Внимание как основной инструмент делания и неделания

выделение фигуры и Концентрация внимания из фона — два различных психологических процесса.

В психоэнергетике восприятия трудятся законы, напоминающие геометрию. Геометрическая (а равняется перцептивная) фигура — это неизменно поле, складывающееся из нескончаемого множества точек. А точка, напротив, — бесконечно малое поле, существующее лишь как абстрактное понятие.

Концентрация внимания — это навык сведения мнимого «луча внимания» в направлении абстрактной точки.

Выделение «фигуры», в случае если выражаться тем же языком, — это неизменно выделение множества точек, каковые объединены психикой посредством одного или нескольких перцептивных гештальтов.

Это, кстати, серьёзное различие между двумя психологическими навыками — между выделением фигуры и концентрацией внимания из перцептивного фона.

Концентрация внимания не требует гештальта, потому, что абстрактная точка в этом случае гештальтом не есть. А выделение «фигуры» из фона постоянно происходит при участии перцептивных гештальтов.

В случае если сказать о психоэнергетической сущности этих навыков, то выделение фигуры — это «сборка» определенного сенсорного пучка. В этом смысле концентрация внимания есть, скорее, «сборкой» самого внимания, безотносительно к принимаемому. Сенсорные раздражители тут не являются стройматериалом для той либо другой картины восприятия. Внимание субъекта применяет их как «опо-

ру», дабы сосредоточиться на несуществующей точке и, так, войти в состояние большой концентрации.

В то время, когда индивид, практикующий визуальную концентрацию, применяет не абстрактную точку, а настоящий объект (звезду на ночном небе, пламя свечи, маленький камень, центр нарисованной янтры и т.п.), он пользуется внешней уловкой, как выразился бы дон Хуан. Состояние большой концентрации внимания обращено не на объект наблюдения, как многие ошибочно полагают. Большая концентрация внимания — это особенное состояние осознания, в то время, когда замечающее внимание отвлекается от объекта наблюдения и обращается на самое себя.

Растолкую это чуть подробнее.

Как и всегда работы внимания мы тратим главную часть перцептивной энергии на то, дабы удержать в центре восприятия избранный объект (явление либо процесс). Чем, в сущности, есть подобное «удержание»?

Собранная картина — человеческое лицо, рисунок, дерево, дом, луна в небе — всё испытывает недостаток в постоянном возобновлении.

Без участия внимания наблюдателя данной картины не существует. С отечественной точки зрения, она распадается и преобразовывается в перцептивный хаос, из которого появилась. Иными словами, суть повседневной концентрации внимания содержится в том, дабы стабилизировать собранную структуру и удерживать ее неизменность в перцептивном поле в течение некоего отрезка времени. Это — пролонгация простого сосредоточенного восприятия.

В то время, когда человек просматривает книгу, его взор может не отрываться от страницы пять, в противном случае и десять мин.. В то время, когда любитель живописи рассматривает заинтересовавшее его полотно, он может наблюдать на ту либо иную подробность картины еще продолжительнее. В случае если же мы отыщем в памяти, что концентрация внимания возможно не только визуальной, то сходу отыщем в памяти о меломанах, талантливых с громадной сосредоточенностью часами слушать любимую музыку.

Все перечисленное — формы концентрации внимания. Но, мы не придаем аналогичной концентрации особенного значения. Более того, любой, кто хотя бы пара раз пробовал освоить концентрацию внимания, о которой идет обращение в йоге либо нагуализме, сообщит, что это занятие как следует отличается от сосредоточенного чтения книги либо увлеченного прослушивания музыки.

Практик может нарисовать на стене красную (светло синий, тёмную) точку и тренировать на данной «настоящей» точке собственную свойство к сосредоточению взора. С таким же успехом он может применять старую индийскую янтру, и терпеливо созерцать ее центр.

Что происходит при таких условиях?

Первые 60 секунд (от одной до пяти) тональ практика по привычке пробует концентрировать внимание на объекте. Другими словами, он тратит собственные силы на возобновление собранного пучка сенсорных сигналов, бессознательно ожидая хоть каких-то трансформаций в замечаемой области. Неспешно увеличивается утомление, и перцепция скачкообразно переходит в иное состояние. Отличие между состояниями, в первую очередь, содержится в распределении сил в психоэнергетического поля, созданного осознанием, объектом и вниманием внимания. В случае если сначала главная энергия субъекта нацелена на восстановление сенсорного пучка, что всегда распадается, когда внимание отвлекается на посторонние раздражители, то в будущем объект внимания завлекает к себе значительно меньше энергии наблюдателя. Главные психологические силы концентрируются не на том, дабы поддерживать стабильное восприятие избранного участка перцептивного поля, а на фиксации своеобразного состояния внимания.

В то время, когда состояние концентрации внимания достигнуто, мы уже не нуждаемся в особом объекте для сосредоточения. Внимание «сворачивается» около объекта и делается предметом наблюдения для самого себя.

Мы можем концентрировать внимание на пустоте либо, в случае если угодно, на самом внимании. Тут никаких фигур нет, а имеется одна только концентрация. Мы должны учитывать то событие, что внимание трудится не с той действительностью, которую мы придумали и назвали ее «объективной». Оно трудится с психоэнергетической Действительностью. В описании мира «абстрактной» точки не существует, но она существует как фокус внимания. Попытка собрать внимание в предельно малом количестве — другими словами, в математической точке — и имеется состояние, которое в нашем случае именуется концентрацией внимания.

05. Делание неделания


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: