Вклад сократа в изучение человеческой души.

Сократ в первый раз разглядывал душу в первую очередь как источник нравственности человека, а не как источник активности тела (как это было принято в теориях Демокрита и Гераклита). Сократ сказал о том, что душа – психологическое уровень качества индивида, характерное ему как разумному существу, действующему в соответствии с нравственным совершенствам. Таковой подход к душе не имел возможности исходить из мысли о ее материальности, а потому в один момент с происхождением взора на сообщение души с нравственностью появляется и новый взор на нее, что позднее был создан учеником Сократа Платоном.

Говоря о нравственности, Сократ связывал ее с поведением человека. Нравственность – это благо, реализуемое в поступках людей. Но для то го, дабы оценить тот либо другой поступок как нравственный, нужно предварительно знать, что такое благо. Исходя из этого Сократ связывал нравственность с разумом, считая, что добродетель пребывает в знании хороша и в действии соответственно этому знанию. К примеру, храбр тот человек, что знает, как необходимо вести себя в опасности, и поступает соответственно своим знаниям. Исходя из этого в первую очередь нужно научить людей, продемонстрировать им отличие между хорошим и нехорошим, а позже уже оценивать их по ведение. Познавая отличие между добром и злом, человек начинает познавать и самого себя. Так, Сократ приходит к серьёзному положению собственных взоров, связанному с переносом центра исследовательских заинтересованностей с окружающей действительности на, человека.

Девиз Сократа гласил: Познай самого себя. Под познанием самого себя Сократ разумел не обращение вовнутрь – к состояниям сознания и собственным переживаниям (само понятие о сознании к тому времени еще не вычленилось), а анализ отношений и поступков к ним, норм и нравственных оценок людской поведения в разных жизненных обстановках. Это вело к новому пониманию сущности души.

В случае если софисты приняли за исходный пункт отношение человека не к природе, а к вторым людям, то для Сократа наиболее значимым делается отношение человека к самому себе как носителю интеллектуальных и нравственных качеств. Потом кроме того говорили, что Сократ был пионером психотерапии, пробуя посредством слова обнажить то, что скрыто за внешними проявлениями работы ума.

По крайней мере, в его методике таились идеи, сыгравшие через большое количество столетий важную роль в психотерапевтических изучениях мышления. Во-первых, работа мысли ставилась в зависимость от зада чи, создающей препятствие для ее привычного течения. Как раз таковой задачей становилась совокупность вопросов, каковые Сократ обрушивал на собеседника, пробуждая тем самым его умственную активность. Во-вторых, эта активность изначально носилахарактер диалога. Оба показателя: а) направленность мысли, создаваемая задачей, и б) диалогизм, предполагающий, что познание изначально социально, потому, что коренится в общении субъектов, – стали в двадцатом веке главными ориентирами экспериментальной психологии мышления.

Об этом философе, ставшем на все века идеалом бескорыстия, честности, независимости мысли, мы знаем со слов его учеников. Сам же он ни при каких обстоятельствах ничего не писал и вычислял себя не преподавателем мудрости, а человеком, пробуждающим в других рвение к истине.

По окончании Сократа, в центре заинтересованностей которого была в основном умственная деятельность (ее ценности и продукты) личного субъекта, понятие о душе наполнилось новым предметным содержанием. Его составляли совсем особенные сущности, которых физическая природа не знает.

15. Особенности понятийной совокупности Платона (эйдос, номотет, софросина).

Эйдос сейчас понимается не как внешняя, но каквнутренняя форма, другими словами имманентный метод бытия вещи. Помимо этого, эйдос сейчас обретает онтологическисамостоятельный статус, формируя трансцендентный мир идей (другими словами фактически мир эйдосов) как совокупность абсолютныхи идеальных образцов вероятных вещей.

Совершенство эйдоса обозначается у Платона через семантическую фигуру неподвижности его сущности (усия, ?????), изначально равной самой себе (ср. с бытием у элеатов, чья «самодостаточность» фиксировалась как неподвижность). Методом бытия эйдоса при таких условиях есть его воплощаемость и воплощенность во множественных вещах в соответствии со своей функциональной структурой как примера, как рода и как фактически образа.

В таком контексте сотрудничество между субъектом и объектом в ходе познания интерпретируется Платоном как общение (койнония, ????????) между душой субъекта и эйдосом объекта, результатом чего есть отпечаток эйдоса в душе человека, т. н. ноэма (?????). Эйдос, по Платону, — то, на что в действительности направлена постигающая свойство человека. Эйдос — то настоящее, что дается в умопостижении, в отвлечении от отечественного мнения о вещи и от чувственных впечатлений, каковые отражают лишь материальное бытие вещи. В отличие от идеи эйдос уже не генерализует, но напротив выделяет и отличает вещь от вторых вещей.

У Платона — синоним термина «мысль», умопостигаемая форма, существующая раздельно от единичных вещей в качестве их определяющего начала.

В платонизме платоновские Э.-идеи становятся «мыслями всевышнего», а аристотельские Э.-формы — умопостигаемыми сущностями вещей.

Софросина

благоразумие, одна из четырех осн. добродет. по Платону. Сущность С. заключ. в том, что разуму отдается примет решение. предпочт. перед чувствами. умение и Чувство меры обладать собой в произвольных жизн. обстоят. явл. отличит. чертами умного человека.

Софросю?не (греч. ????????? — «благоразумие, рассудительность, здравый суть») — в работах древних философов, термин, довольно часто употребляющийся в смысле «сдерживающей меры» (в эстетическом понимании).

В частности, употреблялся Платоном как один из эпитетов наилучшего национального строя, наровне с мудростью,мужеством и справедливостью[1].

Софросина — благоразумие, рассудительность, — одна из четырех главных добродетелей по Платону. Софросина — это умение не увлекаться страстями, относиться к ним сдержанно.

16. Душа как энтелехия тела в философской совокупности Аристотеля.

Аристотель (384-322 гг. до н.э.) преодолел эти воззрения, открыв новую эру в понимании души как предмета психотерапевтического знания. Его источником стали для Аристотеля не бестелесные идеи и физические тела, но организм, где телесное и, духовное образуют нераздельную целостность. Душа, по Аристотелю, – не независимая сущность, а форма, метод организации живого тела.

Душа мыслилась Аристотелем как метод организации живого тела, действия которого целесообразен . Он считал душу свойственной всем живым организмам (а также растениям) и подлежащей объективному, умелому изучению. Она не существует без тела и одновременно с этим не есть телом. Душу от тела отделить запрещено. Тем самым отвергались версии о прошлом и будущем души, методах ее соединения с внешним для нее материальным телом. Не сама по себе душа, но тело благодаря ей обучается, думает и действует. Первичный уровень этих взаимоотношений представлен в процессах питания (растительная душа) как ассимиляция живым телом нужных для его существования материальных веществ. Это отношение предполагает своеобразную активность организма, благодаря которой внешнее поглощается живым телом в противном случае, чем неорганическим, в частности – методом целесообразного распределения в пределах закона и границы. Таковой своеобразный для живого организма метод усвоения внешнего и направляться, в соответствии с Аристотелю, вычислять душой в ее самой фундаментальной биологической форме. Исходным для жизни есть питание как усвоение внешнего. Данный неспециализированный объяснительный принцип Аристотель распространил на другие уровни деятельности души, в первую очередь на чувственные впечатления, на свойство чувствовать, которая трактуется им как особенное уподобление органа эмоций внешнему объекту. Однако здесь, в отличие от питания, усваивается не материальное вещество, а форма объекта.

Душа владеет разными свойствами как ступенями ее развития: растительной, чувственной и умственной (свойственной лишь человеку). Применительно к объяснению души Аристотель, вопреки собственному постулату о нераздельности души и способного к судьбе тела, полагал, что разум в его высшем, сущностном выражении имеется что-то хорошее от тела. Иерархия уровней познавательной деятельности завершалась главным разумом, что не смешивался ни с чем телесным и внешним.

Начало познания – это чувственная свойство. Она запечатлевает форму вещей подобно тому, как воск принимает оттиск печати без золота и железа. В таком ходе уподобления живого тела внешним объектам Аристотель придавал значение особенному центральному органу, названному неспециализированным чувствилищем. Данный центр познает неспециализированные для всех ощущений качества – перемещение, величину, фигуру и т.п. Благодаря ему делается вероятным и различение субъектом модальностей ощущений (цвета, вкуса, запаха).

Центральным органом души Аристотель вычислял не мозг, а сердце, которое связано с органами движений и чувств при помощи циркуляции крови. Внешние впечатления организм запечатлевает в виде образов фантазии (под этим понимались воображения и представления памяти). Они соединяются по законам ассоциации трех видов – смежности (в случае если два впечатления следовали приятель за втором, то потом одно из них вызывает второе), контраста и сходства. (Эти открытые Аристотелем законы стали базой направления, которое потом взяло имя ассоциативной психологии.)

Аристотель придерживался, говоря современным языком, системного подхода, поскольку разглядывал живое его способности и тело, как целесообразно действующую совокупность. Его ответственным вкладом есть так же утверждение идеи развития, потому что он учил, что свойство наибольшего уровня появляется на базе предшествующей, более элементарной. Аристотель соотносил развитие отдельного организма с развитием всего животного мира. В отдельном человеке повторяются при его превращении из младенца в зрелое существо те ступени, каковые прошел за собственную историю органический мир. В этом обобщении в зачаточной форме была заложена мысль, названная потом биологическим законом.

Аристотель разграничил теоретический и практический разум. Принципом для того чтобы разграничения послужило различие между функциями мышления. Знание как таковое, само по себе не делает человека нравственным. Его добродетели зависят не от знания и не от природы, которая лишь возможно наделяет индивида задатками, из которых в будущем смогут развиваться его качества. Они формируются в настоящих поступках, придающих человеку определенную чеканку. Это связано кроме этого с тем, как он относится к своим эмоциям (аффектам).

Поступок сопряжен с аффектом. Каждой ситуации соответствует оптимальная аффективная реакция на нее. В то время, когда она есть излишней либо недостаточной, люди поступают дурно. Соотнося мотивацию с нравственной оценкой поступка, Аристотель сближал биологическое учение о душе с эти кой. Каждый в состоянии гневаться и это легко, кроме этого и выдавать деньги и тратить их, но не вся кий может и не легко делать это по отношению к тому, к кому направляться и для чего и как направляться. В случае если аффект (эмоциональное состояние) и воздействие адекватны ситуации, то расходование денег принято именовать щедростью: в случае если неадекватны то или расточительством, или скупостью. Верный метод реагирования нужно производить опытом, изучением вторых и самого себя, усердным трудом. Человек имеется то, что он сам в себе воспитывает, производит.

Аристотель в первый раз заговорил о природосообразности необходимости и воспитания соотнесения педагогических способов с уровнем психологического развития ребенка. Он внес предложение периодизацию, ос новой которой явилась выделенная им структура души. Детство он поделил на три периода: до 7 лет, от 7 до 14 и от 14 до 21 года. Для каждого из этих периодов должна быть создана определенная совокупность воспитания. К примеру, говоря о дошкольном возрасте. Аристотель подчеркивал, что в это время наиболее значимое место занимает формирование растительной души; исходя из этого для мелких детей такое значение имеет режим дня, верное питание, гигиена. Школьникам нужно развивать и другие свойства, в частности перемещения (при помощи гимнастических упражнений), ощущения, память, рвения. Нравственное воспитание должно быть основано упражнении в нравственных поступках.

В случае если Платон вычислял чувство злом, то Аристотель, наоборот, писал о важности воспитания эмоций детей, подчеркивая необходимость разумного соотнесения и умеренности эмоций с окружающим. Громадное значение он отводил аффектам, каковые появляются независимо от воли человека и борьба с которыми силой одного разума неосуществима. Исходя из этого он подчеркивал роль мастерства. Особенно искусства драматического, которое, приводя к соответствующим эмоциям у слушателей и зрителей, содействует катарсису, т.е. очищению от аффекта, в один момент обучая и детей, и взрослых культуре эмоций.

Говоря о нравственности, Платон подчеркивал, что нравственно лишь полностью верное и идеальное поведение, а каждые отклонения от правила, кроме того с самыми лучшими целями, уже являются проступком.

В отличие от него Аристотель подчеркивал значение самого рвения к нравственному поведению. Так, он поощрял попытки ребенка, пускай и неудачные, быть хорошим, создавая тем самым дополнительную мотивацию.

Итак, Аристотель преобразовал главные объяснительные правила психологии: системности (организации), развития, детерминизма. Душа для Аристотеля – не особенная сущность, а метод организации живого тела, представляющего собой совокупность, душа проходит различные этапы в развитии и может не только запечатлевать то, что действует на тело сейчас, но и сообразовываться с будущей целью.

Аристотель открыл и изучил множество конкретных психологических явлений. Но чистых фактов в науке нет. Любой факт по-различному видится в зависимости от теоретического угла зрения, от объяснительных схем и тех категорий, которыми вооружен исследователь. Обогатив объяснительные правила, Аристотель представил совсем иную, относительно с предшественниками, картину устройства, развития и функций души.

17. Структура души по Аристотелю.

Носителем сознания, по Аристотелю, есть душа.

Философ выделяет три уровня души:

•растительная душа;

• животная душа;

• разумная душа.

Являясь носителем сознания, душа кроме этого ведает функциями организма.

Растительная душа несёт ответственность за функции питания, размножения и роста. Этими же функциями (питание, рост, размножение) ведает и животная душа, но благодаря ей организм дополняется функциями желания и ощущения. И лишь разумная (людская) душа, охватывая все перечисленные выше функции, ведает еще и функциями мышления и рассуждения. Именно это выделяет человека из всего окружающего мира.

. Аристотель (384/383 — 322/321 до н. э.) в первый раз систематизировал все знания о природе человека от истории вопроса до построения мнений и анализа предшественников на данной базе собственной теории. Основная функция души — это реализация биологического существования организма, в котором телесное и духовное образуют нераздельную целостность. Душа – это не независимая сущность, а форма, метод организации живого тела. По окончании смерти душа возвращается в эфир-пространства, т. е. имеет божественное начало, приходящее в тело в момент рождения. Способности души рас-сматриваются через ее уровни.

1. Вегетативный уровень характерен для растений и содержит в себе способности к перемещению в смысле питания, упадка и роста.

2. Чувственный уровень преобладает в душах животных, и его главными свойствами являются эмоции иощущения.

3. Разумный (верховный) уровень свойствен только человеку, главными являются свойстве к размышлению.

Выделяются следующие познавательные свойства души.

1. Восприятие — первичный источник познания, познает отдельное, частное, на базе которого человек познает общее.

2.Осязание — основное чувство, нужное для жизни.

3. Память, которая дает воспроизведение и сохранение ощущений и делится на три вида: низшая, сохраняющая ощущения в виде представлений; фактически память — образ в соединении с временной чёртом; верховная память — процесс воспоминания методом установления каких-либо взаимоотношений настоящего с искомым про-шлым, т. е. через ассоциации.

4. Воображение — образование представления, которое есть энергией чувственного органа без соответствующего действия извне.

5. Мышление как составление суждений, протекает в понятиях и постигает общее. Имеется мышление низшее, которое не исследует и не утверждает, это вывод либо предположение; и мышление высшее, которое познает базы вещей и возможно рассуждающим (логическим), интуитивным, через которое возможно обнаружить по-сылки, и мышлением-мудростью, которое есть высшим видом мышления.

18. Главные конфликты в развитии научной мысли Средневековья: вера и разум, практика и разум, опыт и разум.

В отличие от античности средневековая наука не внесла предложение новых фундаментальных программ, но она не ограничилась лишь пассивным усвоением достижений древней науки.

В средневековую эру главным главным мировоззрением было теологическое мировоззрение. Наука становилась средством ответа чисто практических задач.

самые представительными текстами, освященными божественным авторитетом, были тексты Священного Писания, истолкование текстов выступало главным в научной деятельности. Но христианское мировоззрение однако посеяло зерна нового понимания природы, разрешившего уйти от созерцательного отношения к ней античности и перейти к экспериментальной науке Нового времени, поставившей целью практическое преобразование мира.

В недрах средневековой культуры развивались такие своеобразные области знания, как астрология, алхимия, натуральная волшебство. Эти дисциплины представляли собой промежуточное звено между натурфилософией и ремеслом и в силу собственной практической направленности содержали в себе зародыш будущей экспериментальной, умелой науки.

Обстановка изменилась в XII в., в то время, когда в христианской культуре начало использоваться наследие Аристотеля.Развести науку и теологию разрешила концепция «двойственной истины», т. е. признание наровне с верой, основанной на откровении, и права на существование «естественного разума».

Развитие астрономии, математики, физики потребовало правильных измерений – как раз в лоне данных наук появляется экспериментирование. Рационализировалось и теологическое знание, пробовавшее в отличие от раннесредневековых представлений о Всевышнем как непознаваемом феномене логически доказать существование Всевышнего, осознать идеальную красоту его творений.

В развитии рациональности громадное значение имели университеты, прививавшие логико-искусство аргументации и дискурсивное мышление. Без этого было бы нереально предстоящее развитие интеллектуальных средств научного познания.

Идеи всестороннего обоснования знания развивали Ф. Бэкони У. Оккам.

Ф. Бэконвыступил с идеей математического естествознания, считая, что изучать и контролировать все науки направляться посредством математики. В представлении Ф. Бэконаматематика – «ключ и врата всех наук» – объединяет в себе комплекс теоретических и практических дисциплин.

У. Оккамвыдвинул идею радикального эмпиризма. Он в первый раз сформулировал принцип простоты научного знания, вошедший в методику науки называющиеся «бритвы Оккама», острие которой было направлено против схоластики и расчищало поле деятельности для естествоиспытателей.

Неспешно изменялось соотношение разума и веры, в эпоху ренесанса разум был поставлен выше откровения.

Период Возрожденияохватывал два с половиной столетия (ХIV-ХVI вв.). В Европе в это время складывались новые организационные и материальные возможности для научного развития, разработки новых правил познания действительности. Началась кардинальная ломка канонов схоластического, догматического мышления.

Новые тенденции научной мысли нашли яркое выражение в творчестве величайших мыслителей – Н. Кузанского, Леонардо да Винчи, Н. Коперника, Д. Бруно.

Но научная идея Восстановления не смогла до конца освободиться от теологических элементов.

19. Социальная научные начала предпосылки и ситуация Возрождения эмпиризма (Пьетро Помпонацци, Томмазо Кампанелла).

Эмпиризм — философское направление, видящее в опыте единственный источник познания. В метафизикенаправление это охватывает очень разнообразные точки зрения, то переходя в догматические совокупности известного типа, то преобразовываясь в скептицизм. Это разъясняется различием толкований, какие конкретно часто тот же мыслитель может придавать понятию «опыт». Под опытом в узком смысле слова разумеют познание единичного). Но единичное возможно осознавать: 1) как субъективное чувство, в случае если дело идет о внешнем опыте, либо как «единичное представление», в случае если дело идет о внутреннем опыте; 2) как восприятие чего-то единичного, что владеет независящим от сознания существованием в виде части внешнего мира и существует , кроме сознания и в то время, в то время, когда восприятие прерывается. Это разное познание опыта формирует две обычных формы Э.: имманентный итрансцендентный. I) Имманентным Э. именуются философские попытки растолковать законосообразность и состав отечественного познания из комбинации единичных представлений и ощущений. Такие попытки в истории философии приводили либо к полному скептицизму (Протагор, Пиррон, Монтень), либо к безмолвному предположению трансцендентного (совокупности Юма и Милля). Юм подвергает сомнению существование действительности вне сознания. Oн противопоставляет относительно бледным и не сильный психологическим переживаниям — Идеям — более броские и сильные —Впечатления, но признает эту границу текучей, не абсолютной, как это обнаруживается в сумасшествии и в снах. Из этого, казалось бы, следовало ожидать, что Юм будет вычислять недоказанным настоящее тождествовпечатлений, но, провозглашая подобную точку зрения, он не выдерживает её, принимая незаметно для себя впечатления за объекты, существующие кроме сознания и действующие на нас как раздражения. Подобным же образом Милль, ограничивая целый материал познания единичными психологическими переживаниями (ощущениями, эмоциями и представлениями) и растолковывая целый познавательный механизм как продукт ассоциации между единичными психологическими элементами, допускает существование вне сознания некоего бытия в виде постоянных возможностей ощущения), каковые сохраняют собственный настоящее тождество кроме отечественного сознания. II) Трансцендентный эмпиризм. Его обычнейшей формой есть материализм, принимающий двигающиеся в пространстве и вступающие в разнообразные комбинации частицы материи за подлинную действительность, за мир опыта. Все содержание сознания и все законы познания представляются, с данной точки зрения, продуктом сотрудничества организма с окружающей его материальной средой, образующей мир внешнего опыта. — Итак, под понятие Э. подходят разные направления: от крайнего скептицизма до крайнего догматического реализма в форме материализма. В истории философии между этими крайними типами возможно установить множество промежуточных разновидностей и ступеней. В теории познанияи в психологии Э. характеризуется тем, что вопрос о ценности и значении познания ставится в тесную зависимость от его происхождения из опыта. Знание отечественное с данной точки зрения постольку точно, потому, что его источником есть опыт. Но вычислять таковой источник единственным и одновременно с этим признавать возможность непременно общего и нужного познания, значит допускать явную несообразность: черпая критерии истинности из единичных опытов, мы ни при каких обстоятельствах не можем верить в полноте отечественных наблюдений и в абсолютной необходимости (другими словами неразрывности) известных единичных связей в опыте; опыт может, исходя из этого, обеспечивать только громадную либо меньшую (хотя бы и весьма высокую) возможность познания. Признание Локком математического познания непременно точным разъясняется только тем, что в эру Локка еще не были продуманы до конца те следствия, к каким логически нужно приводит отправной пункт Э. Дабы психологически растолковать существование и возникновение в сознании человека известной структуры логических, гносеологических и математических законов, каковые кажутся непременно общими и нужными, Э. принимает следующие положения: 1) необходимость и Всеобщность известных связей в опыте разъясняется повторяющимся единообразным действием на нас известных впечатлений. 2) Повторение известных впечатлений А и В одного за другим образует в отечественном уме ассоциацию представлений а и b, так что появление в сознании одного из этих представлений в тот же час же влечет за собой появление другого. 3) Подобные ассоциации, повторяясь очень много раз, становятсяпривычными и, наконец, неразрывными, так что у нас не только два представления неизменно связаны в сознании одно с другим, но любая попытка порвать связь между ними, другими словами сознавать их порознь, делается невозможнойили, как говорится, немыслимой (Милль). 4) Предрасположения к подобным неразрывным ассоциациям смогут стать по окончании огромных промежутков времени, охватывающих развитие не только человечества, но и всего животного мира, унаследованными особенностями, накопленными совокупным опытом миллионов поколений, так что человек может рождаться с предрасположениями к известным неразрывным ассоциациям, да и то, что на данный момент есть априорным для индивидуума, имело возможность появиться апостериорным методом для рода (Спенсер). 5) Сверх этих биологических условий на отечественные представления об опыте как законосообразном целом воздействуют социальные условия. Мы рождаемся в публичной среде, которая собственными культурными действиями на отечественное умственное развитие облегчает и активизирует в нас сознание законосообразности отечественных познавательных процессов. В этом смысле опыт есть «социальным, а не лично психотерапевтическим понятием» (Риль), продуктом коллективного, публичного мышления. Итак, с эмпирической точки зрения необходимость законов и относительная всеобщность отечественного познания имеется результатединообразных действий опыта на отечественную физико-психическую организацию, породивших такую ассоциационную связь между известными элементами сознания, которая стала неразрывной благодаря аккумулированномунаследственному опыту, влиянию и индивидуальной привычке окружающей социальной среды.

К представителям эмпиризма направляться отнести Демокрита, софистов, стоиков, скептиков и эпикурейцев. Рожера Бэкона, Галилея, Кампанеллу, Фр. Бэкона (родоначальника нового эмпиризма), Гоббса, Локка, Пристли, Беркли, Юма, Кондильяка, Конта, Джемса Милля, Джона Милля, Бэна, Спенсера, Дюринга, Ибервега, Геринга и многих вторых. Во многих из совокупностей этих мыслителей рядом с эмпиристическими элементами уживаются и другие: у Гоббса, Локка и Конта заметно влияние Декарта, у Спенсера — влияние критицизма и немецкого идеализма, у Дюринга — влияние Тренделенбурга и т. п. Среди последователей критической философии многие склоняются к эмпиризму, к примеру Фр. Альберт Ланге, Алоиз Эрнст и Риль Лаас. Из слияния эмпиризма с критицизмом выработалось особенное направление эмпириокритицизм (см.), основателем которого был Р. Авенариус, а последоватетелями — Карстаньен, Мах, Петцольд, Вилли, Клейн и др. Об эмпиризме в эстетике и этике см. соответствующие статьи.

20. Вклад Рене Декарта в психотерапевтическое знание.

Декарт — представитель рационализма. Не смотря на то, что он признавал роль опыта и чувств в познании, приоритет отдавал разуму, считая, что эмоции и опыт главный источник заблуждений и ошибок.

Декарт говорит о бесконечных возможностях разума в познании истины, считает, что поиск истины — основная сокровище и ничто не имеет возможности сравниться с ним по красоте.

Декарт обосновывает философию сомнения как базу методики научного изучения. Тут он опирается на традицию скептицизма. Декарт же ставит задачу преодоления скептицизма методом обнаружения того исходного положения, которое не вызывает никаких сомнений. Для этого нужно последовательное проведение скептической точки зрения, превращение сомнения в настоящий инструмент познания. Он призывает сомневаться неизменно и во всем, в первую очередь — во влиянии и власти авторитетов. Как достигнуть достоверности и очевидности знания? Декарт говорит, что в базе этого лежит интуиция, либо неоспоримая мысль, присутствующая в уме и еще не доказанная. Интуиция — это состояние умственной самоочевидности. Наличие сомнения, по Декарту, — показатель фальшивого знания. Субъект, разум, сознание выступают у него высшими параметрами истинности знания. А что же, по его точке зрения, есть несомненным, вызывающим доверие? Со своей стороны, сомнение имеется деятельность мысли, соответственно, и наличие мысли не приводит к. Из этого вывод Декарта: В случае если я сомневаюсь, значит, я мыслю. Но мышление предполагает мыслящего субъекта — Я. Соответственно следующее заключение: Все, что мыслит, существует; я мыслю; следовательно, существую. мыслю, следовательно, существую. Говоря о природе собственного существования, Декарт определяет ее как мыслящую действительность. Мыслящая субстанция — идея в действии, а идея в действии — мыслящая действительность. Другими словами человек — первая несомненная определенность. Он — мыслящая действительность, и в этом состоит его сущность. Так Декарт приходит к выводу о наличии независимой мыслящей субстанции, полностью свободной от тела — души. Сущностью души, ее главным свойством есть мышление, сознание. А так как никаких вторых особенностей в душе нет, то, по сути, понятие душа у Декарта замещается понятием сознание. Декарт, так, завершает историю развития психологии как науки о душе и изменяет кардинально ее предмет, которым делается сознание, мышление. С него начинается второй период в развитии психологии — как науки о сознании.

Декарт рисует путь познания. Согласно его точке зрения, имеется три вида идей:

1) врожденные, обнаруживаемые человеком в себе самом совместно со своим сознанием;

2) купленные идеи, приходящие в сознание извне и обращающие его к вещам, хорошим от самого человека;

3) сотворенные идеи, сконструированные самим человеком.

Истины, по Декарту, не порождаются данными органов эмоций, не выводимы из опыта; они врожденные, априорные. Врожденные идеи составляют исходное знание, которое осознается субъектом посредством интуиции. К числу врожденных идей относятся идеи Всевышнего, числа, структурности и телесности тел, свободной воли и др. Так, Декарт вводит в психологию идею априоризма, врожденности, доопытного происхождения идей.
В понимании роли Божественного Декарт придерживался деистической позиции. По его точке зрения, Всевышний сотворил мир, явился первотолчком, задавшим телесной субстанции количество перемещения, и потом он уже не вмешивается в дела мира, где все осуществляется по законам механики.
Всевышний — посредник между природой и мыслящим субъектом, Безотносительный Создатель всего сущего; в нем — гарантия точной деятельности разума, источник объективной истинности содержания мышления человека. Всевышний создал мыслящую субстанцию (душу) и положил в нее идеи, имеющие объективное содержание. заблуждения и ошибки. Весьма интересно то, что воля трактуется как сторона рациональной деятельности. Декарт верит в человека, его познавательные возможности, возвышает его, говорит, что Бог и человек совместно сотворили мир.
Декарт выделяет в человеке вторую субстанцию — протяженную. Другими словами человек рассматривается им как складывающийся из 2-х независимых и свободных приятель от другасубстанций — мыслящей (душа) и протяженной (тело).

Обрисовывая функционирование и строение тела, Декарт предвосхитил современную физиологию. Он опирался наряду с этим на представления механики, анатомии, физиологии, эмбриологии, медицины.

Особенно сильное влияние на него оказали 2 научных успехи:

o открытие У. Гарвеем схемы кровообращения как самоорганизующегося процесса, не требующего вмешательства души;

o успехи геометрии и механики в создании сложных неестественных механизмов — из этого его вывод о машинообразности поведения и строения живого организма, механики тела.

Декарт выделяет, что ряд и органические процессы элементарных психологических функций зависят от материальных движений и внешних воздействий в тела. Это детерминистическая теория психологического. Наряду с этим внешнее действие выступает в роли толчка; физиологический процесс — как обстоятельство происхождения психологических явлений. По сути, Декарт выдвигает не психофизическую, а психофизиологическую проблему; его небезосновательно вычисляют создателем научной психофизиологии и первым физиологическим психологом.
Психологические акты: ощущения, восприятие, память, представления, воображения, аффекты, — во-первых, относились Декартом к чисто телесным, не просветленным мышлением и исключались из сферы психологического, к которой он относил лишь то, что пронизано разумом, понято мышлением (в этом проявлялся рационализм его подхода); во-вторых, рассматривались как свободные от души; в-третьих, лишались отражательной функций и природы (так как они отражают не особенности влияющих внешних явлений, а животные духи, протекающие в организме); в-четвертых, рассматривались как эпифеномены (ленивые придатки, не оказывающие значительного влияния на функционирование и жизнь тела).
Декарт вводит новое познание психологического как конкретно переживаемого и осознаваемого. Но из для того чтобы понимания вытекает вывод об отсутствии психики у животных и тем самым разрывается генетическая связь между психикой человека и психикой животного. Явления сознания как конкретно переживаемые доступны для их познания лишь самому субъекту, и метод их познания лишь один — интроспекция.
Тема дуализма и души и контакта тела раскрывается в работах Декарта Трактат о человеке и Страсти души, где выдвигается принцип психофизического сотрудничества. В соответствии с этому принципу, тело воздействует на душу, пробуждая в ней страдательные состояния (страсти) в виде чувственных восприятий, чувств и т.п. Душа, будучи носителем воли и мышления, воздействует на тело, стимулируя его активность и воздействуя на трансформацию хода работы телесной автомобили. Центром души и взаимодействия тела Декарт именует мелкую железу, находящуюся в центре мозговой субстанции, — шишковидную железу (эпифиз). Он считает, что именно в данной области духи передних полостей вступают в контакт с духами задних полостей. Так же, как поделены душа и тело, сознание и рефлекс, разделяются и способы познания: опыт — для анализа механики тела; интроспекция — для изучения души.
Центральное место в совокупности психотерапевтических взоров Декарта занимает его учение о страстях души. Страсти, в соответствии с Декарту, — не сильные и долгие эмоции, а страдательные состояния души, появляющиеся тогда, в то время, когда мозг сотрясают животные духи, каковые приносятся в том направлении по нервным трубкам. Страсти появляются в следствии действия на организм объекта и являются переживаниями перемещения животных духов. Это не только мышечные реакции (рефлексы), по и разные психологические состояния, каковые производятся телом, а не душой. Страсти понимаются одновременно и обширно (как все позн

Резюме Платона и учения Сократа о душе.Предвестники Христианства


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: