Вода тоже поднимается вверх

Семь дней спустя Будда опять показался в лесу, где росло дерево бодхи. Он совершил в том месте ночь а наутро встретил Свасти около реки Неранджары. Они продолжительно сидели на берегу, пока наконец Будда не напомнил Свасти, что ему необходимо собрать траву куша для буйволов. Он мало помог Свасти в сборе травы. После этого, простившись со Свасти, он отправился в деревню для сбора подаяния.

На следующий сутки деревенские дети пришли к Будде в лес. Пришла вся семья Свасти. Суджата привела всех собственных друзей. Дети были весьма рады опять видеть Будду. Они пристально слушали, в то время, когда он говорил о том, что случилось с ним в течение последнего года. Будда дал обещание, что, в то время, когда Свасти исполнится двадцать лет, он примет его в бхикшу. К тому времени сестры и брат Свасти станут достаточно взрослыми, дабы заботиться о себе.

Дети поведали Будде, что пара месяцев назад духовная общинапод руководством одним брахманом, расположилась рядом от деревни. В ней было около пятисот учеников. Они не брили головы, как бхикшу. Вместо этого они заплетали волосы в косы. Они поклонялись всевышнему Огня. Брахмана кликали Кассапа. Его почитали все, кто виделся с ним.

На следующее утро Будда пересек реку и пришел в общину Мастера Кассапы. Последователи Кассапы жили в несложных хижинах, сделанных из веток, и носили одежду из коры деревьев. Они не посещали деревню для сбора подаяний, но принимали то, что приносили сельские обитатели. Помимо этого, они выращивали животных для жертвоприношений и еды. Будда остановился поболтать с одним из последователей Кассапы. Он поведал, что Кассапа отлично знает Веды и живет очень добродетельной судьбой. Он поведал кроме этого, что у Кассапы имеется два младших брата, каковые оказывают помощь ему руководить общиной огнепоклонников. Все три брата вычисляли пламя первоосновой мироздания. Урувела Кассапа, старший брат, глубоко почитался братьями. Нади Кассапа жил с тремястами последователями на расстоянии дневного перехода к северу на протяжении Неранджары, а Гайя Кассапа руководил двумястами учениками в Гайе.

Ученик Кассапы совершил Будду к хижине преподавателя. Кассапа был уже немолод, но стремителен в перемещениях и легок на подъем. Он заметил молодого преподавателя необычайного вида и сразу же почувствовал к нему особенное размещение. Кассапа пригласил Будду присесть на пень, стоящий перед его хижиной, и они погрузились в продолжительную беседу. Кассапа удивился тому, как глубоко Будда знает Веды. Он был еще более поражен тем, что данный юный монах овладел такими идеями в Ведах, каковые ускользнули от его понимания. Будда растолковал кое-какие из самые глубоких понятий Атхарведы и Ригведы. Кассапа полагал, что всецело осознал их, но оказалось, что он понял не все. А знание молодым монахом истории, ритуалов и доктрин брахманов было легко изумительным.

Будда принял приглашение Кассапы поделить с ним полуденную трапезу. Будда бережно сложил верхнее платье, сел на него и начал трапезу в сосредоточенном молчании. Урувела Кассапа был так поражен величественным и хорошим поведением Будды, что не нарушал этого молчания.

Позднее они продолжили беседу. Будда задал вопрос:

— Мастер Кассапа, имеете возможность ли вы растолковать мне, как поклонение огню может привести человека к освобождению?

Урувела Кассапа ответил не сходу. Он прекрасно осознавал, что поверхностный либо простой ответ не удовлетворит этого выдающегося молодого монаха. Кассапа начал с объяснения того, что пламя есть базой вселенной. Он есть порождением Брахмы. В главном алтаре общины, Святилище Огня, постоянно поддерживалось священное пламя. Это пламя было образом Брахмы. Писания Атхарведы говорят о поклонении огню. Пламя — это жизнь. Без огня не может быть жизни. Пламя — это тепло, свет, источник солнечных лучей, разрешающих жить растениям, животным и людям. Он прогоняет чёрные тени, побеждает мороз, приносит жизнь и радость всем живым существам. Пища делается съедобной благодаря огню, благодаря огню люди соединяются с Брахмой по окончании смерти. Так как пламя имеется источник судьбы, он есть самим Брахмой. Агни, всевышний Огня, имеется одно из тысяч проявлений Брахмы. У изображения Агни на алтаре Огня две головы. Одна символизирует повседневное потребление огня, а вторая — возвращение и жертвенный огонь к источнику судьбы. Огнепоклонники выполняют сорок жертвенных ритуалов. Последователь их учения обязан выполнять заповеди, практиковать жёсткие лишения и усердно молиться, дабы направляться пути, что в один раз приведет к освобождению.

Кассапа очень сильно осуждал брахманов, каковые применяли собственный положение в обществе для обогащения и убивали время в чувственных наслаждениях. Он сказал, что такие брахманы выполняют ритуалы и просматривают священные писания лишь чтобы стать богатыми. Исходя из этого классический брахманский путь опорочен.

Будда задал вопрос:

— Мастер Кассапа, а что вы думаете о тех, кто почитает воду как базу судьбы, кто говорит, что вода очищает и возвращает людей к Брахме?

Кассапа заколебался. Он поразмыслил о тех сотнях тысяч людей, кто сейчас совершает омовения в водах Ганга и других священных рек, дабы очиститься.

— Гаутама, вода не имеет возможности по-настоящему оказать помощь достигнуть освобождения. Вода по собственной природе течет вниз. Лишь пламя возносится вверх. В то время, когда мы умираем, отечественные тела возносятся дымом благодаря огню.

— Мастер Кассапа, это не совсем так. Белые облака, проплывающие вверху, это также одна из форм воды. Значит, и вода возносится вверх. А дым — это лишь испаряющаяся вода. И облака, и дым, в итоге, возвратятся в жидкое состояние. Я уверен, вы понимаете, что все вещи проходят в собственном существовании циклы развития.

— Но все вещи имеют одну основополагающую сущность и все возвращаются к данной сущности.

— Мастер Кассапа, все вещи зависят от вторых вещей в собственном существовании. Заберите, к примеру, данный лист в моей руке. Почва, вода, тепло, семена, деревья, облака, солнце, время, космос — все эти элементы содействовали происхождению этого страницы. Если бы один из этих элементов отсутствовал, лист не имел возможности бы существовать. Все создания, органические либо неорганические, появляются благодаря закону взаимозависимого происхождения. Прошу вас, выслушайте пристально. Лист, что я держу в руке, присутствует тут лишь благодаря взаимопроникновению всех явлений во вселенной, включая ваше собственное осознание, не так ли?

Был уже вечер, и начинало темнеть. Кассапа пригласил Будду переночевать в его хижине. В первый раз он делал такое предложение кому бы то ни было, но раньше он ни при каких обстоятельствах не встречал для того чтобы выдающегося монаха. Однако Будда отказался, растолковав, что привык ночевать в одиночестве. Он заявил, что желал бы переночевать в Святилище Огня, в случае если это вероятно.

Брахман ответил:

— Недавно огромная змея заползла в Святилище. Все отечественные упрочнения прогнать ее не увенчались успехом. Вы не должны дремать в том месте, приятель Гаутама. Это страшно. Из-за страха перед данной змеей мы проводим отечественные церемонии снаружи. Прошу вас, переночуйте в моей хижине для вашей безопасности.

Будда сообщил:

— Не волнуйтесь. Я желаю переночевать в Святилище Огня. Это не страшно для меня.

Будда отыскал в памяти месяцы лишений и аскезы в первозданных джунглях. Дикие животные проходили мимо, не трогая его. Время от времени, в то время, когда он сидел в медитации, огромные змеи скользили рядом с ним. Он знал, что если не тревожить таких животных, они не принесут вреда.

Заметив, что Будду не переубедить, Кассапа сообщил:

— Если вы желаете дремать в Святилище Огня, вы имеете возможность это сделать. Вы имеете возможность дремать в том месте столько ночей, сколько захотите.

Ночью Будда вошел в Святилище. На центральном алтаре горело громадное пламя, питаемое многими светильниками. У одной стенки помещения были сложены бревна сандалового дерева, применяемые для церемоний. Будда поразмыслил, что змея укрылась в данной поленнице, и сел медитировать около второй стенки, применяя свернутое платье как подстилку. Он продолжительно медитировал. Завершив медитацию, он заметил громадную змею, свернувшуюся в центре помещения и наблюдавшую на него. Будда мягко сообщил ей:

— Дорогой приятель, возвращайся в джунгли для собственной безопасности.

Голос Будды был наполнен пониманием и любовью. Змея медлительно развернулась и заскользила к дверям. Будда лег и заснул.

В то время, когда он проснулся, сверкающий лунный свет лился через окно на его ложе. Восемнадцатидневная луна была очень ясной. Он поразмыслил: “Как приятно будет совершить медитацию при ее свете”. Он стряхнул пыль с верхнего платья, надел его и вышел из Святилища Огня.

В начале утра Святилище было объято огнем. Те, кто первыми заметил это, криками оповестили вторых. Все стали наполнять ведра водой из реки и гасить пламя, но — бесполезно. Вода подоспела через чур поздно. В итоге, пятьсот монахов вынуждены были лишь находиться и наблюдать, как их Святилище сгорает дотла.

Урувела Кассапа стоял совместно со собственными последователями. Его сердце было переполнено горем, в то время, когда он думал о хорошем и гениальном молодом монахе, которого встретил незадолго до. Он, конечно же, погиб в огне. Если бы Гаутама дал согласие остаться в его хижине, он был бы жив. Лишь он поразмыслил об этом, как нежданно показался Будда. Он заметил пламя с холмов и поспешил возвратиться, дабы определить, может ли он чем-нибудь оказать помощь.

Обрадовавшись, Кассапа подбежал к Будде и схватил его за руку.

— Благодарение небесам, вы живы, приятель Гаутама! С вами ничего не произошло! Я так радостен!

Будда положил руки на плечи брахмана и улыбнулся.

— Благодарю, приятель мой. Со мной все в порядке.

Будда знал, что в тот сутки Урувела Кассапа планирует прочитать проповедь и, не считая пятисот его учеников, как минимум, тысяча вторых обязана собраться из окрестных сёл. Проповедь должна была состояться по окончании полуденной трапезы. Почувствовав, что его присутствие может причинить Кассапе некое неудобство, Будда отправился собирать подаяние в деревню, по окончании чего направился к лотосовому пруду, покушал в том месте и совершил целый сутки в этом приятном месте.

К концу дня Кассапа пришел за ним. Он отыскал его у пруда и сообщил:

— Приятель Гаутама, мы ожидали вас к полуденной трапезе, но вы не показались. Из-за чего вы не присоединились к нам?

Будда ответил, что он не желал находиться на проповеди.

— Из-за чего вы не желали находиться на проповеди? — задал вопрос Кассапа.

Будда лишь мягко улыбнулся. Брахман не задал вопрос больше ничего. Он осознал, что юный монах просматривает его мысли. Как же тактичным и внимательным был Гаутама!

Они сидели около лотосового пруда и разговаривали. Кассапа задал вопрос:

— День назад вы заявили, что существование страницы результат соединения многих разных условий. Вы заявили, что люди кроме этого существуют лишь от соединения многих условий. Но в то время, когда все эти условия перестают существовать, куда же девается сущность?

Будда отвечал:

— Продолжительное время люди были в ловушке концепции атмана, концепции отдельной и вечной самости. Мы верили, что в то время, когда умирает отечественное тело, эта самость живёт и желает соединиться со своим источником, Брахмой. Но, приятель Кассапа, это фундаментальное непонимание, которое сбивает с пути бесчисленные поколения.

— Нужно знать, приятель Кассапа, что все вещи существуют благодаря взаимозависимости и все вещи перестают существовать кроме этого из-за взаимозависимости. Это существует вследствие того что существует то. Это не существует вследствие того что не существует то. Это рождается вследствие того что рождается то. Это умирает вследствие того что умирает то. Это превосходный закон взаимозависимого происхождения, что я открыл в собственных медитациях. Воистину, нет ничего отдельного и вечного. Нет высшей либо низшей самости. Кассапа, вы когда-нибудь медитировали на собственный тело, эмоции, ощущения, мысли и сознание? Человек складывается из этих пяти потоков. Они являются неизменно изменяющимися реками, в которых нереально отыскать ни одного постоянного элемента.

Урувела Кассапа продолжительное время пребывал в молчании. Позже он задал вопрос:

— Возможно ли так заявить, что вы учите теории несуществования?

Будда улыбнулся и покачал головой.

— Нет. Концепция несуществования — это ограниченный взор в целом лесу ограниченных взоров. Концепция несуществования так же ошибочна, как и концепция отдельной вечной самости. Кассапа, посмотрите на поверхность этого лотосового пруда. Я не говорю, что лотосы и вода не существуют. Я говорю лишь, что лотосы и вода появляются благодаря взаимопроникновению и присутствию всех других элементов, и ни один из которых не есть постоянным и отдельным.

Кассапа поднял голову и посмотрел Будде в глаза.

— Если не существует самости, не существует атмана, для чего необходимо практиковать духовный путь с целью достижения освобождения? Кто будет отпущен?

Будда пристально взглянуть в глаза собственному приятелю брахману. Его пристальный взор был таким же лучистым, как солнце, и таким же мягким, как лунный свет. Он улыбнулся и сообщил:

— Кассапа, поищите ответ в себе самом.

Они возвратились совместно в общину Кассапы. Урувела Кассапа настоял на том, дабы дать Будде собственную хижину на эту ночь, а сам отправился дремать в хижину одного из старших учеников. Будда имел возможность видеть, как глубоко ученики Кассапы почитают собственного учителя.

Глава 27

Все дхармы в огне

Каждое утро Кассапа приносил Будде пищу, и Будде не требуется было ходить в деревню за сбором подаяния. По окончании дневной трапезы он прогуливался в одиночестве по лесным тропинкам либо к лотосовому пруду. К концу дня Кассапа присоединялся к нему для бесед под деревьями либо около пруда. Чем больше времени он проводил с Буддой, тем лучше Кассапа осознавал, как умным и добродетельным был Будда.

В одну из ночей прошел таковой ливень, что Неранджара вышла из берегов. Ближайшие поселения и поля скоро покрылись водой. Лодки отчаянно сновали в том направлении и ко мне в отыскивании людей. Община Кассапы успела своевременно перебраться на более высокое место, но никто не имел возможности отыскать Гаутаму. Кассапа отправил на поиски пара лодок. В итоге, его нашли на отдаленном бугре.

Вода дремала так же скоро, как и встала. На следующее утро Будда забрал чашу для подаяния и отправился вниз в деревню взглянуть, как живут обитатели по окончании наводнения. К счастью, никто не утонул. Люди говорили Будде, что, потому, что они не богаты, наводнение не причинило им заметного вреда.

Ученики Кассапы начали снова возводить Святилище Огня, стёртое с лица земли в пламени, и отстраивать хижины, смытые наводнением.

в один раз днем, в то время, когда Будда и Кассапа находились на берегу Неранджары, Кассапа сообщил:

— Гаутама, в один раз вы говорили о медитации на тело, эмоции, ощущения, мысли и сознание. Я начал практиковать эту медитацию и начал осознавать, как эмоции и ощущения определяют уровень качества судьбы человека. Я заметил кроме этого, что во всех этих пяти потоках нельзя найти ни одного постоянного элемента. Я кроме того заметил, что вера в отдельную самость есть фальшивой. Но я все еще не осознаю, из-за чего нужно направляться духовному пути, если не существует самости? Кого же необходимо высвободить?

Будда задал вопрос:

— Кассапа, вы признаете, что страдание существует?

— Да, Гаутама, я признаю это.

— Вы согласны, что страдание имеет обстоятельства?

— Да, я согласен с этим.

— Кассапа, в то время, когда присутствуют обстоятельства страдания, присутствует и само страдание. В то время, когда устраняются обстоятельства страдания, устраняется и само страдание.

— Да, я вижу это.

— Обстоятельство страдания в невежестве, в фальшивом взоре на действительность. Считать, что непостоянное есть постоянным, — вот что такое невежество. Думать, что имеется самость, в то время, когда ее не существует, — вот что такое невежество. Из невежества рождаются жадность, бешенство, ужас, бесчисленное множество и зависть вторых видов страдания. Путь освобождения — это путь глубокого проникновения в сущность вещей чтобы по-настоящему понять природу непостоянства, отсутствия взаимозависимости и отдельной самости всех вещей. Это путь преодоления невежества. Преодолев невежество, возможно преодолеть и страдания. В этом и состоит настоящее освобождение. Для освобождения нет необходимости в самости.

Урувела Кассапа пребывал в молчании некое время, а позже сказал:

— Гаутама, я знаю, что вы рассказываете лишь о вашем прямом опыте. Ваши слова не просто выражают концепцию. Вы заявили, что освобождение возможно достигнуто при помощи глубокого проникновения и медитации в сущность вещей. Не думаете ли вы, что все церемонии, молитвы и ритуалы ненужны?

Будда указал на противоположную сторону реки и сообщил:

— Кассапа, в случае если кто-нибудь захочет переправиться на другой берег, что он обязан сделать?

— В случае если в этом месте достаточно мелко, он может перейти вброд. В другом случае он обязан переплыть либо воспользоваться лодкой.

— Я согласен с этим. Но как быть, если он не имеет возможности перейти, переплыть либо забрать лодку? Что будет, если он лишь стоит на берегу и молится, дабы второй берег приблизился к нему? Что вы думаете о таком человеке?

— Я бы заявил, что он достаточно глуп.

— Как раз так, Кассапа! В случае если человек не преодолеет препятствия и невежество ума, он не сможет переправиться на другую сторону к освобождению, даже в том случае, если совершит всю жизнь в молитвах.

Неожиданно Кассапа прослезился и распростерся у ног Будды.

— Гаутама, я утратил более половины собственной жизни. Прошу вас, примите меня в ученики и дайте мне возможность изучать и практиковать путь освобождения вместе с вами.

Будда помог Кассапе встать и сообщил:

— Я бы, несомненно, принял вас в ученики, но что будет с пятьюстами вашими последователями? Кто будет руководить ими, если вы их покинете?

Кассапа ответил:

— Гаутама, разрешите мне поболтать с ними. на следующий день я скажу вам о моем ответе.

Будда сообщил:

— Дети деревни Урувела именуют меня Буддой.

Кассапа был удивлен.

— Это указывает “Пробужденный”, не так ли? Я буду именовать вас так же.

Следующим утром Будда отправился в деревню Урувела для сбора подаяния. После этого он отправился к лотосовому пруду. Позднее, днем, Кассапа отыскал его в том месте. Он сообщил Будде, что все пятьсот его последователей дали согласие стать учениками Будды.

На следующий сутки Урувела Кассапа и все его последователи обрили бороды и головы и кинули волосы в реку Неранджара совместно со всеми предметами, употреблявшимися ими для поклонения огню. Они поклонились Будде и сказали три раза:

— Принимаю прибежище в Будде, в том, кто продемонстрировал мне путь в данной жизни. Принимаю прибежище в Дхарме, в любви и пути понимания. Принимаю прибежище в сангхе, в общине, которая живет осознанно и в гармонии.

Звук голосов при чтении этих трех прибежищ эхом отзывался в лесу.

В то время, когда посвящение было завершено, Будда поведал новым бхикшу о Четырех Добропорядочных Истинах, и о том, как следить за дыханием, умом и телом. Он продемонстрировал им, как собирать пищу подаянием и как имеется в молчании. Он попросил их высвободить всех животных, которых они выращивали для жертвоприношений и еды.

Тем же днем Будда встретился с Кассапой и десятью старшими учениками, дабы передать им базы Пути Пробуждения и обсудить, как лучше организовать сангху. Кассапа был лидером и талантливым организатором. Вместе с Буддой они прописали талантливых старших учеников обучать молодых бхикшу, так же как это сделал Будда в Исипатане.

Через некое время Нади Кассапа, младший брат Урувелы Кассапы, совместно со собственными тремястами учениками, жившими дальше вниз по течению реки, пришли в кошмар. Они заметили много локонов волос, культовых предметов и бород, плывущих по реке. Они поразмыслили, что какая-то страшная трагедия стёрла с лица земли общину старшего брата. В то время, когда Нади Кассапа, поспешивший определить, в чем дело, пришел в Урувелу, был час сбора подаяний и он не смог никого отыскать. Казалось, что подтверждаются его самые нехорошие опасения. Но вот неспешно бхикшу начали возвращаться и растолковали ему, что все они все поклялись следовать за монахом по имени Гаутама. Возвратились Будда и Урувела Кассапа, что был счастлив видеть младшего брата. Он пригласил его прогуляться по лесу. Они отсутствовали много времени, а в то время, когда возвратились, Нади Кассапа сказал, что он и его ученики кроме этого примут прибежище в Будде. Оба брата условились отправить кого-нибудь к их брату Гайе Кассапа. Через семь дней и двести последователей Гайи Кассапы были кроме этого посвящены в бхикшу. Братья Кассапа стали особенно ревностными последователями Будды.

в один раз, в то время, когда бхикшу возвратились со сбора подаяний, Будда собрал их на склонах горы Гайя. Почти тысячу бхикшу вместе с Буддой и тремя братьями Кассапа покушали в молчании. Завершив трапезу, они повернулись и пристально взглянуть на Будду.

Нормально сидя на громадном камне, Будда начал сказать:

— Бхикшу, все дхармы пребывают в огне. Что означает — в огне? Шесть органов эмоций — глаза, уши, шнобель, язык, разум и тело — все они в огне. Шесть объектов эмоций — формы, звуки, запахи, вкусы, прикосновения и объекты разума — все они в огне. Шесть сознаний эмоций — зрение, слух, обоняние, вкус, эмоции и мысли — все они в огне. Они горят пламенем жажд, иллюзий и ненависти. Они горят пламенем рождений, старости, заболеваний, смерти, пламенем боли, тревоги, печали, отчаяния и страха.

— Бхикшу, горит каждое чувство, каким бы оно ни было: приятным, неприятным либо нейтральным. Эмоции появляются и различаются органами эмоций, сознанием органов чувств и объектами чувств. Эмоции горят пламенем жажд, иллюзий и ненависти. Эмоции горят пламенем рождений, старости, заболеваний, смерти, пламенем боли, тревоги, печали, отчаяния и страха.

— Бхикшу, не разрешайте себе быть захваченными пламенем жажд, иллюзий и ненависти. Знайте непостоянную и взаимозависимую природу всех дхарм, дабы не быть захваченными циклами смертей и рождений, создаваемых органами эмоций, сознанием чувств и объектами чувств.

Почти тысячу бхикшу пристально слушали. Любой был глубоко взволнован. Они были радостны, по причине того, что нашли путь, что учит наблюдать в сущность с целью достижения освобождения. Вера заполнила сердце каждого бхикшу.

Будда оставался в Гайясиса три месяца, обучая новых бхикшу, и они добились громадных удач. Братья Кассапа были гениальными ассистентами Будды, они помогали ему руководить и обучать сангху.

Глава 28

Пальмовый лес

Наступило утро, в то время, когда Будда должен был покинуть Гайясиса и направиться в Раджагаху. Урувела Кассапа попросил разрешения у Будды на то, дабы вся сангха сопровождала его. Будда не хотел этого, но Кассапа растолковал, что почти тысячу бхикшу легко смогут путешествовать совместно. Около Раджагахи было большое количество лесов, где бхикшу имели возможность отыскать пристанище. Они смогут собирать подаяние во многих сёлах, и и в самой столице, общаясь со многими обитателями. Более того, сказал Кассапа, бхикшу сейчас через чур много, дабы население Гайя имело возможность их поддерживать. Все это будет несложнее в Раджагахе. Заметив, как прекрасно Урувела Кассапа знает обстановку в Магадхе, Будда дал согласие.

Братья Кассапа поделили сангху на тридцать шесть групп по двадцать пять бхикшу. Каждой группой руководил старший ученик. Данный порядок разрешил бхикшу удачно практиковать Путь.

Десять дней потребовалось им, дабы достигнуть Раджагахи. Каждое утро они собирали подаяние в ели и маленьких деревнях в молчании в лесах либо на полях. Завершив имеется, они снова пускались в путь. Медлительно и нормально шли бхикшу, и люди, встретившись с ними, останавливались, завороженные.

В то время, когда они приблизились к Раджагахе, Кассапа привел их в Пальмовый лес, где был храм Супаттхита. Пальмовый лес был расположен всего в двух милях к югу от столицы. На следующее утро бхикшу забрали чаши и отправились в столицу на сбор подаяний. Они шли цепочкой в собственных мелких группах, ступая медленным и спокойным шагом. Глаза их наблюдали прямо. Следуя наставлениям Будды, они останавливались перед каждым домом, не различая, был ли он богатым либо бедным. В случае если никто не оказался, через некое время они шли к следующему дому. Молчаливо ожидая подаяния, они пристально смотрели за дыханием. Взяв подаяние, они кланялись в качестве благодарности. Они ни при каких обстоятельствах не оценивали пищу, поданную им. Время от времени обитатели, давая подаяние, задавали бхикшу пара вопросов о Дхарме, и те вдумчиво отвечали. Бхикшу растолковывали, что они принадлежат сангхе Гаутамы Будды. Они говорили о Четырех Добропорядочных Истинах, пяти заповедях для светских последователей и Добропорядочном Восьмеричном Пути.

К полудню бхикшу возвращались в Пальмовый лес. Они ели совместно в молчании, по окончании чего Будда сказал о Дхарме. По окончании полудня и вечерами бхикшу медитировали и уже не возвращались в Раджагаху.

Через 14 дней большая часть обитателей столицы знали о сангхе Будды. В прохладные дни большое количество людей приходило в Пальмовый лес встретиться с Буддой и определить о Пути Пробуждения. Юный король Бимбисара определил о приходе Будды еще перед тем, как у Будды выдалась возможность посетить приятеля. Уверенный в том, что данный новый преподаватель и имеется тот самый юный монах, которого он встретил в горах, он приказал запрячь экипаж и отправился в Пальмовый лес. Много других экипажей сопровождали его: король пригласил свыше сотни глубокоуважаемых образованных людей и брахманов присоединиться к нему. В то время, когда они достигли окраины леса, король вышел из экипажа в сопровождении сына и королевы, принца Аджатасатту.

В то время, когда Будде сказали о приезде короля, он вместе с Урувелой Кассапой вышел поприветствовать гостей. Бхикшу расселись громадными кругами на земле, ожидая речи Будды о Дхарме. Будда пригласил короля, королеву, других гостей и принца сесть. Король Бимбисара представил тех гостей, имена которых имел возможность отыскать в памяти, а остальных попросил представиться самим. Среди гостей были большое количество ученых, прекрасно опытных Веды и принадлежавших к различным школам религиозной мысли.

Многие из этих людей слышали имя Урувелы Кассапы. Кое-какие из них кроме того виделись с ним ранее. Но никто ни при каких обстоятельствах не слышал о Будде. Они были поражены, заметив, с каким благоговением обращается Кассапа к Будде, не смотря на то, что Гаутама Шакья был намного моложе. Они стали перешёптываться, пробуя выяснить, есть ли Гаутама учеником Кассапы либо напротив. Видя их затруднения, Кассапа поднялся и подошел к Будде. Он соединил ладони и сказал светло и с уважением:

— Гаутама, Просветленный, Драгоценный Преподаватель в данной жизни, я, Урувела Кассапа — ваш ученик. Разрешите мне подтверждать вам мое глубочайшее уважение.

После этого он три раза распростерся перед Буддой. Будда помог ему встать и попросил сесть рядом. Среди брахманов больше не было перешептываний. Их почтение увеличилось еще больше, в то время, когда они заметили более девятисот бхикшу, одетых в шафранные платья и сидящих с торжественностью, внушающей благоговение.

Будда начал сказать о Пути Пробуждения. Он сказал о непостоянной и взаимозависимой природе всех вещей в жизни. Он сказал, что Путь Пробуждения может оказать помощь преодолеть страдания и ложные взгляды. Он сказал о том, как соблюдение заповедей может оказать помощь достигнуть понимания и сосредоточенности. Его голос звучал, как громадный колокол. Он был таким же теплым, как весеннее солнце, таким же мягким, как легкий дождик, и таким же величественным, как океанский прилив. Свыше тысячи слушателей внимали ему, затаив дыхание, опасаясь кроме того пошевельнуться, дабы не нарушить звук превосходного голоса Будды.

Глаза короля Бимбисары с каждым мгновением сияли все больше. Он слушал и ощущал, как раскрывается его сердце. Большое количество его сомнений и забот . Лучистая ухмылка показалась на его лице. В то время, когда Будда закончил собственную обращение о Дхарме, король Бимбисара встал, соединил ладони и сообщил:

— Господин, с малых лет у меня были пять жажд. на данный момент все они уже исполнились. Первым жаждой было стать королем. Это случилось. Вторым — встретить в данной жизни просветленного преподавателя. Оно кроме этого осуществилось. Третье желание — оказать такому преподавателю всяческое уважение. Это желание на данный момент исполнилось. В-четвертых, я желал, дабы данный преподаватель продемонстрировал мне подлинный путь. Это также исполнилось. И, наконец, пятое желание — суметь осознать учение Просветленного. Преподаватель, это желание только что осуществилось. Ваше превосходное учение принесло мне такое познание. Господин, примите меня, прошу вас, в светские последователи.

Будда улыбнулся, соглашаясь. Король пригласил Будду и почти тысячу его бхикшу отобедать во дворце в сутки полнолуния. Будда с удовольствием дал согласие.

Все остальные гости встали, дабы поблагодарить Будду. Двадцать человек проявили желание стать его учениками. Будда и Урувела Кассапа проводили короля, маленького принца и королеву Аджатасатту до окраины леса.

Будда знал, что менее чем через месяц начнется дождливый сезон и запрещено будет возвратиться на родину. Исходя из этого он решил остаться с девятьюстами бхикшу в Пальмовом лесу еще на три месяца. Он был уверен, что через три месяца практики сангха станет достаточно сильной и устойчивой чтобы он имел возможность ее покинуть. Он уйдет весной, в то время, когда будет время нежных побегов и ясного неба молодых растений.

Король Бимбисара сразу же начал изготовление к приему Будды и его бхикшу. Он желал принять их на громадной внутренней дворцовой площади, вымощенной особенным кирпичом. Он приказал своим подданным украсить улицы цветами и фонарями, дабы приветствовать Будду и его сангху. Он пригласил на данный прием большое количество людей, включая всех их семьи и членов правительства. Были приглашены и дети, родные по возрасту двенадцатилетнему принцу Аджатасатту. Зная о том, что Будда и его бхикшу не разрешают убивать для них животных, король распорядился, дабы была приготовлена лишь изысканная вегетарианская пища. У них было десять дней для подготовки к приему.

Глава 29

5 МЕСТ НА ЗЕМЛЕ, ГДЕ ГРАВИТАЦИЯ НЕ РАБОТАЕТ


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: