Вредные последствия богатства

Люди жалуются на бедность и всякими средствами стараются добыть богатства, а в это же время бедность и нужда придают людям твердость и силу, и, наоборот, роскошь и излишество приводят людей к погибели и слабости.

Зря желают бедные люди переменить нужную для души и тела бедность на вредное для души и тела достаток.

Потребность и кормит, и мучит, и учит. Достаток пучит.

Пословица

Бедному горе, а богатому в два раза.

Богатому не хорошо живется и оттого, что он не может быть спокоен, а постоянно боится за собственный достаток, и оттого, что чем больше богатства, тем больше забот и дел. А основное, оттого не хорошо живется богатому, что ему возможно сходиться лишь с немногими людьми, с этими же, как он, богатыми. С остальными же, с бедными, ему нельзя сходиться. В случае если сойтись с бедными, через чур светло виден его грех. И ему не имеет возможности не быть стыдно.

Достаток с золотом, а бедность с радостью.

Пословица

Достаток приучает людей к гордости, жестокости, разврату и самодовольному невежеству.

Пюисье

Нечувствителен и равнодушен к чужому горю не редкость человек богатый.

Талмуд

Жизнь людей богатых, свободных от нужного для жизни труда, не имеет возможности не быть безумна. Люди, не трудясь, другими словами не выполняя один из законов судьбы всех людей, не смогут не шалеть. С ними делается то же, что с перекормленными домашними животными: лошадьми, псами, свиньями. Они прыгают, дерутся, носятся с места на место, сами не зная для чего.

С потребности умнеют, от достатка дуреют. С жиру и собака бесится.

Пословица

Жалостливый не бывает богат. Богатый возможно не жалостлив.

Манджурская поговорка

Люди ищут богатства, а если бы они лишь знали, сколько хороша теряют люди, наживая достаток и живя в нем, они бы старались избавиться от достатка с таким же усердием, с каким сейчас стараются добиться его.

Придет время, и не так долго осталось ждать, в то время, когда люди прекратят верить в то, что достаток дает счастье, и осознают, наконец, ту несложную правду, что, наживая и удерживая достаток, они не улучшают, а ухудшают не только чужую, но и собственную жизнь.

НЕОБХОДИМО НЕ ПИТАТЬ зависть к ДОСТАТКУ, А СТЫДИТЬСЯ ЕГО

Не уважать нужно богатых, не питать зависть к им, а удаляться от их жизни, жалеть их. Богатому же нужно не гордиться своим достатком, а стыдиться его.

Прекрасно, в то время, когда богатые видят грех собственного богатства и не осуждают бедных за их недоброжелательство и зависть. Но не хорошо, если они осуждают бедных за их недоброжелательство, а не видят собственного греха. И без того же прекрасно, в то время, когда бедные видят собственный грех в недоброжелательности и зависти к богатым и не осуждают богатых, а жалеют их. И не хорошо, в то время, когда они осуждают богатых и не видят собственного греха.

В случае если бедный питает зависть к богатому, то он не лучше богатого.

Плохо самодовольство богатых. Но не меньше плоха зависть бедных. Как много не редкость таких бедных, каковые, осуждая богатых, делают то же самое, за что осуждают богатых, с теми, кто беднее их.

ОПРАВДАНИЯ ДОСТАТКА

Если ты приобретаешь доход, не получая его, то возможно кто-нибудь трудится, не приобретая дохода.

Маймонид

Лишь человек, уверенный в том, что он не такой же человек, как все, а лучше их, лишь таковой человек может с спокойной совестью обладать достатком среди бедных. Лишь мыслью о том, что он лучше вторых людей, может таковой человек оправдывать сам перед собою собственный достаток среди бедных. И что необычнее всего, это — то, что обладание достатками, — то, что должно бы было стыдить человека, — помогает ему главным доказательством его превосходства над вторыми людьми. «Я пользуюсь достатком вследствие того что я лучше вторых. И я лучше вторых вследствие того что пользуюсь достатком», — говорит таковой человек.

Ничто так очевидно не показывает ложность той веры, которая исповедуется среди нас, как то, что люди, вычисляющие себя христианами, смогут среди нуждающихся не только обладать достатком, но и гордиться им.

Люди смогут кормить себя лишь тремя методами: либо грабежом, либо милостыней, либо трудом. Легко отличить от остальных тех, каковые кормятся трудом; так же легко заметны и те, каковые кормятся милостыней; лишь грабителей не сходу возможно признать, по причине того, что их два рода: одни — простые преступники, те, каковые либо грабят, силою отнимая у других вещи, либо крадут их. Этих все знают, и эти сами себя вычисляют ворами и грабителями, и этих ловят и наказывают. Второй же род грабителей это — те, каковые сами себя не вычисляют преступниками, которых не ловят и не наказывают, но каковые разрешенными кабинетами министров средствами грабят рабочий народ, отбирают от него произведения его труда.

Одна из самых простых и серьёзных неточностей, каковые делают люди в собственных суждениях, та, что люди вычисляют хорошим то, что обожают. Люди обожают достаток и потому, не смотря на то, что, казалось бы, разумеется зло богатства, стараются уверить себя, что оно прекрасно.

Как человеку, пойманному днем в грабеже, никак нельзя уверять всех, что он не знал того, что грабимый им человек не хотел дать ему собственный кошелек, так и богатым людям отечественного мира, казалось бы, запрещено уже уверять себя и других, что они не знали того, что те люди рабочего народа, каковые вынуждены трудиться под почвой, в воде, пекле по 10-14 часов в день и по ночам на заводах и разных фабриках, трудятся такую мучительную работу вследствие того что лишь при таковой работе богатые люди дают им возможность существования. Казалось бы, нереально отрицать того, что так разумеется. А в это же время богатые люди не видят этого и без того же, как дети, зажмуриваются чтобы не видеть того, что им страшно.

Разве Всевышний дал что-нибудь одному, не дав того же второму? Разве общий Папа исключил кого-нибудь из Собственных детей?

Вы, требующие необыкновенного права пользоваться Его дарами, продемонстрируйте то завещание, по которому Он лишил Собственного наследства вторых братьев?

Ламенэ

Действительно, что достаток — скопление труда; но обыкновенно один человек создаёт труд, а второй — скопление. И это-то учеными людьми именуется «разделением труда».

С английского

Для язычников достаток — и добро и слава, для подлинных христиан достаток — и зло и срам.

Сообщить: «богатый христианин» — все равно что сообщить: «жидкий лед».

Казалось бы, зная всю мучительную бедность рабочего люда, умирающего от сверхсильной работы и недостатков (а не знать этого нереально), людям богатым, пользующимся этим, стоящим людских судеб, трудом, в случае если эти богатые люди не животные, нереально ни одной 60 секунд оставаться спокойными. А в это же время такие богатые, либеральные, добрые люди, сверхчувствительные к страданиям не только людей, но и животных, постоянно пользуются таким трудом, стараются все больше богатеть, другими словами пользоваться все больше таким трудом, и, пользуясь им, остаются совсем спокойными.

Происходит это оттого, что, в то время, когда люди поступают дурно, они постоянно придумывают себе такие рассуждения, по которым выходит, что плохие поступки уже не плохие поступки, а последствия неизменных и находящихся вне власти людей законов. В старину рассуждения эти пребывали в том, что неисповедимая и неизменная воля Всевышнего предназначила одним людям труд и низкое положение, а вторым — высокое и пользование благами судьбы.

Сперва, в то время, когда были рабы, доказывалось, что Всевышний выяснил господ людей — и положения рабов, и те и другие должны быть довольны своим положением, поскольку рабам будет лучше на том свете; господа же должны быть милостивы к рабам; позже же, в то время, когда рабы были отпущены, доказывалось, что достаток вверено Всевышним одним людям чтобы они употребляли часть его на благие дела.

Объяснения эти удовлетворяли и богатых и бедных, в особенности богатых, весьма долго. Но пришло время, в то время, когда объяснения эти стали недостаточными. И тогда явилось новое объяснение в виде науки политической экономии, открывшей законы, по которым выходит, что пользование и распределение труда им зависит от предложения и спроса, от капитала, ренты, заработной платы, ценности, прибыли и т.д.

На тему эту в маленькое время было написано не меньше брошюр и книг и прочтено не меньше лекций, чем было написано трактатов и прочтено проповедей богословских на прошлую тему, и сейчас постоянно пишутся горы книг и брошюр и читаются лекции.

Вывод из данной науки тот, что в случае если в обществе развелось большое количество воров и разбойников, отнимающих у трудящихся людей произведения их труда, то это происходит не вследствие того что воры и разбойники дурно поступают, а вследствие того что таковы неизменные экономические законы, каковые смогут измениться лишь медленной, определенной наукой, эволюцией, и потому, по учению науки, люди, находящиеся в собствености к разбойникам, ворам либо укрывателям, пользующиеся воровством и грабежом, смогут нормально пользоваться наворованным и награбленным.

Большая часть людей отечественного мира, не смотря на то, что и не знают подробностей этих успокоительных объяснений науки, равно как и многие прошлые люди не знали в подробности теологических объяснений, оправдывающих их положение, — все все-таки знают, что объяснение это имеется, что ученые, умные люди доказывают , что теперешний порядок вещей таков, каким он и должен быть, и что исходя из этого возможно нормально жить в этом порядке вещей, не стараясь поменять его.

Этим лишь возможно растолковать то необычное затмение, в котором находятся хорошие люди отечественного общества, искренно желающие блага животным, но с спокойной совестью поедающие судьбы собственных братьев.

Л.Н.Толстой — Путь судьбы — Часть 28 — Вредные последствия достатка


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: