Вполне возможно, что версии смерти кастанеды фальшивые. газеты отмечают, что обстоятельства смерти карлоса так же полны мистификаций, как и его жизнь.

В соответствии с сообщению, он был кремирован «at once» («мгновенно», «сразу же») — странная спешка. Но сообщения в прессе опоздали на два месяца, в качестве объяснения журналисты приводят слова Деборы Друз, «друга и адвоката» Карлоса Кастанеды: «Он не обожал находиться у всех на виду. Зная это, я не взяла на себя ответственность за выпуск официального сообщения для печати».

В соответствии с официальной версии, он погиб от рака печени, но участники семинаров, видевшие Кастанеду в его любимом ресторане в Лос-Анджелесе в феврале (т. е. за два месяца до смерти), информируют, что он был похож на кого угодно, лишь не на человека, страдающего раком печени.

Фотография «Кастанеда в первой половине 50-ых годов XX века» выглядит подозрительно: во-первых, мужчине на фотографии под сорок, а Кастанеде в первой половине 50-ых годов XX века было не более 26; во-вторых, его последователи совершили мини-опрос тех, кто видел писателя воочию, само собой разумеется, во второй половине 90-ых годов XX века, а не в 1951, но сходства все равно мало. По большому счету, Кастанеда запрещал себя фотона данный момент;графировать и снимать на пленку: «Запись — это метод зафиксировать вас во времени. Единственное, чего не должен делать волшебник, — это становиться статичным, инертным. Статичный мир, статичная картина — это противоположность волшебника».

Во второй половине 90-ых годов двадцатого века в Канаде вышла книга Маргарет Раньян, бывшей жены Карлоса, — по ее утверждениям, она описывает его как мастера мистификаций. Пример таковой мистификации, касающейся даты рождения, уже приводился нами выше, в первой главе данной книги. Но это лишь один факт. В соответствии с учению Кастанеды, волшебник собственную личную историю стирает, так что возможно не сомневаться — солидную часть информации о Кастанеде мы не узнаем ни при каких обстоятельствах.

Для чего волшебнику необходимы мистификации? Цель волшебника — уйти, сохранив осознание. А для этого волшебник обязан не только иметь хватает энергии, он должен быть свободным и текучим. Личная история, публичное внимание, так же как и чувство собственной значимости, — это то, что мешает: связывает, отнимает энергию.

Приведем эпиграф к книге Кастанеды «Сказки о силе»: «Пять условий для одинокой птицы: Первое: до высшей точки она долетает; Второе: по компании она не страдает кроме того таких птиц, как она; Третье: клюв ее направлен в небо; Четвертое: нет у нее окраски определенной; Пятое: и поет она весьма негромко».

А сейчас нам хотелось бы задать вопрос. Возможно мы решаем не ту проблему? Погиб Кастанеда, ушел Кастанеда либо освободился от тяжести публичного внимания — что может дать нам обладание данной информацией? Как много копий сломано в дискуссии вопросов «был ли дон Хуан настоящей личностью?», «не применял ли Кастанеда труды вторых антропологов?», «настоящи события его книг либо это художественный вымысел?»! Но что и кому это дало?

Отчего же ученые тратят на это время и энергию? Не потому ли, что обсуждать эти вещи намного привычнее и несложнее, чем задать себе (как раз себе) главный вопрос: трудятся ли техники, обрисованные Карлосом Кастанедой? Так как в случае если задать себе данный вопрос, мы лицом к лицу столкнемся с тем фактом, что у нас мало времени и лишь один выбор: мы можем или легкомысленно двигаться к собственной смерти, или «кинуть проклятую мелочность, которая характерна людям, живущим жизнь так, как если бы смерть ни при каких обстоятельствах не прикоснётся их».

Один из учеников Кастанеды, практикующий тенсёгрити, сообщил: «Для нас нужнее вычислять, что Кастанеда вправду погиб. Становишься решительнее. Понимаешь, что ты один и ты обязан мобилизовать все собственные силы».

Вправду, «лучшее, на что мы способны, проявляется тогда, в то время, когда мы прижаты к стенке».

Кастанеда сказал: «Намерение — это не рассуждения, это воздействие». Мастера традиции Дзогчен подчеркивают: «Речь заходит не о философской теории, речь заходит о практическом возвращении человека к его подлинной природе». Имеется большое количество красивых сильных техник, описанных в различных традициях: молитва, медитация, йогические асаны… Отчего же мы игнорируем их, или превращаем в формальность, делая которую, мы никуда не движемся, не изменяемся?!

Разрешим себе закончить эту главу словами Кастанеды, сообщёнными на одном из семинаров: «Мы все столкнемся лицом к лицу с бесконечностью, желаем мы того либо нет. Отчего же делать это, в то время, когда мы не сильный и дряхлы, в момент смерти? Из-за чего не тогда, в то время, когда мы сильны? Почему не на данный момент?»

ПРАКТИКИ

ПРАКТИКА СТАЛКИНГА

По сути, сталкинг — это одна из волшебных практик, в широком смысле подразумевающая процесс выслеживания… самого себя…Возможно кроме этого охарактеризовать его как определенный метод жить, жить не «машинально», следуя определенным схемам поведения, организованным в ходе социального программирования, а жить осознанно, улавливая в себе работу всевозможных программ, срабатывание тех либо иных «прошитых в сознание механизмов», делающих человека как раз тем существом, каким приходится его видеть.

Кратко говоря, сталкинг помогает именно для обнаружения и обуздывания всех людских качеств, каковые отнимают главную массу персональной силы, не давая оторваться от повседневности людского мира. Это средство обнаружения «привязок», «расталкивания» схем поведения, делающих людей уязвимыми, стирания личной истории, освобождения от эмоции собственной важности.

В дриминге{либо «осознанном сновидении») понятие сталкинга подразумевает еще и свойство осознанно фиксировать точку сборки, что разрешит находиться в устойчивых сновидческих мирах.

Грубо говоря человек складывается из собственных привычек, и его ежедневная деятельность составлена из по окончаниидовательности неосознаваемо прокручиваемых программ-привычек. К примеру, утром встал с койки, надел тапочки, отправился в туалет… дальше длится сутки, складывающийся из кусочков, как из подробностей детского конструктора. На протяжении всей данной бурной деятельности осознаваемость действий фактически отсутствует — все идет «механически», и получается, что человек не столько живет, сколько «живёт». Периодические выпадения из последовательности, в то время, когда «что-то происходит»пробуждают-таки осознанность, и необходимость осознавать происходящее воспринимается как тяжёлая работа, утомляет, пугает, портит настроение. Потому, что нет «опыта осознанной судьбе», свойственного тем типам, которые превращают собственную жизнь в постоянный сталкинг, то и случаются всякого рода «перегрузки», и более того — в жизни появляется куда больше «страшных неожиданностей» чем при более внимательного существования. Исходя из этого на начальных этапах сталкинга чтобы понять, что это за практика, рекомендуется начинать с «рассталкивания привычек». К примеру, поставить себе задачу разобраться в таких «несущественных вопросах», как, к примеру, с какой ноги поднимаешься с постели, в какой последовательности в большинстве случаев умываешься, обуваешься, завязываешь шнурки на ботинках и другое. Такое упражнение дисциплинирует внимание, что разрешит в будущем «рассталкивать» куда более сложные и навороченные схемы поведения.

Второе «упражнение» из практики сталкинга — формирование «фальшивых привычек», либо «не-делание схем поведения». Для этого направляться придумать себе какой-либо необходимый, но совсем ненужный и непрактичный ритуал, к примеру, входя в какое-то определенное помещение, переворачивать стоящую на определенном месте вазочку, либо перевешивать ключик с одного гвоздика на другой, либо произносить специально созданное для этого случая заклинание, сопроводив его каким-то особенным жестом. Дальше направляться неукоснительно данный ритуал делать, не посвящая никого в суть собственного действия, не ставя исполнение этого ритуала в зависимость от каких бы то ни было обстоятельств либо реакции окружающих. направляться осознанно придать великую важность этому ритуалу! — это еще один из качеств сталкинга, именуемый «контролируемой глупостью».

Само собой разумеется, сначала ничего не окажется — то «забыл», то что-то отвлекло (завладело твоим вниманием), будет срабатывать индульгирование, давая оправдание собственной «забывчивости», слабости либо чему-то еще, якобы не разрешившему сделать дело… но сталкинг имеется сталкинг, и направляться пристально фиксировать все эти отвлекающие моменты, ловить себя на том же индульгировании, фиксировать, что и как сумело завладеть вниманием в данный ответственный момент.

Но каждая, кроме того самая неестественная привычка — палка о двух финишах, и созданный ритуал имеет тенденцию преобразовываться из ритуала в пошлую привычку… фактически, множество в полной мере осмысленных ритуалов так и превратились во всевозможные «приметы», суеверия и другое. Посему направляться четко подметить данный переход, и когда ваш ритуал стал приобретать показатели действия, делаемого машинально, возможно смело его прекратить и заняться чём-либо вторым.

По окончании успешного завершения для того чтобы мероприятия, отследив в себе массу механизмов, управляющих поведением человека, станет уже достаточно легко обнаруживать в собственной жизни подобные «подробности поведенческого конструктора», собственные «автоответчики» — в то время, когда в ответ на услышанное бытовое заклинание направляться предсказуемый ответ, и возможно затевать расковыривать в себе «тело» этих программ, делая их неработоспособными.

Тут возможно применить еще одну занимательную технику сталкинга — подвергнуть привычку (программу, схему) ритуальному анализу. В частности — уже сформированной привычке придать статус ритуала, неизменно и везде делаемого сознательно, с полным осознанием важности этого дела. Дальше — проделывать все, что входит в состав сейчас уже серьёзного ритуала совершенно верно так же, как это было при «не-делания» привычки… в следствии становишься не рабом, а хозяином собственных привычек и имеешь возможность с равной легкостью как создавать себе привычки, так и удалять их из собственной жизни.

Так вот на практике появляется некая универсальная, хоть и сугубо личная техника обнаружения привычек, «привязок», изучения их механизма работы и безболезненного их выключения. В большинстве случаев как? По-людски с привычками из перечня «плохие» положено бороться! Другими словами по-любому, а вкладывать в них новые силы, чтолишь усугубляет положение дел. Возможно, само собой разумеется, успешно бросить курить, положив в эту борьбу кучу сил, времени, нервов, здоровья… а возможно ликвидировать привязку к курению, тогда будет совсем не имеет значения — курить либо не курить, не будет не очень приятно пребывать в прокуренном помещении (это не подвигнет на идею немедлительно закурить вследствие того что данный «позыв» уже вычислен и не имеет власти). Вот, кстати, и испрашиваемая «практическая польза» — ответ на людской вопрос «а зачем это необходимо?».

Но сталкинг неосуществим без дисциплины внимания, как, но, и сама эта дисциплина вырабатывается в ходе сталкинга. Не обладая своим вниманием, невозвозможно вырваться за пределы обыденности… Внимание — это такая умная вещь, которой если не обладаешь сам, то ею в обязательном порядке завладевает кто-то второй, и уже сейчас само внимание обладает своим номинальным хозяином. Так и происходит в простой судьбе — люди в принципе не выбирают, на что обращать внимание, а на что нет. Их вниманием завладевает тот же телевизор, что диктует всякие «новости» и сенсации. Из-за неспособности людей осознанно управлять своим вниманием и становятся вероятными такие практики, как социальное программирование и другое зомбирование. Более того — множество колдовских приемов действия на людей зиждется на осознанном манипулировании их вниманием, заставляя видеть то, что необходимо, верить в то, во что необходимо, и в следствии — функционировать в нужном для манипулирующего направлении.

Чем страшен Карлос Кастанеда? Путь солдата либо путь в никуда?


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: