Внимательность в следовании благородной сунне

Имам Раббани во всех делах, от малых до громадных, следовал Сунне добропорядочного Посланника -салляллаху алейхи в один раз саллям- и всем рекомендовал делать так.

Один из учеников Имама попросил разрешения записать его ежедневные «ду’а», «зикры» и дополнительные поклонения.

Имам Раббани ответил:

– Деяния, хорошие следования, – это деяния Посланника Аллаха. Смотрите в книги хадисов и выясняйте из них!

Но ученик показал настойчивость:

– Преподаватель, но так как ваши поступки и без того соответствуют действиям Посланника Аллаха!

Тогда Имам Раббани ответил:

– Прекрасно, тогда записывайте. Но будьте внимательны, записывайте те действия, каковые соответствуют поступкам и словам Пророка, и пропускайте те, каковые не соответствуют![33] (Кишми, Баракят, стр. 427-428).

Поклонение

Имам Раббани,сам придавая значение поклонению, рекомендовал и своим ученикам выполнять большое количество поклонений:

«Посланник Аллаха (салляллаху алейхи ва саллям), будучи любимцем Аллаха и достигнув самых высоких степеней, совершал так много поклонений, что его благословенные ноги опухали. И праведники, следовавшие его примеру самым лучшим образом, делали так же… Как большое количество будет выполнять поклонений человек и как будет проявлять покорность, так он продвинется по уровню»[34].

Имам Раббани сказал, что необходимо ценить дополнительные к необходимым поклонения. Значительно чаще он поднимался в середине ночи, время от времени – по прошествии двух третей ночи, – летом и зимний период, пребывав дома и в пути. Он просматривал ду’а из сунны, каковые необходимо просматривать сейчас, и весьма старательно совершал омовение, выполняя все правила (адаб). Он не хотел, дабы кто-то подавал ему воду для омовения. Применял воду весьма бережно, следил, дабы, совершая омовение, быть обращенным к Каабе. Лишь при мытье ног он поворачивался на север либо юг. При каждом омовении он пользовался мисваком. Каждую часть тела он мыл пристально, и любой раз снимал руками воду с помытого места так, дабы вода не капала. Он делал так из предосторожности, потому, что имеется разногласие ученых в том, есть ли использованная в омовении вода чистой либо не есть. На протяжении омовения он просматривал ду’а, каковые приводятся в добропорядочных хадисах.

По окончании омовения он просматривал ду’а намаза «тахаджуд» и начинал намаз. Он совершал намаз «тахаджуд» в полном умиротворении, прочитывая долгие суры. Раньше он повторял чтение суры «Йасин» в намазе «тахаджуд». А в позднее время он больше совершал «хатм» Корана (прочитывал его всецело в намазах). По окончании окончания намаза «тахаджуд» он в состоянии «хушу» (смирения) погружался в «муракаба» (контроль за внутренним состоянием) и размышление. Перед утренним намазом он, следуя сунне, мало дремал. После этого, до начала восхода солнца, поднимался, делал омовение и совершал утренний намаз.

Сунну утреннего намаза он делал дома, между фардом намаза и сунной негромко повторял зикр:

????? ??????????????? ???????????

По окончании коллективного намаза в мечети он со собственными товарищами до времени «ишрак» завершал собственные «вирды» в мечети. Затем просматривал 4 раката (по 2 раката с 2 «салямами») намаза «ишрак» и совершал «ду’а» и «тасбих», положенные сейчас.

Затем он отправлялся к себе, выяснял о делах жены и детей, сказал о делах, каковые необходимо будет сделать. После этого он удалялся в помещение и просматривал Священный Коран. Позже он кликал учеников, выяснял об их делах. Он рекомендовал им стремиться к высокой цели, придерживаться сунны, совершать «зикр» и «муракаба», скрывать собственные духовные состояния и просматривать книги по «фикху».

Большинство его сохбетов проходила в молчании. Он строго остерегался выискивания и сплетен недочётов и грехов мусульман. Его близкое окружение, из-за почтения и уважения к нему, не смело обсуждать кого-либо в его присутствии. Он шепетильно скрывал собственные духовные состояния. Он совершал намаз-«духа» в 8 ракатов, по окончании чего садился кушать вместе с детьми и супругой. В случае если кого-то из сыновей либо ассистентов сейчас не было дома, он оставлял его долю.

На протяжении еды он больше заботился за вторыми и задавал вопросы о делах. Время от времени создавалось чувство, что он ест. Но в то время, когда у него не было потребности в пище, было ясно, что он пытается соответствовать Сунне.

По окончании обеда, следуя Сунне, Имам некое время отдыхал (кайлюля), а по окончании намаза «зухр» слушал чтение одного джуза Корана от хафиза. В случае если в данный сутки у него был урок с учениками, он проводил его.

Послеполуденный намаз (аср) он просматривал в начальный временной отрезок, ни при каких обстоятельствах не пропуская его сунну. По окончании намаза «аср» он вместе с учениками совершал «муракаба».

Вечерний намаз (магриб) он также совершал в начальный временной отрезок, и, не поднимаясь по окончании фарда, десять раз сердцем делал «зикр»:

?? ??? ??? ???? ???? ?? ???? ??

По окончании совершения сунны вечернего намаза он просматривал намаз «аввабин».

В первом ракате намаза «витр», он в большинстве случаев просматривал суру А’ля, во втором – Кафирун, в третьем – Ихляс. Намаз «витр» он время от времени просматривал по окончании ночного намаза, а время от времени – по окончании намаза «тахаджуд».

Он выполнял все «сунны», «мандубы» и «адабы» в намазе, и по окончании совершения омовения, и – по приходу в мечеть совершал два раката намаза.

По окончании ночного намаза он шел отдыхать, ложась дремать, просматривал нужные ду’а, большое количество поминал Аллаха, просматривал «салават», особенно – в четверг ночью и понедельник. Тем, кто помогал ему, и тем, кто всегда находился рядом, он настоятельно советовал большое количество поминать Аллаха и уделять время «муракаба».

Те, кому приходилось видеть его просматривающим Священный Коран, постигали глубины эмоций при помощи мудрости и тайн Корана. Просматривая в намазе либо вне намаза устрашающие либо, наоборот, приводящие в удивление аяты, он переживал их, и в его голосе и на лице возможно было заметить отражение их смысла. Кроме того в путешествии, сидя верхом, он всегда читал Священный Коран, положив его на подушку.

Имам Раббани неизменно с почтением и большим вдохновением проводил месяц Рамадан, и в данный месяц прочитывал Коран всецело минимум трижды. Следуя наставлениям хадисов, он торопился с «ифтаром», и вкушал пищу «сахура» позднее. В последние десять дней Рамадана он уходил в «итикаф».

Он был весьма аккуратен в отношении «закята». Если он приобретал какой-либо презент, то не ожидал, в то время, когда пройдет год, а делал подсчет и отдавал закят с него. Отдавая закят, он, в первую очередь, предпочитал тех, кто занимался наставничеством и призывом, и нуждающихся и вдов людей.

Он навещал больных и посещал могилы, просматривая в том месте ду’а, соответствующие сунне. Он принимал приглашения, но не принимал участие в собраниях, где совершались грехи.

Имам Раббани постоянно благодарил Аллаха и молить о прощении (истигфар). Он большое количество благодарил кроме того за малое благо. Совершая благое дело, в то время в то время, когда была возможность совершить еще лучшее, он принёс свои извинения у Аллаха за это. В случае если его постигала беда, он сказал: «Это по обстоятельству отечественного поступков и плохого состояния». Но он принимал эту беду, как мыло, очищающее грязь, говоря, что преодоление бедствий с покорностью и довольством есть обстоятельством духовного возвышения[35].

К тому же, что его жизнь была праведной и наполненной благими деяниями, он был в состоянии осознания и смирения собственной ничтожности, неизменно видя во всем собственную недостаточность.

ПРОЙДИ Данный ТЕСТ и ОПРЕДЕЛИ, Как ТЫ КРУТ! Тест на внимательность | БУДЬ В КУРСЕ TV


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: