Возможности. а с ним еще парочка, и тоже хороша, но в своем роде: какой-то

Долгий в битых стеклах и, помимо этого, немыслимых размеров кот,

Самостоятельно ездящий в трамвае. Помимо этого, — никем не перебиваемый Иван

Сказал все с убедительностью и большим жаром, — он лично был на балконе у

Понтия Пилата, в чем нет никакого сомнения. Так как это что же такое? А? Его

Нужно срочно арестовать, в противном случае он натворит неописуемых бед.

— Так вот вы и получаете, дабы его арестовали? Верно я вас

Осознал? — задал вопрос Стравинский.

Он умен, — поразмыслил Иван, — нужно согласиться, что среди интеллигентов

также попадаются на уникальность умные. Этого отрицать запрещено! — и ответил:

— Совсем верно! И как же не получать, вы поразмыслите сами! А

В это же время меня силою задержали тут, тычут в глаза лампой, в ванне купают,

про дядю Федю чего-то расспрашивают!.. А его уж в далеком прошлом на свете нет! Я

Требую, дабы меня срочно выпустили.

— Ну что же, славно, славно! — отозвался Стравинский, — вот все и

Выяснилось. Вправду, какой же суть задерживать в лечебнице человека

Здорового? Хорошо-с. Я вас срочно же выпишу из этого, если вы мне сообщите,

Что вы обычны. Не докажете, а лишь сообщите. Итак, вы обычны?

Тут наступила полная тишина, и толстая дама, утром заботившаяся за

Иваном, благоговейно поглядела на доктора наук, а Иван еще раз поразмыслил:

Положительно умен.

Предложение доктора наук ему весьма понравилось, но перед тем как

ответить, он весьма и весьма поразмыслил, морща лоб, и, наконец, сообщил твердо:

— Я — обычен.

— Ну вот и славно, — облегченно вскрикнул Стравинский, — а вдруг

Так, то позволяйте рассуждать логически. Заберём ваш вчерашний сутки, — тут он

Повернулся, и ему срочно подали иванов лист. — В отыскивании малоизвестного

Человека, что отрекомендовался вам как привычный Понтия Пилата, вы день назад

Произвели следующие действия, — тут Стравинский начал загибать долгие

Пальцы, посматривая то в страницу, то на Ивана, — повесили на грудь иконку.

Было?

— Было, — хмуро дал согласие Иван.

— Сорвались с забора, повредили лицо? Так? Явились в ресторан с

Зажженной свечой в руке, в одном белье и в ресторане побили кого-то.

Привезли вас ко мне связанным. Попав ко мне, вы звонили в милицию и просили

Отправить пулеметы. После этого попытались выброситься из окна. Так?

Спрашивается: вероятно ли, действуя так, кого-либо поймать либо

Арестовать? И если вы человек обычный, то вы сами ответите: никоим

Образом. Вы хотите уйти из этого? Извольте-с. Но разрешите вас задать вопрос, куда

Вы направитесь из этого?

Само собой разумеется, в милицию, — ответил Иван уже не так твердо и мало

Теряясь под взором доктора наук.

— Конкретно из этого?

— Угу.

— А на квартиру к себе не заедете? — скоро задал вопрос Стравинский.

— Да некогда тут заезжать! До тех пор пока я по квартирам буду разъезжать, он

улизнет!

— Так. А что же вы сообщите в милиции прежде всего?

— Про Понтия Пилата, — ответил Иван Николаевич, и глаза его

Подернулись сумрачной дымкой.

— Ну, вот и славно! — вскрикнул покоренный Стравинский и,

Обратившись к тому, что был с бородой, приказал: — Федор Васильевич,

Выпишите, прошу вас, гражданина Бесприютного в город. Но эту помещение не

Занимать, постельное белье возможно не поменять. Через два часа гражданин

Бесприютный снова будет тут. Ну что же, — обратился он к поэту, — успеха я

Вам хотеть не буду, по причине того, что в успех данный ни на каплю не верю. До скорого

свидания! — и он поднялся, а свита его шевельнулась.

— На каком основании я снова буду тут? — тревожно задал вопрос Иван.

Стравинский как словно бы ожидал этого вопроса, срочно уселся снова и

заговорил:

— На том основании, что, когда вы явитесь в кальсонах в милицию и

Сообщите, что виделись с человеком, лично знавшим Понтия Пилата, — как

Мгновенно вас привезут ко мне, и вы опять окажетесь в данной же самой комнате.

— При чем тут кальсоны? — неуверенно оглядываясь, задал вопрос Иван.

— В основном Понтий Пилат. Но и кальсоны кроме этого. Так как казенное же

Белье мы с вас снимем и выдадим вам ваше одеяние. А доставлены вы были к нам

В кальсонах. А в это же время на квартиру к себе вы заехать отнюдь не планировали,

хоть я и намекнул вам на это. Потом последует Пилат… И дело готово!

Тут что-то необычное произошло с Иваном Николаевичем. Его воля как словно бы

Раскололась, и он почувствовал, что не сильный, что испытывает недостаток в совете.

Так что же делать? — задал вопрос он в этом случае уже неуверено.

— Ну вот и славно! — отозвался Стравинский, — это резоннейший

Вопрос. Сейчас я сообщу вам, что, фактически, с вами случилось. День назад кто-то

Вас очень сильно напугал и расстроил рассказом про Понтия Пилата и другими вещами.

И вот вы, разнервничавшийся, издерганный человек, пошли по городу,

Говоря про Понтия Пилата. Совсем конечно, что вас принимают за

Осмотр поэта Бесприютного доктором наук Стравинским. \


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: