Виды общения в журналистике

Вся работа журналиста проходит в общении. Время от времени возможно кроме того услышать вывод, что журналистская деятельность в основном и имеется общение – вывод с научной точки зрения ошибочное. деятельность и Общение перекрещиваются, но не совпадают. В деятельности выстраиваются субъект-объектные отношения, а в общении – субъект-субъектные. Общение не есть частью деятельности, и напротив, деятельность не есть частью общения. Мы можем сказать о том, что общение довольно часто делается условием деятельности. И в этом случае возможно сказать о деятельности коммуникативной. Работа журналиста как правило относится к данной коммуникативной деятельности, а потому многие исследователи рассуждения на эту тему начинают прямо с того, что оговаривают необычный перечень коммуникативных качеств, нужных для журналиста. И это не просто так: в случае если пристально проследить структуру общения, делается понятным, что личность журналиста активнейшим образом корректирует обстановку во все главных компонентах этого процесса. В числе важнейших качеств чаще остальных именуются:

1. Терпение. Оно нужно, чтобы мочь выслушивать разные суждения: поверхностные, ошибочные, некорректные;

2. Такт. Нужен после этого, дабы мочь отвергнуть суждения так, дабы не обидеть человека; а вдруг и дать согласие с беспочвенными суждениями, то сделать это так, дабы партнер почувствовал себя обязанным вам;

3. Дипломатичность. Проявляется в умении скрывать данные, не прибегая ко лжи;

4. Проницательность. Разрешает следить за респондентом, угадывать его жажды и предвидеть реакции, поступки;

5. Самообладание. Оказывает помощь скрывать в общении нежелательное подлинное психотерапевтическое состояние.

Эти качества разрешают журналисту действенно реализовать главные виды общения:

1. Информационное общение. Основано на передаче сведений по главным векторам журналистского общения: журналист – источник информации; журналист – начальник СМИ; журналист – сотрудника; журналист – аудитория;

2. Убеждающее общение имеет целью поменять личностную установку, ценностную ориентацию, идеологические представления партнера. Оно кроме этого проявляется во всех направлениях сотрудничества журналиста, но бросче всего актуализируется в векторе «журналист-аудитория». В этом случае значительно чаще мы становимся свидетелями рождения убеждающего журналистского текста;

3. Конвенциональное общение связано с поддержанием договорно-правовых взаимоотношений в деловом мире и ярко проявляет себя в отношениях журналиста с начальниками СМИ, источниками информации. Это отношение, демонстрирующее достаточно высокую культуру контакта по определенным правилам. Оно характеризуется потребностью, которую субъективно мы принимаем как желание «поболтать с кем-нибудь». К примеру, при вступления в контакт с незнакомым нам человеком, мы предполагаем, что в общении случится поочередная смена ролей – и мы, и партнер будем то говорящими, то слушающими. Мы понимаем, что мы не вправе всецело принимать на себя одну из ролей, в случае если партнер по общению не высказывает на то готовности. Другими словами мы готовы играть честно , выстроенным на логике обоюдной пользы: «В случае если я не забочусь о комфорте партнера, с какой стати ему заботиться о моем комфорте?». Мы действуем по принципу «веди себя с другими так, как желаешь, дабы они вели себя с тобой». На этом уровне общения мы, в большинстве случаев, не оцениваем партнера по общению в подробностях, со стороны сущности. Мы улавливаем его актуальную роль – другими словами определяем, каков партнер на данный момент и какими он видит нас. Наряду с этим мы понимаем, что в второй ситуации человек может функционировать в противном случае, но это не мешает нам общаться с ним исходя из сиюминутных данных. В этом общении часто употребляются такие типы психотерапевтического действия, как конформизм, идентификация, одобрение, порицание. Общение довольно часто завершается формальными фразами типа: «Ну, всего хорошего! Весьма интересно было побеседовать». Наряду с этим прерывается такое общение значительно чаще вовремя. Происходит обоюдно желаемое свертывание контакта;

4. Императивное общение предполагает авторитарный контроль, в котором партнер по общению рассматривается не как субъект, а как объект действия. Время от времени данный уровень общения именуют примитивным. Собеседник воспринимается с позиций пользы и вреда. Если он нужен – с ним общаются, в случае если нет – общение пресекают. Таковой уровень общения сильно выражен в желтом журнализме, в то время, когда аудитория воспринимается как «предмет для слушания, чтения, смотрения» — «предмет для поглощения информации». Время от времени подобное же отношение продуцируется и в общении с источником информации – в то время, когда человек, личность воспринимается как раз как «говорящий предмет»[190]. Журналист осуществляет так именуемую пристройку «сверху» и в общении открыто демонстрирует как хорошее, так и негативное отношение к партнеру. В большинстве случаев, тут употребляются такие типы психотерапевтического действия как принуждение, запугивание, заискивание;

5. Суггестивное общение основано на внушающем действии на партнера, в то время, когда рациональное сотрудничество сводится к нулю. Оно применяет такие механизмы как суггестия, персонификация, идентификация, имиджмейкерство, харизматическое действие;

6. Манипулятивное общение выстроено на скрытом внедрении в психику адресата установок, мотиваций, намерений, жажд, каковые внутренне ему не свойственны. Партнер по общению воспринимается скорее как соперник в игре, которую необходимо победить любыми методами. Исходя из этого манипулятор достаточно прекрасно улавливает активную роль партнера и выставляет ему собственного рода ловушки. Чаще вторых употребляются такие типы психотерапевтического действия как заражение, вовлечение. Происходит односторонне направленный с позиций пользы обмен информацией, а отключение программируется манипулятором в ситуации выигрыша либо понимания неизбежности поражения. Два последних вида общения деятельно проявляются во сотрудничестве журналиста с аудиторией – особенно в части мифологических текстов;

7. Партнерское, либо гуманистическое, общение выстроено на общении равных субъектов и, вероятнее, есть предпочтительным в журналистской профессии на всех векторах общения. Оно предполагает согласование заинтересованностей, намерений всех участников общений, предполагает психотерапевтическое равенство. Наряду с этим объективное равенство может отсутствовать. Так, к примеру, по отношению к примитивному партнеру журналист может испытывать определенное сострадание, и в этом случае все равно стремиться сказать на одном уровне понимания с человеком. Основное в этом общении – спокойный, человеческий тон, воздух сотрудничества;

8. Деловое общение близко к прошлому. При сохранении главных параметров межличностного контакта, оно включает еще и четкую установку на достижение неспециализированной цели. Другими словами это – не просто доброжелательное отношение друг к другу, а отношение, нацеленное на итог. Наряду с этим оно сопровождается пониманием того, что в достижении результата участники общения не смотря на то, что и играются различные роли, и возможно кроме того стоят на различных ступенях социальной лестницы, но по сути являются равноправными. Это отличает таковой уровень общения от манипулятивного – также нацеленного на итог, но с установкой на личную доминанту. В деловом общении партнерам свойственно некое внутреннее напряжение (которое может провоцировать конфликты, споры – в основном конструктивные) и чувство обоюдной ответственности, «чувство локтя». Завершается такое общение, в большинстве случаев, деловитостью и теплотой взаимоотключения;

9. Игровое общение – узкое по содержанию и богатое оттенками. Основано на живейшем интересе к личным изюминкам собеседника, к его «ролевому вееру». Причем интерес данный основан на глубокой симпатии к человеку. Как отмечает А.И. Волкова[191], данный уровень общения пронизывает «дух торжественной приподнятости», в то время, когда партнер нам честно нравится, занимателен. Общение с ним для нас не работа, а подлинное наслаждение. Само собой разумеется, на данный уровень общения мы выходим с людьми привычными, с которыми нас связывает опыт хорошего контакта. Но как раз таковой уровень общения предпочтителен в редакционного коллектива. Тут возможно отыскать в памяти слова К.С. Станиславского, что рекомендовал актерам играться не себя – играться партнера. Другими словами следует сделать все, дабы, уважая партнера, оказать помощь ему раскрыться.

Наряду с этим таковой уровень общения не подразумевает полной «сладости» взаимоотношений. Вы имеете возможность «поддеть», «уколоть» человека, но не чтобы возвыситься через унижение, а только чтобы разрешить партнеру раскрыться.

Для для того чтобы общения характерно чувство комьюнити, которое подразумевает чувство неспециализированной игры. Время от времени люди взаимодействуют между собой перед вторыми как бы с подтекстом: «Ну, мы то знаем, что в действительности происходит, что мы имеем в виду»;

10. Духовное общение – верховный уровень людской общения. А.И. Волкова справедливо отмечает, что охарактеризовать его совершенно верно, с применением научной терминологии, так же сложно, как растолковать, что такое любовь, либо «передать» сущность сонаты, говоря о ней, а не выполняя произведение. И все же в неспециализированных словах возможно заявить, что в духовном общении партнеры принимают друг друга (либо один другого) как раз как носителей духовного начала. В общении собеседники очень тонко ощущают мельчайшие «повороты» мысли, эмоциональные трансформации друг друга, их посещает воодушевление. Им думается, что они нашли в другом человеке «близкую душу». Недочёты, промахи партнера воспринимаются как личные, партнер думает: «Быть может это я неправ? Может я его не так осознал?».

Духовность, непременно, имеет разные формы и разные ступени выражения. И в для того чтобы типа общении принципиально важно, дабы коды партнеров совпадали, дабы они имели неспециализированные духовные сокровища и. наряду с этим, имели возможность бы друг друга дополнить в границах этих сокровищ. Тогда партнер по общению делается Собеседником. В большинстве случаев, при таком общении людям не хочется расставаться, потому, что духовное начало в человеке не может быть выговорено до конца, не может быть исчерпано.

Человек, могущий выстраивать общение на подобном уровне, – коммуникативно гениален. Журналист, в силу ограниченности времени, к сожалению, нечасто может провоцировать такое общение, но в его силах – поддержать его, если оно начинает зарождаться. И тогда публикация, студийная беседа, радиоэфир будут особенно содержательными.

Нужно подчернуть, что условия настоящего общения предрасполагают человека к ведению полифонического диалога, и сочетание типов общения рождает то, что именуют манерой общения. Чем богаче и сложнее комбинаторика типов общения, тем увлекательнее партнер по общению для читателя, зрителя, слушателя. Но сейчас приходится констатировать тот факт, что стремительный темп муниципальный судьбы, стремительный темп работы журналиста провоцируют его на экономию энергии общения, на применение одного, и, в большинстве случаев, примитивного уровня общения. Так, в общении с источником информации чаще других актуализируется манипулятивный и рабочий уровни общения, и только при особенных качествах собеседника – игровой и духовный уровни общения. К сожалению, не столь довольно часто журналист оказывается расположенным к конвенциональному уровню общения, потому, что запрещено же весь день гореть жаждой поболтать с кем-либо по душам. В это же время как раз примитивный уровень общения журналистов приводит к раздражению у аудитории.

Действенное общение Виды общения Часть 2


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: