небо взошла полная луна – самый благоприятный для колдуньи час.

Босая, в маленькой рубахе, с распущенными волосами, я стояла в центре помещения, около столика, помогавшего еще моей прабабке.

На него я поставила серебряную миску с водой, четыре свечи и четыре неограненных берилла – кристаллы изумруда. Да, колдуньи получают большое количество, но для сильного колдовства нам необходимы камни и серебро. пряности и Шёлк. золото и Жемчуг.

В случае если колдунья шепчет над глиняной тарелкой, помешивая воду перьями петуха, то и колдунье, и ее колдовству грош цена.

Часы отсчитывали последнии секунды перед полночью, и я торопливо зажгла дорогие свечи, каковые стоили десять золотых за комплект из пяти штук.

– Что бы я ни делала, как бы необычно себя ни вела, не вмешивайся! – повторила я.

Сидящий на диване Родерик кивнул, отодвинувшись на самый край. Я просила его уйти, но он уперся и захотел понаблюдать.

Другими словами, Я ВЛЮБИЛСЯ | ДВЕ СОБАКИ ЭЙВАН И КОЛДУНЬЯ | ИСТОРИЯ ЛЮБВИ


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: