Забрала. гражданки с этого сеанса в одних панталонах бежали по тверской.

— Ну, само собой разумеется, это Дарья говорила, — сказала Маргарита

Николаевна, — я в далеком прошлом уже за ней подмечала, что она ужасная врунья.

Забавный разговор кончился приятным сюрпризом для Наташи. Маргарита

Николаевна отправилась в спальню и вышла оттуда, держа в руках флакон и пару чулок

Одеколона. Сообщив Наташе, что она также желает продемонстрировать фокус, Маргарита

Николаевна подарила ей чулки и склянку и заявила, что требует ее лишь об

Одном — не бегать в одних чулках по Тверской и не слушать Дарью.

Расцеловавшись, домработница и хозяйка расстались.

Откинувшись на эргономичную, мягкую спинку кресла в троллейбусе, Маргарита

Николаевна ехала по Арбату да и то думала о собственном, то прислушивалась к тому, о

Чем шепчутся двое граждан, сидящие в первых рядах нее.

А те, иногда оборачиваясь с опаской, не слышит ли кто, перешептывались

О какой-то ерунде. Громадный, мясистый, с бойкими свиными глазками,

Сидящий у окна, негромко сказал мелкому собственному соседу о том, что было нужно

Гроб закрыть тёмным покрывалом…

— Да не может быть, — поражаясь, шептал мелкий, — это что-то

Неслыханное… А что же Желдыбин предпринял?

Среди ровного гудения троллейбуса слышались слова от окна:

— Угрозыск… скандал… ну, прямо мистика!

Из этих отрывочных кусочков Маргарита Николаевна кое-как составила

Что-то связное. Граждане шептались о том, что у какого-либо покойника, а

какого именно — они не называли, этим утром из гроба похитили голову! Вот из-за

Этого данный Желдыбин так и переживает сейчас. Все эти, что шепчутся в

Троллейбусе, также имеют какое-то отношение к обокраденному покойнику.

— Поспеем ли за цветами заехать? — волновался мелкий, —

Кремация, ты говоришь, в два?

Наконец Маргарите Николаевне надоело слушать эту загадочную трепотню

Про похищенную из гроба голову, и она была рада, что ей пора выходить.

Через пара мин. Маргарита Николаевна уже сидела под кремлевской

Стеной на одной из скамей, поместившись так, что ей был виден Манеж.

Маргарита щурилась на яркое солнце, вспоминала собственный сегодняшний сон,

Вспоминала, как ровно год, сутки в час и день в час, на данной же самой скамейке

Она сидела рядом с ним. И совершенно верно равно как и тогда, тёмная сумочка лежала

Рядом с нею на скамье. Его не было рядом в данный сутки, но говорила

в мыслях Маргарита Николаевна все же с ним: Если ты сослан, то отчего же не

Даешь знать о себе? Так как дают же люди знать. Ты разлюбил меня? Нет, я

Почему-то этому не верю. Значит, ты был сослан и погиб… Тогда, прошу тебя,

отпусти меня, дай мне наконец свободу жить, дышать воздухом. Маргарита

Николаевна несла ответственность за него: Ты свободна… Разве я держу тебя? Позже

возражала ему: Нет, что это за ответ! Нет, ты уйди из моей памяти, тогда я

стану свободна.

Люди проходили мимо Маргариты Николаевны. Какой-то мужчина покосился на

Прекрасно одетую даму, привлеченный ее одиночеством и красотою. Он кашлянул

И присел на кончик той же скамейки, на которой сидела Маргарита Николаевна.

Набравшись духу, он заговорил:

— Определенно хорошая погода сейчас…

Но Маргарита так мрачно поглядела на него, что он встал и ушел.

Вот и пример, — в мыслях сказала Маргарита тому, кто обладал ею, —

Из-за чего, фактически, я прогнала этого мужчину? Мне скучно, а в этом развратнике

нет ничего плохого, разве только что глупое слово определенно? Из-за чего я

сижу, как сова, под стеной одна? Из-за чего я отключена из судьбы?

Она совсем запечалилась и понурилась. Но тут внезапно та самая утренняя

возбуждения и волна ожидания толкнула ее в грудь. Да, произойдёт! Волна

Толкнула ее вторично, в этот самый момент она осознала, что это волна звуковая. Через шум

Города все отчетливее слышались приближающиеся звуки и удары барабана

Мало фальшивящих труб.

Первым показался шагом следующий мимо решетки сада конный милиционер, а

За ним три пеших. После этого медлительно едущий грузовик с музыкантами. Потом —

Медлительно двигающаяся похоронная новенькая открытая машина, на ней гроб целый

В венках, а по углам площадки — четыре стоящих человека: трое мужчин, одна

Дама. Кроме того на расстоянии Маргарита рассмотрела, что лица стоящих в

Похоронной машине людей, сопровождающих покойника в последний путь, какие-то

Необычно растерянные. В особенности это было заметно в отношении гражданки,

Находившейся в левом заднем углу автодрог. Толстые щеки данной гражданки как словно бы

Изнутри распирало еще больше какою-то пикантной тайной, в заплывших глазах

ARBITRES


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: