Воспитание способности наблюдать

В большинстве случаев человека, занимающегося регулярной оккультной тренировкой, этому учат рано утром. Его учат освободиться от привычки думать, по окончании чего он начинает постигать новый красивый мир, в котором ему предстоит разумно трудиться. Из этого не обязательно направляться, что он сможет запечатлеть в собственном сознании всё, что с ним случилось на астральном замысле. Неприятность памяти зависит от свойства переносить сознание без пробелов из одного замысла в второй, что не имеет никакого отношения к второй способности, разрешающей функционировать на более высоком замысле, но по мере эволюции последняя кроме этого начинается и человек получает возможность пользоваться астральным сознанием в один момент с физическим, в бодрствующем состоянии. Достигнув данной ступени развития, он может всегда ощущать около себя присутствие тех, кого мы именуем мёртвыми, и изучать на досуге условия их жизни. Это дает возможность приобрести самые правильные и самые подробные сведения о загробном существовании, какие конкретно лишь возможно захотеть. На их базе мы можем составить самые полные и глубокие представления о жизни иного мира.

Правильно, что таковой способ наблюдения даёт яркие доказательства лишь тому, кто его практикует, но в определённой степени они являются доказательством и вторым, потому, что представляют собой сведения из первых рук, основанные на личном и ярком наблюдении. В то время, когда мы видим, как многие из этих исследователей всегда продолжают испытания, а после этого сравнивают наблюдения, каковые сходятся в главных моментах, доказательства становятся намного более вескими. И в то время, когда мы, сверх того, видим, что их изучения всецело подтверждают а также растолковывают в некоторых случаях те сведения, которыми владели самые древние религии мира, то делается разумеется, что предположения, сделанные в их пользу, становятся всё более возможными, и было бы довольно глупо к ним не прислушиваться. Мы констатируем, что представленная догадка — единственная, которая удовлетворительным образом охватывает и растолковывает все виды психологических явлений, с которыми мы всегда сталкиваемся в отечественном изучении; и, как мы уже продемонстрировали, древние и настоящие христианские учения ей вовсе не противоречат.

Конечно, что для исследователей, неизменно трудящихся на астральном замысле, его существование имеется факт безотносительной действительности, подтверждающейся каждый день равно как и факт существования замысла физического. Так к примеру, среди нас всё растет количество людей, для кого эти вещи уже не предмет размышления, а предмет знания. Неспециализированные факты, каковые они приобретают так, были уже упомянуты: эти факты, как вы заметите, владеют утешающим действием, потому, что свидетельствуют, что смерть имеется лишь эпизод в бессмертной судьбе, что вовсе не нужно оплакивать и тем более страшиться его, а напротив, принимать его как ступень, ведущую к более высокой и настоящей жизни.

Глава 3

РЕЛИГИОЗНЫЕ ЗАБЛУЖДЕНИЯ

Сейчас разглядим ту разновидность заблуждений относительно смерти, каковые возможно по праву приписать религии. Они характерны не самому христианству, а той абсурдной его форме, которая появилась в отечественный материалистический век. Я уже сказал, что, в соответствии с примитивному учению, которое исповедуют кое-какие самые тёмные секты, погибшие сразу же переходят или в вечный эдем, или в вечный преисподняя. Такое представление сделало много всякого зла и собственной очевидной абсурдностью в громадной степени привела к неверию. Эта совокупность столь очевидно несправедлива, что людям, заявляющим о принадлежности к таковой вере, приходится становиться на ту либо иную точку зрения из двух, о которых мы на данный момент скажем. Либо всё учение пребывает в тумане человек и неясности выясняется в печальной неопределённости, которую именуют состраданием без помощи, что свидетельствует смутную надежду на то, что, возможно, божество окажется к нему более милосердным, чем учат догмы. Либо же ему приходится уповать (что противоречит всей философии) на полную перемену в человеке по окончании смерти. В соответствии с ей, ушедший сразу же освобождается от всех собственных недочётов, делается ангелом, а следовательно, готовым к раю, либо же напротив (не смотря на то, что об этом, в большинстве случаев, не говорят) сбрасывает покровы всех преимуществ и преобразовывается в настоящего демона.

Вряд ли стоит показывать, до какой степени такая теория абсурдна и ошибочна. В природе не бывает неожиданных превращений, в ней каждый прогресс происходит неспешно. В случае если необходимо искоренить зло, в случае если не сильный необходимо сделать сильным, это возможно осуществить лишь мало-помалу, ход за шагом, а не посредством чуда и не при помощи сверхъестественного вмешательства. Честно говоря, мы не находим полностью никакой перемены в человеке по окончании смерти. Кем он был незадолго до её, совершенно верно тем он остаётся и по окончании. В случае если при жизни он был одарён узкой душой, свойством к самопожертвованию либо красивым умом, все эти качества остаются характерными ему и по окончании смерти; в случае если же, напротив, он был похабной и ограниченной личностью, полной чувственного желания и низких мыслей, по ту сторону могилы все его пороки остаются при нём. Практически смерть ничего не меняет в сущности человека; покинуть собственное физическое тело значит не более как снять пальто. В то время, когда человек постигает данный факт, он принимает его как одно из общеизвестных природных явлений; он осознаёт тогда, что безтолку терять собственное время в ожидании прекрасной видоизменения, а следует сделать чудо самому, медлительно и неспешно преобразовываясь в собственный идеал, потому что все мы подчиняемся вечному и неизменному закону, по которому ничего не даётся без упрочнений, но и всякое упрочнение компенсируется с математической точностью. В то время, когда невидимый мир из области капризов воображения переходит в царство универсального закона, человек совершенно верно знает, на что ему направляться рассчитывать.

Приготовление к смертной казни

Отечественная религия, без сомнений, оказала нам еще одну недобрую услугу, приписывая преувеличенную важность необходимости особой подготовки к смертной казни. Как неизменно, церковь умнее и терпеливее сект; она упорно рекомендует разные виды причастий, в то время, когда это быть может, но она воздерживается проклинать человека лишь вследствие того что он умирает далеко от неё. В это же время секты проповедуют безотносительную зависимость вечного блаженства от состояния души в момент смерти: в случае если сейчас человек спасён, либо будет в состоянии благодати, его можно считать имеющим пропуск в эдем, как билет на Елисейские поля, но в случае если дело обстоит в противном случае, лучше не сказать о том, что его ожидает. Эта немыслимая теория спасения при помощи истерического покаяния, спасения потому, что человек чувствует себя спасённым, представляет собой, возможно, одно из самых необычных заблуждений людской разума, в случае если лишь возможно высказать предположение, что разум имеет какое-то отношение к подобному предрассудку.

Это необычное заблуждение особенно жестоко в собственных последствиях, поскольку, в случае если человек умирает неожиданно, вне дома (как, к примеру, солдат в бою), его родные не смогут знать о его состоянии духа в момент смерти, что влечёт за собой совсем беспокойства и бесполезные опасения. Как в большинстве случаев при народных предрассудков, у этого необычного представления имеется собственное маленькое зерно истины, но это никоим образом не есть достаточным оправданием этого ужасного нагромождения неточностей

Единственное приготовление к смертной казни, имеющее какую-то пользу и какое-то значение, — это прекрасно прожитая судьба. Если она прожита как раз так, тогда то, о чем человек думает в момент, в то время, когда его настигает пуля, не имеет никакого значения. В случае если таковой базы для будущей судьбы нет, нет и надежды поменять это будущее посредством раскаяния, пришедшего на протяжении судорог на смертельном ложе. без сомнений, что человек, проживший дурно, обязан когда-то проанализировать собственную жизнь; и в случае если его к этому побуждает чувство неумолимо приближающегося финиша, тем лучше. Это не поменяет кармы, которую ему предстоит выполнить; но, в случае если в следующем мире он будет настойчиво направляться хорошим ответам, его отношение к собственной карме определенно изменится, так же как да и то, что в будущем должно было бы добавиться к данной карме.

Было бы неточно заявить, что последняя идея перед смертью не имеет никакого значения, напротив, при с человеком низкого развития она может воображать достаточно громадную важность. Вспомните, что теософия придаёт значение последней ясной мысли, которая занимает ум человека перед тем, как он засыпает, потому, что на данном уровне отечественной эволюции мы довольно часто проводим практически всю ночь, развивая эту идея. Конечно, для человека, всецело проснувшегося в астральном замысле, это уже не будет иметь для того чтобы значения, по причине того, что в том месте идея легко переходит с предмета на предмет и, так, ей легко покинуть тот объект, которым она была занята перед тем, как человек заснул. Ответственным при таких условиях будет неспециализированное направление мыслей,

У людей, достигших простого уровня эволюции, неспециализированная тональность их духовной судьбы на земле может отыскать отражение в астральной судьбе, и последняя идея, занимавшая их в момент смерти, не будет иметь громадного значения. Но для не хватает развитого Эго, астральное сознание которого ещё смутно и будет в зачаточном состоянии, последняя идея может иметь значительно большее значение, потому, что в его душе она, быть может, продолжительное время останется господствующей, изменяясь весьма медлительно и неспешно. Так, быть может, она будет в значительной мере создавать тон, в который будет окрашена большинство его астральной жизни, и необходимо исходя из этого позаботиться, дабы она была хорошей.

Смерть воина

Но никоим образом не нужно сомневаться в судьбе того, кто умирает благородно, при выполнении долга. Его будущее, как и у всех, будет зависеть от того, как он жил, а не как погиб; и однако такая смерть есть замечательным причиной его эволюции. Сам факт, что у него хватило мужества погибнуть за идею, имеющую для него слишком общий темперамент, свидетельствует громадной прогресс в его эволюции. есть ли дело, за которое он сражается, правым либо нет, это не имеет ни мельчайшего значения: он верит, что оно правое; для него это долг перед отчизной, и он готов преодолеть все эгоистические мысли, подчиняясь её призыву кроме того на грани верной смерти. Увидьте, что супружеская жизнь отечественного воина не даёт возможности подняться на энергии и такую вершину мужества, как поле битвы. Это показывает, что, несмотря на собственные кошмары, война, однако, возможно на определённом уровне замечательным причиной эволюции. Исходя из этого в представлении фанатичного мусульманина, полагающего, что погибший за веру отправляется сходу в страну счастья, имеется часть истины.

Не смотря на то, что в некоторых случаях смерть на поле битвы может сделать для эволюции человека больше, чем продолжительная судьба, однако молитва гласит: От смерти неожиданной, Господи, высвободи нас!; она честна для неспециализированного правила. В то время, когда человек живёт до старости, большинство его низших жажд слабеет и отбрасывается ещё перед тем, как он покинет физический замысел: тем меньше остаётся сделать на астральном замысле. Продолжительная заболевание довольно часто имеет тот же эффект, но умирающий неожиданно, в расцвете молодости, оказывается в совсем другом положении. Его жажды сильны и активны, и, следовательно, при других равных событиях, его астральная судьба, возможно, будет значительно более продолжительной. Правильно так же да и то, что, если он сумеет с толком воспользоваться ею, он обеспечит себе значительно больше хорошей кармы, чем за то же время в физической судьбе, исходя из этого тут неизменно необходимо учитывать два фактора.

В некоторых случаях человек, неожиданно перенесшийся с физического замысла на астральный, продолжительное время пребывает в бессознательном состоянии, будучи загружённым в розовые сны, как выразился один из отечественных первых астральных осведомителей. В других случаях его сознание вовсе не прерывается. Не всегда легко проследить воздействие законов, по которым развиваются различные судьбы. Возможно заявить, что, в большинстве случаев, состояние безвременно погибшего в основном зависит от того направления, в котором его сознание привыкло трудиться. Большая часть парней, к примеру, будут иметь в собственном астральном теле большое количество неотёсанной астральной материи, однако, если они обучились своевременно сдерживать чувственное желание в его разных видах, их сознание не будет функционировать через эту материю. При реструкуризации астрального тела эта материя выясняется внешней и исходя из этого есть единственным началом, открытым для внешних впечатлений. Но человек, не привыкший улавливать вибрации этого порядка, не сможет сходу купить такую свойство и останется исходя из этого в радостном неведении довольно всех неприятных явлений низшего подплана.

Вторая компенсация неожиданной смерти на поле битвы либо от несчастного случая выражается в особенной заботе, которую постоянно оказывает в этом случае армия невидимых ассистентов. Говорят, что раньше данный вид работы делали только существа более большого порядка, чем люди; но с некоторых пор люди, добросовестно применяющие собственные способности на астральном замысле, также делают эту миссию любви. Такая помощь особенно нужна жертвам неожиданной смерти, не только вследствие того что им приходится руководить значительно более непокорным астральным телом, вместе с тем и вследствие того что во многих случаях они бывают, само собой разумеется, весьма поражены, а время от времени серьёзно встревожены. Исходя из этого роль ассистента пребывает в том, дабы уверить их, утешить и растолковать, как это быть может, в каком положении они находятся и какой вид деятельности им оптимальнее подходит. Всё, что мы знаем о высших замыслах, свидетельствует, что природа в любых ситуациях отвечает на потребности человека и, не обращая внимания на трудности, каковые, как нам думается, без финиша поднимаются на пути отечественной эволюции, в действительности всё устроено так, дабы оказать помощь нам, а не помешать, а великие законы имеют целью уменьшить отечественное восхождение, а не замедлить его. Всякое препятствие, вырастающее на пути, неизменно результат вмешательства человека в божественную истину либо же её плохой интерпретации. Когда мы пройдем низшие замыслы существования, мы постигнем мудрость древних слов: Всё в мире делается для блага тех, кто обожает Его.

Глава 4

ОТЕЧЕСТВЕННОЕ ОТНОШЕНИЕ К смертной казни

При дискуссии разных фальшивых народных либо религиозных представлений о смерти я, конечно, довольно часто ссылался на точку зрения теософов. Мы, теософы, можем разглядывать смерть лишь как имеющую значительно меньшее значение для души человека, чем принято вычислять. Простому уроженцу Запада физическая судьба представляется в виде прямой линии, неожиданно начинающейся при рождении и без того же неожиданно обрывающейся со смертью. На отечественный же взор, даже в том случае, если на 60 секунд мы будем разглядывать её как единственную инкарнацию, физическое существование скорее представляется в виде малого сегмента большого круга, а смерть и рождение в нём — лишь точки; сегмент этого круга пересекает некую прямую линию, которая отмечает границу между физическим и астральным замыслами.

В путешествии души к воплощению имеется часть, предшествующая рождению, и отечественные знания о ней, возможно, ещё недостаточны, дабы выстроить правильный чертёж, символизирующий среднюю часть пути.

Но при попытке вернуть эту схему мы приходим к заключению, что данный путь должен быть представлен в виде замкнутой линии, исходящей из Эго и в него же возвращающейся по окончании прохождения через низшие миры; Эго в его причинной оболочке возможно было бы представить как точку либо звезду в верхней части ментального замысла, и кривая, воображающая путь частично индивидуализированной личности, опустится сперва в низшую часть этого замысла; оттуда она пересечёт линию, отмечающую высшую границу астрального замысла, и по окончании прохождения через все подразделения этого мира она опускается, на весьма малую долю собственной длины, ниже линии, которая разделяет астральный и физический замыслы, поднимаясь после этого через разные замыслы и подпланы впредь до точки, откуда она вышла. Было бы неточно воображать данный путь в виде полного круга (в случае если лишь мы не примем равные доли окружности за изображение однообразных периодов времени), потому, что спуск к инкарнации в большинстве случаев представляется намного более стремительным, чем восхождение, которое за ним направляться. Но линия постоянно будет кривой — у неё не может быть углов, потому, что она символизирует прогресс постепенный, без крутых поворотов.

Предположим, но, что путь души возможно изобразить в виде круга; какая часть его окружности тогда опустится ниже линии, разделяющей физический замысел и астральный? Краткое вычисление продемонстрирует, что часть, воображающая физическую судьбу, не должна быть больше тридцатой части целого, а в некоторых случаях возможно существенно ниже данной цифры; и лишь светло поняв данный факт, мы начнём неспешно осознавать настоящее соотношение между физическим и нефизическим началами, которое вправду кроме того для таковой материалистической эры как отечественная.

Интеллектуальные свойства рас | Intellektuelle Fahigkeiten verschiedener Rassen — С. Дробышевский


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: