Вред приносит равнодушие государства к демографической безопасности

Комментарии на статью белорусского коллеги Вячеслава Аманацкого

«Попытки страны отговорить от аборта принесут вред. Вывод психолога» https://news.tut.by/society/553313.html

Отвечает Шабалина Елена Юрьевна, психолог-консультант по проблеме абортов

02.08.2017г., https://www.czm-umilenie.ru/actual-temu/ravnodushie-gos.html

Попытки неразобравшихся в проблеме людей совершенно верно принесут вред, и не только стране. Собственных сотрудников ценю и уважаю, но безрадостно, в то время, когда неосведомлённость в каком-либо вопросе переходит в отсутствие компетенции. И по данной причине вправду может нанести вред. Тема абортов через чур важная и жизненно острая, я неоднократно писала об этом в собственных статьях. Вопрос делать либо не делать — это не вопрос о праве выбора, это не вопрос о обстоятельствах либо событиях, это вопрос значительно шире и глубже, о смысле судьбы. О зле и добре, о смерти и жизни. Это вопрос экзистенциальный, не больше, не меньше. Человек или имеется, или его нет. При том, что это относится к любому из нас.

Гипотетичность тут не уместна. Занимаюсь данной проблемой профессионально не первый год, исходя из этого прокомментирую кое-какие тезисы из указанной выше статьи.

1. «Попытки страны отговорить от аборта принесут вред».

Вопрос: кому? Стране совершенно верно будут полезны, т.к. повысится рождаемость. Родителям? Как именно рождение детей может принести вред родителям? Вопрос риторический.

2. «В вопросе рождения детей существуют различные точки зрения».

Различные для кого? Для детей все точки зрения сводятся к потребности показаться на свет. Для каждой конкретной дамы данный вопрос – вопрос естественного продолжения жизненного цикла. И здоровья. Для семьи – вопрос её будущего и жизнестойкости. Для страны — безопасности и вопрос выживания. Для человечества вопрос рождения детей – вопрос будущего.

3. «Дама вправе решать сама, желает ли она рожать детей».

Быть может, до наступления беременности дама вправе сама решать данный вопрос. Другое дело, как уровень её личностной зрелости в момент принятия актуального ответа соответствует её базисным целям и жизненным ценностям. По окончании наступления беременности право рожать либо не рожать звучит уже некорректно, поскольку в дамы уже присутствует вторая новая маленькая судьба!

Какими же такими «значительными проблемами» угрожает подобный подход и «что не так с кабинетами «За судьбу»?

4. «Выбор предполагает ответственность, и решить за клиента — значит, забрать эту ответственность на себя».

Не профессионально для психолога брать на себя ответственность за чужие ответа. Эксперты в таких кабинетах не планируют и не должны отговаривать дам от аборта. Как раз вследствие того что психологи не дают готовых решений и советов (как совсем справедливо пишет создатель статьи). Психологи не отговаривают, они оказывают помощь человеку самому принимать решения. Консультация психолога оказывает помощь даме, бегущей на «прерывание беременности по желанию», остановиться и задуматься, что же такое с ней происходит, повысить собственную осознанность в этот конкретный момент судьбы. Другими словами именно забрать ответственность за собственную жизнь на себя.

5. «Эксперт, убедивший рожать, обязан усыновить ребенка при отказа от малыша. В совершенстве. В жизни «советчики» довольно часто не могут нести ответственность кроме того за себя и, конечно же, никого не усыновят».

Весьма интересно, откуда утверждения и такие выводы о незнакомых людях? И из-за чего создатель статьи уверен, что эти самые «советчики» не усыновят малыша, в случае если вправду потребуется? Либо сотрудник забыл о безоценочности (опытная этика)?

Однако никто из решившихся на аборт не спешит отдавать собственных детей «советчикам»-психологам. Детей предпочитают убивать абортами, а не отдавать, вот как обстоят дела в действительности.

6. «Опытный психолог обязан не отговорить, а оказать помощь клиенту отыскать собственный собственное ответ. Но опыт доабортных кабинетов в Российской Федерации свидетельствует: работа психолога оценивается по проценту «абортниц», которых он убедил рожать. В случае если большой — выдают премию. И вдобавок руководство давит. В данной ситуации сломается кроме того тот, кто шел в доабортную консультацию с самыми благими намерениями».

Весьма интересно, о каком таком опыте доабортных кабинетов в Российской Федерации идёт обращение?

Я сама доабортный консультант, и прекрасно знаю, что у нас в Российской Федерации в таких кабинетах трудятся или психологи на ставках, или психологи-добровольцы. Ни в том ни в другом случае о давлении либо премиях сказать не приходится. Заработная плат психолога на ставке оплачивается из ОФМС, а в том месте предусмотрены, к нашему общему позору, премии и оплата за производство абортов, а не наоборот. У психологов-добровольцев о премиях сказать не приходится. Да, большой процент отказов от абортов – это замечательно, и говорит о эффективности и профессионализме консультанта.

Но всё не так легко, не всё зависит от психолога. В ходе консультирования участвуют неизменно как минимум два субъекта – клиент и психолог. Психолог может разрешить возможность измениться, но изменяться либо нет – решает клиент. Исходя из этого при подведении итогов доабортного консультирования постоянно учитывается феноменологический нюанс.

7. Идём дальше: «Главная цель кабинетов — повысить рождаемость».

«Психолог в доабортной консультации обязан помогать даме, а не стране».

Красивая цель и приводит к уважению к стране, прежде всего.

Психолог оказывает помощь даме, она у него на приёме. Либо не оказывает помощь. И дело не в заработной плате.

8. «Психологи будут применять манипуляции». В этот самый момент же: «И в вопросе манипуляций психологи отличаются тем, что НЕ манипулируют вторыми людьми».

Так манипулируют либо нет, нужно бы определиться.

9. «Но в случае если человек, именующий себя психологом, желает убедить даму рожать, он будет применять хорошие пролайферские манипуляции».

Другими словами, в случае если я правильно осознала, консультирования и психолог — это манипулятор, а «простой» психолог — честный опытный эксперт. Как-то некорректно получается.

10. «Пролайферские манипуляции. Хорошие «страшилки» об аборте».

К примеру: «Аборт — это противоестественно. Да. Как и мыться, чистить зубы, носить одежду и имеется ножом и вилкой…».

Кроме того некомфортно комментировать. Всегда считалось, что естественные витальные потребности это еда, тепло, чистота, продолжение и отдых рода. Аборты по желанию, уничтожение судьбы – это, согласно точки зрения психолога Вячеслава Аманацкого, также крайне важная для выживания людской рода потребность?

11. Следующая «Пролайферская манипуляция» — «Аборт — это убийство человека». «Аборт — это убийство плода. Везде, где разрешены аборты, имеется строгие, обоснованные медиками сроки, на которых прерывание беременности не есть убийством ни с какой из точек зрения. Позиция «плод — это человек» страшна для общества: так как тогда возможно заявить, что выкидыш — также убийство, пускай и непреднамеренное. Звучит смешно? Но в некоторых государствах (к примеру, в Сальвадоре) вследствие этого подхода непроизвольное прерывание беременности вправду преследуется по закону. Желаем ли мы для того чтобы для Беларуси?».

Вообще-то, плод – это стадия внутриутробного развития людской организма. Доктора это знают. И неестественное прерывание беременности именно есть убийством со всех точек зрения. Выкидыши бывают естественные и неестественные. Естественный выкидыш – это самопроизвольный процесс смерти плода (пренатального ребёнка). Неестественный выкидыш – это целенаправленный процесс убийства живого плода (пренатального ребёнка). Звучать смешно это может лишь для тех, кто не может ощущать чужую боль и беду. Для тех, кто уверен в том, что сам не жил в материнском чреве и его не родила мама, а взялся уже взрослый неизвестно откуда…

Чем же данный беспомощный «плод — человек» так страшен для общества? Возможно, тем, что люди смогут стать милосерднее и лучше друг к другу, в случае если поймут, что нельзя убивать человека кроме того до рождения? И Российская Федерация тогда станет сильной, и Белоруссия станет сильной…

Сальвадор, браво! Аборты запрещены в 70% государств, но мы до тех пор пока что можем лишь за них порадоваться.

12. Следующая «Пролайферская манипуляция»: «Аборт — это невыносимые страдания для нерожденного ребенка».

Слушаю!! Уже через 18 дней у нерождённого ребёнка начинает биться сердце, на 40-й сутки начинает трудиться ЦНС, на 6-7-й семь дней формируются органы эмоций. Возможно продолжительно спорить, ощущает ли нерождённый ребёнок боль и с какого именно момента. Это уже вопрос кроме того не науки, а совести и интеллекта.

13. Следующая «Пролайферская манипуляция»: «Аборт страшен для здоровья». «А это уже манипуляция на эмоции страха. Аборт вправду может вредить организму дамы. Равно как и роды, каковые иногда приводят к смертной казни…».

Чувство страха — не манипуляция, чувство страха – это проявление врождённого инстинкта самосохранения, помогающего человеку выживать. Его нельзя игнорировать. Манипуляция – это именно то, для чего ставится символ равенства между родами и абортом. рождение и Аборт – вещи принципиально, полярно различные, противоположные. Сравнивать их – ужасная манипуляция людской сознанием, в то время, когда ставится символ равенства между рождением и убийством, между жизнью и смертью, между милосердием и малодушием, между злом и добром…

14. Следующая «Пролайферская манипуляция»: «Аборт причиняет вред психическому здоровью».

Разумеется, создатель статьи не в курсе бессчётных изучений (начиная с древних времён) о последствиях абортов для психики, по постабортному синдрому (ПАС), и, как и в прошлом пункте, смешивает понятия. Для справки, к примеру, Университет прерванной беременности в Соединенных Штатах изучает ПАС с 1981 года.

Послеродовая депрессия (ПРД), видящаяся не так довольно часто, и ПАС, видящийся фактически у всех переживших аборт, вещи неприятные, но имеющие разный исход и разную этиологию.

15. Следующая «Пролайферская манипуляция»: «Рождение ребенка урегулирует все вопросы». «На аборт идут не от хорошей судьбы. У большинства дам — неприятности в семье, на работе, с финансами…»

Пролайферы НЕ убеждают даму, что с рождением ребенка все наладится. Но родители и государство вправду смогут оказать помощь, и люди хорошие еще остались. Роды в лучшем случае вправду приведут к личностному росту, а материнство в действительности — это счастье.

Ребенок НЕ преподносится как панацея от всех бед, ребёнок – это не лекарство, не средство. Ребёнок — это человек, полноценный член семьи. Роды вправду меняют даму, но настоящие жизненные трудности по окончании них сами собой и не должны рассасываться. Это различные понятия, не требуется их смешивать. Они у кого-то совпадают по времени, у кого-то нет.

16. Потом читаем: «Нужна ли по большому счету предабортная консультация» и «Как обязана смотреться предабортная консультация»… «Конкретно неизвестно. С одной стороны, предабортное консультирование — уже вторжение в судьбу дамы и попытка оказать влияние на нее. С другой — в данной ситуации многим дамам вправду нужна помощь психолога. Вопрос с абортами — ценностно нагруженный …, но вероятно предложить следующую теоретическую модель. Доабортный консультант обязан оказать помощь даме ответить на два вопроса: желает ли она совершить аборт и что со всем этим делать?».

Уточняю: Доабортный консультант обязан оказать помощь даме ответить на два вопроса: желает ли она СОХРАНИТЬ беременность и что в этом случае ей делать, чем возможно либо необходимо оказать помощь?

17. Потом читаем: «Дама может опасаться, что не справится. Беспокоиться, что ребенок помешает карьере. Но боязнь неудачи возможно связана с синдромом выученной слабости, и, трезво посмотрев на обстановку, дама осознает, что справится не хуже вторых. Быть может, дама возлагает всю ответственность на себя — забывая, что в воспитании участвует и папа. Ребенок может помешать карьере. Но у дамы смогут быть ресурсы, каковые разрешат минимизировать дедушки — и ущерб бабушки, согласные посидеть с ребенком, супруг, готовый уйти в декрет либо трудиться на дому, деньги, чтобы нанять няню. Убеждения смогут быть и обратными. Дама желает совершить аборт по конкретным событиям, но наряду с этим уверена, что ее назначение — рожать, и испытывает необоснованное чувство вины. Обстановка усугубляется, в случае если таких установок придерживаются ее родные и давят на даму. Тогда задача психолога — оказать помощь преодолеть чувство вины и минимизировать психотерапевтические последствия аборта».

Разрешите, чувство вины по окончании аборта не необоснованное, а ЗАКОНОМЕРНОЕ. Не профессионально, зная об этом заблаговременно позже пробовать помогать даме его преодолевать. Тем более, что это нереально. Именно задача психолога — оказать помощь даме отыскать в себе силы устоять перед давлением родных и обезопасисть себя и ребёнка, преодолеть и минимизировать психотерапевтические последствия разрушительного давления, конфликтных обстановок. Задача психолога по окончании — сопровождение родов и беременности, помощь в постродовый период. Очевидно, по запросу.

18. «В целом психолог обязан, не давая готовых решений и советов, оказать помощь даме понять себя , в ситуации, отделить действительность от выдумки, а убеждения от предубеждений».

В доабортном консультировании это именуется поиском зоны и расширением видения внешних и внутренних ресурсов.

19. «По окончании того как дама сама решила, психолог может поддержать в его реализации. В случае если дама желает сохранить ребенка в непростой жизненной обстановке — оказать помощь отыскать ресурсы (и подготовить ее к рождению ребенка в безжалостных условиях национальных роддомов)…», — пишет создатель.

по поводу безжалостных условий покину без комментариев, а что касается помощи и помощи — согласна всецело.

Чего точно НЕ должен делать психолог, это психологически либо морально (либо вторым методом) помогать даме прерывать беременность. У психолога собственная жизнь и отвечать за заблуждения и чужие ошибки он не должен.

20. Я согласна с автором статьи, в том, что: «Организовать такие консультации тяжело. В том месте должны трудиться высококлассные профессионалы , а не бывшие студенты, набирающиеся опыта для личной практики. Они должны приобретать хорошую заработную плат, а не копейки, каковые принято платить на госслужбе. Чтобы не выгореть, им самим будет нужна супервизия (обсуждение рабочих случаев с другим психологом). Заработная плат не должна зависеть от количества отговоренных от аборта дам. Деньги окупятся: такие консультации не приведут к поступить «от противного», а дамы, решившиеся отказаться от аборта, родят любимых детей».

Практический обширный опыт доабортного консультирования не только в Российской Федерации, но и за границей, разрешает сделать следующие выводы:

1. Доабортное консультирование – молодое направление психотерапевтического консультирования, которое разрешает спасти от аборта женщин и некоторую часть детей (в среднем от 5 до 20 % в лучшем случае);

2. Дамы (и семьи), прошедшие такое психотерапевтическое консультирование в большинстве случаев признательны психологам, докторам, стране за возможность задуматься о собственной жизни, о ситуации в семье посредством квалифицированного эксперта. Большинство дам говорят благодарю за предоставленную возможность и поддержку поменять ответ в рождения ребёнка и сторону любви;

3. 99,9% дам показывают, что им было бы легче жить на свете и делать материнскую миссию, если бы пресловутого репродуктивного выбора не было как такового;

4. Доабортное консультирование не решает и не примет решение проблему рождаемости, т.к большая часть дам (80-95%) беременность прерывают и будут прерывать, пока закон разрешает это делать;

5. Доабортное консультирование — это вынужденная мера в условиях легализации абортов.

615.jpg

http://elenashabalina.ru/ru/2012-11-12-17-09-50/5-2012-11-12-16-51-39/108-2017-08-02-11-14-56.html

http://www.pro-life.by/analyst/kommentarii-psihologa-na-statyu-vyacheslava-amanatskogo-popytki-gosudarstva-otgovorit-ot-aborta-prinesut-vred/

Воздержание VS Половое просвещение


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: