Вызволение правды и меры.

Сад вместо темницы. Как Ужас Сторожем трудился. Славик и Волк приглашают Меру и Правду пойти к людям.

Покатился клубок дальше, а Славик с Волком за ним следом пошли. Продолжительно ли кратко ли, близко ли далёко ли, а привёл клубок их к саду красивому и остановился. В саду том росли деревья плодовые. Каких лишь не было: и яблони, и груши, и черешня с вишней, персики, инжир, сливы, всего и не перечислить. Подивились Славик с Волком такому разнообразию. Сад был ухоженный, очевидно кто-то за деревьями присматривал. Пошли они вглубь сада. В саду пели птицы, ветки деревьев клонились под тяжестью плодов, каковые так в руки и просились.

— Волк, как думаешь, яблочко то возможно одно попытаться? – не удержался Славик.

— Погоди, может, лучше у хозяев задать вопрос, — опоздал закончить фразу Волк, а Славик уже ухватил ближайшее к нему яблочко.

Тут отправился по саду звон и шум, птицы переполошились. Волк со Славиком остановились от неожиданности.

— Ну сказал же тебе, подожди, — возразил Волк, — сейчас оправдывайся, что мы не преступники.

Тут из-за деревьев показалось Что-то. Оно было громадное, лохматое, цвета неизвестного, то ли шло, то ли катилось, глаз было не рассмотреть, рта также, но звуки Оно издавало очень устрашающие. Славик на всякий случай спрятался за Волка. Приблизившись, Что-то сделало пара кругов, обежав Славика с Волком, пробуя их устрашить. Славик в самом деле испугался, но Волк стоял и нормально разглядывал чудище.

— Волк, может, это Ужас? – шёпотом высказал предположение Славик.

— Может, и Ужас, — так же шёпотом ответил Волк, — лишь мне не весьма то и страшно, — продолжил он.

Тут Ужас рыкнул, и Волк со Славиком на всякий случай замолчали, ожидая, что Ужас будет делать дальше. Ужас, по всей видимости, удивился тому, что Волк со Славиком не затряслись, а находились и рассматривали его, и сел.

— Ты – Ужас? – решил уточнить Волк.

— Ужас, — Ужас встряхнулся и рыкнул опять, — а вы из-за чего не опасаетесь?

— Как не опасаемся, опасаемся, — решил не расстраивать Ужас Славик, — в темноте бы ещё больше опасались. У нас к тебе дело имеется, — он забрал инициативу в собственные руки.

— Дело? – Ужас очевидно растерялся. От одного его вида в большинстве случаев бежали, пугались, а тут не только не бежали, а к нему по делу пришли.

— Ты так как в охране тут трудишься, — продолжил наступление Славик, — нам бы с твоими пленницами повидаться.

Ужас недоумевал.

— Не положено. Вы должны испугаться и убежать. С пленницами видеться не положено, — сообщил Ужас и осознал, что подтвердил существование пленниц.

— Не положено, так не положено, — дал согласие Волк, — а желаешь, мы тебе на гуслях сыграем? – внезапно внес предложение он.

— На гуслях? – Ужас задумался. Ему никто не делал раньше таких предложений. Он поразмыслил и сделал вывод, что ничего недозволенного в игре на гуслях нет, — ну играйтесь, дал согласие он.

Славик извлёк гусли-самогуды.

— Давай-ка, Волк, мы с тобой в четыре руки сыграем, — внес предложение Славик.

И они заиграли «Барыню». Под эту музыку ноги сами просились в пляс, ну а с гуслями-самогудами устоять и вовсе было не вероятно. Ужас пустился в пляс. Он и трясся, и катался, и кувыркался, как мог. Вместо того дабы рычать, Ужас начал смеяться и подсвистывать в лад мелодии. Волк со Славиком подтопывали ногами, готовые также сорваться в пляс. За этим радостью не увидели они, как за деревьями показались две дамы.

— Здравствуйте, что это тут за концерт, — раздался голос из-за деревьев.

Славик с Волком прекратили играться, а Ужас, кувыркнувшись в последний раз, поднялся перед дамами, вышедшими из-за деревьев.

— Кто это к нам пожаловал? – задала вопрос одна из них.

Дамы были одеты в долгие белые рубахи, украшенные вышитыми орнаментами. Вышивка была красного цвета, красным были расшиты и пояса[32], каковые подпоясывали рубахи. Волосы у дам были заплетены в косы. У одной косы были уложены около головы, у второй струились по падали и спине ниже пояса. Головы дам украшали венки из цветов.

Костюмы были очевидно не современными. Волк со Славиком утратили дар речи.

— Неужто это те, о ком я думаю? – тихо задал вопрос Славик у Волка.

— Не шепчитесь, — улыбнулась та из дам, у которой косы были около головы уложены, — вы не совершили ошибку. Я – Действительно, а это – Мера, — представилась она сама и представила вторую даму, на что та поклонилась головой.

— Так вы же за семью засовами, в темнице должны быть, — высказал собственные сомнения вслух Волк.

— Имеется и темница, и засовы, вот и Ужас имеется, — подтвердила Действительно, — Лишь времени столько прошло, столько воды утекло, что кое-что успело измениться, — продолжила она, – отправимся к нам в темницу, в том месте и поболтаем, — пригласила Правда всех и отправилась первой вперёд.

Шли они недолго и скоро были на лужайке. Посредине лужайки стоял маленький сруб, над срубом на двух столбах – двухскатная крыша. Под крышей – ворот с громадным колесом и несколькими пальцами. На вороте была намотана цепь, к цепи прикреплено ведро. Это был ветхий колодец.

— Полезайте, — внесла предложение Действительно, указав на колодец.

— Быть может, тут поболтаем, на свежем воздухе, — воспротивился Славик.

— Возможно и тут, — дала согласие Мера, — вы же темницу поминали, вот мы вас пригласить и решили.

— Да всевышний с ней, с темницей, не в ней дело. Мы вас вызволять пришли, — вступил в беседу Волк. – А вас и вызволять не нужно. Вольно гуляете. Вон, какой сад превосходный, да и Ужас также компанейским был.

— А что тут удивляться, — начала объяснение Правда. – Сперва сидели мы в темнице, куда нас Злыдни посадили. Время шло, а желающих вызволять нас не было. Мы сперва рвались на волю, к людям, а позже осознали, что самим идти безтолку. Раз нас не ищут, значит, не весьма мы людям и необходимы. Злыдни, видя такое положение, реже стали нас с испытаниями посещать, а позже и вовсе засовы сняли. Сочли, что Страха достаточно для охраны, да и идти нам некуда. Мы стали выходить наверх. На земле над темницей мы нашли пара деревьев, чахлых, закинутых. Мы их подрезали, стали ухаживать, и вот какой сад разросся, — обвела рукой около себя Правда и улыбнулась.

— Решили мы ожидать, пока людям пригодимся, — продолжила рассказ Мера,- так и жили в темнице без засовов. Ужас также к нам привык, а пугать и разучился практически, потому, что пугать некого было. – Завершила рассказ Мера.

— Да, — Славик не имел возможности придти в себя от удивления, — я то думал, будет необходимо в бой вступать, змея-горыныча побеждать, засовы разламывать, а оно вон как обернулось. Я думаю, многие оставили идею выручать вас, от того, что опасались заблаговременно.

— Ну, не напрасно же говорят, у страха глаза громадны, — Мера не имела возможности удержать ухмылки.

— Иволков опасаться – в лес не ходить, также говорят, — подхватил Волк.

Так что же, раз нам вас выручать не было нужно, живётся вам тут хорошо, значит, вы с нами и не отправитесь? – решил задать вопрос Славик.

— Ну, это как приглашать станете! – Мера переглянулась с Правдой. – Вы же храбрости набрались ко мне придти, — улыбнулась она, — сейчас слово за вами.

Правда с Мерой держались нормально и мало празднично.

— Видите ли, — начал Славик, — имеется люди, каковые знают, о том, что вы существуете. Но это такие древние легенды, что больше похожи на небылицы. Жизнь у нас вкривь и вкось идёт. Человеков не осталось. Нелюди через Злыдней руководят, да, наверное, сами не знают куда идти. Забыли то, что говорили древние философы – «В случае если человек не знает, к какой пристани он держит путь, для него ни один ветер не будет попутным»[33]. Так и крутят людей без цели и направления в жизни. Без Меры и Правды, другими словами без вас, нам никак не обойтись. Говорить о том, как мы живём, продолжительно. Приглашаем вас покинуть заточение и пойти с нами, — закончил Славик собственную маленькую обращение.

Правда с Мерой переглянулись.

— Прекрасно, — сообщила Мера. – Ужас тут покинем, пускай за садом присматривает.

Сказать с Мерой и Правдой было весьма легко, они как словно бы наперёд знали, что им планируют сказать. Сборы были недолгими. Собрали мало плодов из сада на дорогу, присели, поразмыслили, испуганно простились, наказали ему за садом заботиться и двинулись в обратный путь. По дороге Волк говорил Правде с Мерой о жизни в Чудесном лесу, Славик о жизни в Городе и Деревне, о том, что им на пути повстречалось. Возвращаться решили тем же путём, что и шли к Правде с Мерой. Первым на пути был Учёный.

В Деревне тем временем все продолжали смотреть за путешествием Славика и Волка благодаря тарелочке Яги. Иногда семья планировала около тарелочки и Яга просила её продемонстрировать, как обстояли дела у путешественников.

В то время, когда Славика с Волком схватили во Втором Посёлке жёлтые стражники все весьма переживали и сделали вывод, что верно путешественники сделали, что убежали. Закон, само собой разумеется, нужно уважать, но схватили их без следствия и суда, и задержать имели возможность на долгое время.

У Учёного всех поразили результаты его работы. Васятка позже придумали игру с Настенькой и брали у всех понарошку клетки для котлеток. Над помидором больше всех потешались Яга с Никитичной и любой раз, в то время, когда ставили на стол тарелку с душистыми красными помидорами, покатывались со хохоту, вспоминая светло синий опыт Учёного.

К моменту, в то время, когда Славик с Волком нашли Меру и Правду, у тарелочки собралась вся семья. Для всех было огромной неожиданностью заметить Меру и Правду в саду живыми и невредимыми. Яга достаточно радовалась:

— Я же сказала, не нервничайте, справятся Волк со Славиком. Хорошему делу Всевышний оказывает помощь!

Славик за время пути возмужал, окреп и смотрелся совсем взрослым. Он стал выше ростом, волосы отрасли и оказалось, что они вьются.

— Хороший молодец, по-второму и не сообщишь, — сообщила, разглядывая брата, Настенька. -Только бы сейчас возвратились поскорее, — загадала она, глядя в тарелочку.

23 РЕАКЦИИ ПОДСУДИМЫХ НА ПОЖИЗНЕННЫЙ РЕШЕНИЕ суда В ЗАЛЕ СУДА. О ЧЕМ ОНИ ДУМАЮТ Сейчас?


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: