Вторая стадия – зрелый социализм

Социализм ставит неделимую гос собственность на место личной. Стадия зрелого социализма начинается с того момента, в то время, когда развивающееся социалистическое общество готово приступить к решительному осуществлению таковой замены.

Ниже я постараюсь коротко обрисовать концепцию Многоуровневой демократической итеративной координации (Multilevel Democratic Iterative Coordination, MDIC); более полно вопрос обсуждается в работах: Laibman, 1997, chs. 6–7; 2011, chs. 9–10. MDIC – это ядро зрелого социалистического общества.

Я использую термин «координация», а не более простой термин «планирование», приберегая последний для вероятного применения в его собственном значении: совместной выработки дорог грядущего развития общества – характера антропогенной среды, размещения мест проживания, отдыха и работы; ко мне же относится проектирование социально-политических структур и разработка дорог изучения неизученных заселения и областей неосвоенных пространств. (Слово «замысел», но, вездесуще, и в различных формах оно будет проскальзывать в тексте.) Координация – это постоянная и реализации и масштабная задача расчёта огромного комплекса людской деятельности – принятие всех ответов в сферах разработки, производства, транспортировки, доставки/предоставления, распределения и услуг и потребления товаров.

Черта координации как «многоуровневой» показывает на разные уровни централизации в совокупности, подтверждая, что у этого комплекса вправду имеется центр. Соответственно, мы можем забрать за базу несложную модель MDIC, где речь заходит только о двух уровнях: уровне предприятия и уровне центра (местного трудового коллектива). Модель с уровнями и промежуточными звеньями ниже предприятия тут очевидно «напрашивается», но тут мы ее разглядывать не будем. Слово «итеративная» подразумевает, что творческое координирование (планирование) действий содержательно осуществляется на обоих уровнях (центра и предприятия) и что эти действия последовательно приводятся к некоему согласованному целому через последовательность повторяющихся актов сотрудничества между уровнями (итераций). Наконец, слово «демократическая» тут не просто отсылка к любимому многими термину «для результата». Оно высказывает собой историко-материалистический тезис о том, что человеческое развитие достигло того уровня, в то время, когда предстоящий рост легко объективно не имеет возможности происходить без творческого, критического, участия и рационального вовлечения всех (за исключением, само собой разумеется, мелких детей, немощных и больных). Главное значение имеет то, что народовластие (включая как действенное участие в принятии ответов, так и вольно ведущиеся дискуссии и культуру критического мышления) серьёзна не только для предприятия (где высокая степень яркого участия в принятии ответов, разумеется, достижима), но и для центра.

Что же делает центр? Во-первых, он сводит воедино замыслы фирм, определяет, каковы последствия этих замыслов для других фирм (к примеру, трансформации в требуемом ассортименте товаров), и формирует из замыслов фирм внутренне согласованное целое, прося либо (в соответствии со собственными демократически утвержденными полномочиями) заставляя предприятия модифицировать их замыслы. (Собственность, которую общество предоставляет в распоряжение трудящихся на предприятии, не в собственности им так, дабы они имели возможность делать с нею все, что захотят: при необходимости должны использоваться требования, определяемые более широкими публичными заинтересованностями.) Во-вторых, центр несёт ответственность за плановое ценообразование. Все трансакции осуществляются по социалистическим стоимостям воспроизводства; стихийная ценовая борьба среди фирм запрещена, так что предприятие может расширить собственный доход (наиболее значимый элемент, определяющий вознаграждение за его работу; см. ниже) лишь через настоящую деятельность (к примеру, повышая производительность труда либо уровень качества продукции). Социалистические стоимости воспроизводства рассчитываются, исходя из прямого и косвенного потребления ресурсов фирмами, и, помимо этого, включают в себя учет долговременных возможностей, нужный, в случае если общество планирует принимать к сведенью растущие требования и экологические ограничения, которые связаны с обеспечением устойчивости развития. Мы можем высказать предположение, что со временем ценообразование будет учитывать и многие другие социальные цели и что эта концепция цены разрешает достигнуть намного большего, чем любой механизм стихийной борьбе (капиталистический либо «рыночно-социалистический»). В-третьих, центр интернализует многие значительные внешние эффекты намечаемой деятельности фирм – эффекты, каковые нереально воспринять и по поводу которых нереально принять меры, оставаясь на уровне отдельного предприятия, кроме того при всем жажде. Наконец, в-четвертых, центр посредством программ оптимизации (применяя возможности агрегации данных и расчетные мощности, недоступные отдельным фирмам) последовательно приближает план к оптимальному. Данный перечень, возможно, далеко не исчерпывающий.

Что же делают предприятия? В первую очередь – они составляют собственные предварительные замыслы, исходя из интересов и возможностей всех собственных участников. Эти замыслы, высказывающие оптимальный отклик предприятия на спрос на его продукцию либо услуги (так, как он воспринимается предприятием), являются основой для управляемого центром итеративного процесса. Предприятие – наиболее значимая (но не единственная) «площадка» для совершенствования и последовательного расширения социалистической народовластии; это указывает всемирно-исторический разворот вспять капиталистической тенденции к подчинению труда условиям его существования.

Необходимо подчеркнуть две особенности совокупности вознаграждения фирм в условиях MDIC. Во-первых, оценка показателей работы предприятия тут куда сложнее, чем все, что имело место ранее. Одним из этих показателей есть свойственный лишь социализму экономический критерий: полная реализованная рентабельность, либо отношение реализованной цене чистой продукции (по социалистическим стоимостям воспроизводства) чистого выпуска к (соответствующим образом измеренному) совокупному количеству ресурсов (грубо говоря, Y/K, в противоположность капиталистическому P/K). Данный показатель возможно улучшен любыми «хорошими делами» (в узкоэкономическом смысле), на каковые способно предприятие, – к примеру, благодаря улучшению производительности качества и росту труда продукции, экономии на потреблении исходных ресурсов, разработке более идеальных разработок и т. д. Но совокупная мера результатов работы предприятия включает кроме этого показатели, характеризующие ответ последовательности соцвопросов: развитие самих работников, преодоление унаследованных от угнетения проявлений и прошлого расслоения по гендерному либо расовому показателю, достижение намеченных целей, касающихся действия на внешнюю среду, развитие взаимоотношений с местным сообществом, с другими фирмами и т. д. Все эти параметры должны оцениваться на протяжении политического процесса с участием представителей «заинтересованных сторон» (stakeholders) в обществе за пределами предприятия – равно как и в него. В следствии формируется некая неспециализированная мера качества работы, только одной из составляющих которой есть выпуск продукции.

Во-вторых, когда эта совокупность оценки качества работы начинает действовать , вознаграждение (доход) предприятия определяется как запланированными показателями, так и последующей успешностью их успехи. Кратко говоря, предприятие делается заинтересовано и в принятии амбициозных замыслов, и в верном исполнении уже сформулированных плановых заданий – стимулируются и амбициозность, и реалистичность. Цель пребывает в том, дабы обеспечить применение предприятием вверенных ему ресурсов так, дабы были защищены интересы общества, и в один момент – добиться, дабы принимаемые им замыслы были разумными, и тем самым – дабы обработка и агрегация данных в центре базировались на настоящих конкретных местных возможностях.

Главная мысль: предприятие и центр вовсе не воображают противоположные правила – «централизация против децентрализации»; напротив, они взаимоэффективны, и успех одного определяется успехом другого. Ни одна из сторон не имеет возможности нормально функционировать без второй; предприятие, занимаясь планированием, предоставляет центру нужную информацию; центр, со своей стороны, снабжает предприятию стабильные «рамочные условия» на макроуровне, благодаря которым делается вероятным настоящее планирование. Так функционирует хозяйственное ядро (Core Economy), выстроенное на правилах MDIC, – центральная часть совокупности зрелого социализма.

Переходные периоды

Возвратимся сейчас к стадии «социализма-предтечи». Мы имеем:

(a) классический рыночный сектор, в особенности сильный, возможно, в сфере услуг и сельском хозяйстве;

(б) публичный (национальный) сектор, с административным («преитеративным») планированием, ориентированный на такие социалистические сокровища, как полная занятость, социальная защищенность работников, коллективное потребление;

(в) сектор внешней инвестиций и торговли – источник нужных организационных ресурсов и технологий, но одновременно с этим и «главный раздражитель» с позиций социалистического развития.

Что делать? Обязана ли отечественная идея ограничиваться одним измерением «реформы»: как совершить приватизацию ровно в таком количестве, дабы она являлась ограничителем коррупции и бюрократии, уравновешивая ее влияние заявляемой приверженностью целям социализма? Социализм при таком понимании думается наивным – похвальным, но проблематичным – убеждением, идущим вразрез с вечной «неоклассической» людской природой, от которой нереально уйти. Можем ли мы раз и окончательно вырваться из данной ловушки?

Политический замысел, схематически представленный на рис. 1, может тут, по-видимому, что-то посоветовать.

Рис. 1. Предположительная организационная структура для стадии перехода от «социализма-предтечи» к зрелому социализму.

На схеме изображен представительный орган (соединяющий законодательные и аккуратные функции), складывающийся из двух палат, – двухпалатное национальное управление. Исторические примеры двухпалатных законодательных органов либо парламентов (скажем, Палата общин и Палата лордов в Британии, Палата и Сенат представителей в Соединенных Штатах, Совет Национальностей и Совет Союза в СССР) были основаны или на возмутительно несправедливых классовых различиях, или на необходимости примирить и согласовать интересы отдельных социальных игроков (громадных и мелких штатов, к примеру, либо разных национальных образований). Предлагаемая тут двухпалатная ассамблея – это что-то иное. По данной схеме, Народное Собрание избирается всем взрослым населением по территориальным округам. Наоборот, Совет Хозяйственного Ядра избирается лишь работниками фирм хозяйственного ядра (Core Enterprises) – фирм, входящих в совокупность MDIC. Запросить о собственном переходе в состав ядра может любое предприятие, из госсектора либо из частного. Размер тут не есть единственным критерием – в хозяйственное ядро смогут входить и малые предприятия. Основное требование – участие в итеративной координации; оно предоставляет рабочим доступ к ресурсам сектора MDIC, вместе с тем и разрешает (как было отмечено выше) центру вмешиваться в их действия. Напомним, что предприятие возможно национальным, но не входить в ядро; немедленный охват ядром (подмножеством публичного сектора) всех национальных фирм возможно делом неосуществимым либо кроме того нежелательным. Предприятия частного сектора, независимо от того, являются ли они личными, кооперативными либо капиталистическими, хозяйственному ядру по определению не принадлежат.

Двухпалатность постоянно вводит неравенство, и это нужно открыто констатировать. В этом практически и состоит новизна данного предложения: работники фирм хозяйственного ядра голосуют на двух выборах, в то время как все остальные участвуют всего в одних! В случае если, но, хозяйственное ядро (сектор MDIC) со временем будет расти, все больше работников будет наделяться данной привилегией, и ее значимость понизится. В какой-то момент разграничение между Советом и Народным Собранием Хозяйственного Ядра станет атавизмом, и эти два органа возможно будет объединить. Различия и внутренние конфликты между ними смогут, но, играться наиболее значимую роль в течении долгого этапа «социализма-предтечи», в то время, когда массовое сознание, мощности, находящиеся в распоряжении общества, и уровень политического развития еще не разрешают создать завершенную демократически планируемую экономику, которая охватывала бы государство/нацию всецело.

Под совместным контролем двух палат национального правящего органа находятся органы планирования, выступающие в качестве центра по отношению к фирмам в соответствии с модели MDIC. Как продемонстрировано на рис. 1, прерогативой Народного Собрания есть осуществление контроля над частным сектором через Комитеты защиты революции. Ожидается, что частный сектор будет трудиться в рамках закона: выполнять законодательство об охране здоровья и труда работников, платить налоги и т. д. Совет Хозяйственного Ядра делает схожие функции в отношении предприятий и органов планирования хозяйственного ядра. Комитеты по социально-экономическому контролю являются инструментом развития массового участия в ходе MDIC за пределами каждого отдельного рабочего места либо производственного участка; через них реализуются функции участия «заинтересованных сторон» (stakeholders) в обрисованном выше ходе оценки результатов и составления плана работы предприятия.

Как прекрасно трудилось бы хозяйственное ядро (сектор MDIC)? Как большого уровня достиг бы в нем процесс итеративной координации? В полной мере возможно, что на первых порах – не отлично. Сначала органы планирования смогут и публиковать замыслы фирм ядра и трудиться «прагматически», исходя из наличного положения дел, сглаживая противоречия между фирмами, надеясь на резервные запасы и (как это довольно часто случалось в «раннесоциалистическом» опыте) разрешая потребителям быть той «остаточной величиной», которая балансирует замысел! Неспешно, с доступом уровня и ростом квалификации к современным информационным разработкам, – и органы планирования, и сами фирмы смогут реально создавать расчеты с целью оптимизировать замыслы оптимизации. Но чтобы сначала запустить процесс MDIC, может оказаться достаточно весьма несложных способов «планирования от достигнутого» и несложных схем оценок.

Основное требование пребывает в том, дабы хозяйственное ядро трудилось достаточно прекрасно, дабы последовательно привлекать к себе новых участников. Не только право голосовать на выборах в Совет Хозяйственного Ядра, вместе с тем и опыт участия в принятии ответов, рост доходов, становящийся вероятным благодаря принадлежности к ядру, и образовательные и организационные возможности, открываемые доступом к ресурсам органов планирования, – все это должно всегда стимулировать работников, занятых в частном секторе и на фирмах госсектора, не входящих в ядро, искать работу на фирмах ядра либо давить на собственные национальные либо кооперативные фирмы, получая, дабы они подали заявку на присоединение к ядру.

Напомним, что первоначально хозяйственное ядро не обязательно должно быть весьма широким. Она должно расти, количественно и как следует, с таковой скоростью, с какой разрешают условия. На раннем этапе «социализма-предтечи» может наблюдаться расцвет личной экономической деятельности, тогда как процесс MDIC находится в стадии становления, и его масштабы малы; эмпирически это как бы «отступление» от строительства, но в конечном итоге – его «стадия кокона»! (Мы, само собой разумеется, должны обращать внимание на ту политическую угрозу, которую «лично-рыночный» сектор может воображать для проекта социалистического развития.)

Ожидается, но, что хозяйственное ядро будет ведущей силой, «продвигающей» радикально социалистические начала в обществе в целом. Ко мне относятся: основанная на соответствующих правилах планирования результатов и оценка работы со стороны как отдельных людей, так и фирм, и вытекающая из нее, кроме этого принципиально обоснованная, отличие в зарплате , ведущая к росту, а не подавлению социалистического сознания; последовательное преодоление вековых квалификационных и властных различий на производстве, закладывающее базы для неуклонного сокращения данной отличия в оплате; развитие полностью людских трудовых и жизненных опыта и способностей каждого индивида; и постепенное уничтожение внешнего статусного символизма, связанного с потреблением, и превращение потребления, равно как и труда, в деятельность, служащую удовлетворению людских потребностей и увеличению качества людской судьбе.

Библиография

  1. Foley, Barbara, and Bernard H. Moss, eds. 2009. “China. Socialism, Capitalism, Market: Where Next”. Special Issue. Science Society, 73:2 (April)
  2. Kotz, David. 2001. “Is Russia Becoming Capitalist?” Science Society, 65:2 (Summer), 157-181
  3. Kotz, David, and Fred Weir. 1997. Revolution from Above: The Demise of the Soviet System. London/New York: Routledge
  4. Laibman, David. 1978. “The ‘State Capitalist’ and “Bureaucratic-Exploitative’ Interpretations of the Soviet Social Formation: A Critique”, Review of Radical Political Economics, Vol. 10 (Winter), 24-34. Republished as Ch. 14 of David Laibman, Value, Technical Change and Crisis: Explorations in Marxist Economic Theory. Armonk, New York: M. E. Sharpe, 1992
  5. Laibman, David. 2007. Deep History: A Study in Social Evolution and Human на данный момент. Albany, New York: State University of New York Press
  6. Laibman, David. 2009. “The Western Left, the Soviet Union, and Marxism”. Science Society, 73:4 (October), 540-553
  7. Laibman, David. 2011. Political Economy After Economics: Scientific Method and Radical Imagination. London: Routledge
  8. Lebowitz, Michael. 2010. The Socialist Alternative: Real Human Development. New York: Monthly Review Press
  9. Ludlam, Steve. 2012. “Aspects of Cuba’s Strategy to Revive Socialist Development”. Science Society, 76:1 (January), 000-000
  10. van der Linden, Marcel. 2007. Western Marxism and the Soviet Union: A Survey of Critical Theories and Debates Since 1917. Historical Materialism Book Series, Vol. 17. Leiden, Amsterdam/London: Brill
  11. Yaffe, Helen. 2009. Che Guevara: The Economics of Revolution. London: Palgrave Macmillan
  12. Yaffe, Helen. 2012. “Che Guevara and the Great Debate, Past and Present”. Science Society, 76:1 (January), 000-000

[1] Фоном для теоретических неприятностей, исследуемых тут, есть, само собой разумеется, вся богатая – и неоднозначная – история посткапиталистического строительства в Советском Альянсе, в Китае и на Острове Свободы, а также в других государствах Азии, Восточной Европы и (сейчас уже) Латинской Америки. Не предпринимая ничего похожего на какую-либо попытку литературного обзора в данной широкой области, отсылаю читателя к нескольким источникам. По СССР: Kotz and Weir, 1997; Kotz, 2001; van der Linden, 2007; Laibman, 2009. По Китаю: Foley and Moss, eds., 2009. По Кубе: Yaffe, 2009; Yaffe, 2012, Ludlam, 2012.

Социализм как коммунизм. М.В.Попов


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: