Введение в естественное состояние

В то время, когда появляются внутренние и внешние символы, мастер вводит нас в естественное состояние при помощи объяснения природы тех переживаний, каковые у нас уже были и того знания, которое мы получили самостоятельно. Так практика обретает темперамент расслабленности и большего покоя, она делается в меньшей степени практикой концентрации и сосредоточения и больше делается похожей на практику созерцания.

Именно на данной стадии, в то время, когда мы опустились ниже поверхностного уровня движущегося ума, мастер расспрашивает нас о отечественном переживании естественного состояния ума. Задаваемые вопросы относятся к природе ума (имеет ли он форму либо цвет, либо правильное расположение), после этого — к происхождению и природе мыслей (откуда они появляются, где они пребывают и где растворяются, кто их замечает). Преподаватель может задать вопрос: Кто ты? либо Что представляет собой твой ум? Имеет ли он цвет и форму? либо: Откуда берутся твои мысли?, но наряду с этим сам он не будет давать никаких намеков на ответы. Лишь в то время, когда мы получим познание при помощи практики проникновения в ум и при помощи отечественных собственных медитативных переживаний, мастер раскроет нам природу ума, прямо указав нам на отечественное собственное знание, полученное на базе личного опыта, и даст объяснения довольно кунжи и ригпа и их неразрывного единства в изначальном состоянии. Потому, что все то, что мастер нам растолковывает и говорит, есть знанием, которое мы купили сами при помощи собственного прямого переживания, отечественное познание будет ясным и подлинным. Мастер не дает нам собственную концепцию, что-то, что мы не пережили на своем опыте, это привело бы липа к интеллектуальному пониманию. Он вводит нас в то, что мы уже сами нашли в себя.

Нужно самим достигнуть этого яркого переживания, и самым надежным методом к этому есть практика шиней. В другом случае весьма легко запутаться в интеллектуальных фантазиях довольно изначального состояния, пустоты, ясности, света, блаженства и т.д. В то время, когда мы постигаем изначальное состояние при помощи шиней, мы обретаем его идеальное познание и можем войти в состояние созерцания и пребывать в нем. Эта одна из двух главных практик Дзогчен, именуемая трекчод (см. главу 15).

Когда мы достигнем контроля над ментальным потоком при помощи концентрации с атрибутом, мастер ознакомит нас с практикой концентрации без атрибута и даст соответствующие наставления. Попадая в ум, мы достигаем понимания работы мыслеобразующего уровня ума и так приходим к познанию лежащего в его основе естественного состояния ума. Тут выделяются две стадии.

Первая стадия включает в себя тренировку с соблюдением четырех ключевых принципов относительно позы тела, взора, обретения контроля над умом и приверженности. В большинстве случаев под приверженностью (самайя на санскрите и дам тсиг на тибетском языке) подразумеваются обеты, принимаемые на протяжении получения тантрической наставлений и инициации; тут же имеются в виду легко правила относительно позы тела и т.д., которым нужно направляться на протяжении исполнения данной конкретной практики. Вторая стадия пребывает в углублении практики.

Тут указания относительно позы тела и взгляда легко отличаются от тех, каковые были даны для практики концентрации с атрибутом, и когда мы получили контроль над умом и познание состояния, мы можем в основном расслабиться. Больше нет необходимости предпринимать упрочнения по контролированию мыслей, потому, что больше нет никакого препятствия. Сначала практические занятия не должны быть через чур долгими и твёрдыми; как и при практики концентрации с атрибутом, прекрасно начать с маленьких периодов и после этого неспешно удлинять их, уменьшая наряду с этим перерывы между ними. Перед началом занятий лучше воздержаться от через чур напряженной физической активности, потому, что это очень плохо скажется на стабильности ума и приведёт к большему количеству мыслей. Не нужно танцевать, прыгать, делать резкие перемещения, и без необходимости говорить и заниматься безлюдной болтовней. Что касается ума, то перед исполнением практики лучше ничего не планировать и ни о чем не думать, нужно расслабиться сначала.

В случае если мы испытываем трудность в начале практики созерцания, но после этого достигаем успеха, это прекрасно. Взяв учение, мы должны упорно и настойчиво практиковать его, пока не достигнем результатов; после этого, взяв новое учение, нужно кроме этого практиковать его подобающим образом. К примеру, в случае если мы взяли указания по практике концентрации, но не делаем ее подобающим образом по причине того, что нам хочется взять высшие учения по практике созерцания, то в то время, когда мы будем делать последнюю, мы не сможем развить ее в нужной степени — так как мы не завершили предварительную работу.

При помощи верного и упорного сосредоточения мы можем продвинуться с первой стадии принудительной концентрации, которая требует упрочнений, через стадию естественной концентрации, на которой практика отличается большей расслабленностью и не требует таких упрочнений, на конечную стадию устойчивой концентрации.

В то время, когда благодаря объяснениям мастера отечественное постижение естественного состояния проясняется, мысли, каковые возникают , больше не есть для нас препятствием, происходит их самоосвобождение. По большому счету по собственной природе мысли не есть препятствием либо проблемой; они являются проявлением естественного состояния. Мысли появляются из естественного состояния, пребывают в естественном состоянии и возвращаются в естественное состояние. В случае если мы не разрешаем мыслям отвлекать нас тем, что следуем за ними либо пробуем их подавить, то мы не создаем привязанности либо отвращения к ним, и тогда происходит их самоосвобождение в естественном состоянии, и мы видим мысли как некие украшения естественного состояния.

Познание возможно двух типов: с мыслями, другими словами концептуальное, интеллектуальное познание, и без мыслей, другими словами прямое, яркое познание. Освобождение мыслей не имеет возможности случиться при помощи вторых мыслей: хорошие мысли не смогут высвободить нехорошие мысли, совершенно верно так же как кровью нереально смыть кровь с руки. Хорошие и нехорошие мысли подобны препятствиям на пути успехи яркого понимания естественного состояния, которое находится вне мысли, а идея не в состоянии постичь то, что вне ее. Познание естественного состояния возможно лишь прямым пониманием, неопосредованным мыслью; это пустотная природа ума, постигающая сама себя.

Кроме того в случае если мы получили это познание через осознание присутствия, при происхождения мысли: О, это и имеется пустота, сейчас я осознаю, прямого понимания больше нет, потому, что эта идея отвлекла нас, и это низводит прямое познание на уровень концептуального понимания. Состояние присутствия, постигающее вакуум, есть исконным самоосознанием. Оно именуется исконным самоосознанием потому, что именно пустотное состояние достигает понимания самого себя благодаря собственной ясности. Пустота не отделима от ясности; пустота — это ясность, а ясность — это пустота.

Практика концентрации — это еще не созерцание, но при помощи развития концентрации мы можем познать естественное состояние и получить свойство пребывать в состоянии присутствия; это введение в практику созерцания.

НЬЯМШАГ

Созерцание

В то время, когда все постигается как Будда,

идея и Медитация неразрывны.

Сама эта медитация имеется верховная мысль.

Будду запрещено ни отыскать в медитации, ни утратить при отсутствии медитации:

Неизменно пребывай в состоянии, свободном от отвлечений.

Йога для эйфории: нада йога


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: