Задание 4. философы гуманисты.

Практикум по философии

для курсантов 2 курса

по профессиям 40.05.01 Правовое обеспечение нацбезопасности и 40.05.02 Правоохранительная деятельность

Хабаровск , 2016

Одобрена на совещании кафедры от «05» сентября 2016г., протокол № 2

Составители: глава кафедры социально-гуманитарных и экономических дисциплин ДВЮИ МВД России, к.филос.н. Зинятова М.Н., старший учитель кафедры социально-гуманитарных и экономических дисциплин ДВЮИ МВД России, к.филос.н. Чепиков Е.В.

Практикум по философии:для курсантов 2 курса (профессии: 40.05.01 – «Правоохранительная деятельность», 40.05.02 – «Правовое обеспечение нацбезопасности») / Сост. Зинятова М.Н., Чепиков Е.В. – Хабаровск: Дальневосточный юридический университет МВД России, 2016г.

Рассмотрена на совещании предметно-методической секции

От « » 2016г., протокол №

© Дальневосточный юридический университет МВД России, 2016

ВВЕДЕНИЕ

Философское образование есть нужным условием формирования личности, осознающей собственный место в жизни, ставящей перед собой социально значимые цели, осознающей суть происходящих в мире событий. Благодаря чему формируется методологическая культура, как один из ответственных навыков, нужных будущему эксперту правовой сферы.

Современное общество, переживающее глобализацию, испытывает недостаток в экспертах, могущих не только удачно функционировать в сфере собственной профессиональной деятельности, но и обладать навыками самообразования и самоорганизации, ориентироваться в сложной социокультурной среде, сознательно выбирать модели собственного действия. Философия как базисный курс высшего образования нацелена на развитие у курсантов свойств осознанного отношения к себе и окружающему миру. Как раз философия предлагает образцы рефлексивного знания, что содействует формированию самоанализа.

В качестве учебной дисциплины философия участвует в формировании цельного мировоззрения молодого поколения. Значение философии определяется ее функциями – мировоззренческой, аксиологической, логико-гносеологической, интегративной и др. Опытная подготовка юриста испытывает недостаток в понимании смысла и природы человека его существования, соотношения биологического и социального, сознательного и бессознательного в человеке.

В программе курса обучающимся предлагается развития и историческая ретроспектива возникновения философского мировоззрения. Особенное внимание уделяется творчеству выдающихся мыслителей, чьи идеи сыграли определяющую роль в создании новых образцов миропонимания.

Форма контроля по дисциплине включает в себя сдачу экзаменов на 1 и 2 направлениях, и исполнение практикума.

Требования к исполнению практикума.

Успешное исполнение практикума требует глубокой проработки дополнительной литературы и учебного материала, а также, Интернет — сайтов. В любой из 25 вариантов входит 5 заданий. Задания 1-3 предполагают работу с хрестоматийными текстами и ответы на поставленные вопросы, 4 задание – связано с обобщением знаний по теме и отражением их в сводной таблице. Пятое задание предполагает выражение собственного мнения и его аргументацию по какому-либо мировоззренческому вопросу.

Практикум должен быть выполнен машинописным методом на одной стороне страницы белой бумаги формата А4 через 1,5 межстрочных промежутка, шрифт Times New Roman, 14 размер, с соблюдением следующих размеров полей: левое — 30 мм; правое — 20 мм; верхнее — 20 мм; нижнее — 20 мм. Допускается рукописный вариант исполнения работы. Страницы работы нумеруются арабскими цифрами, номер проставляется в правом верхнем углу. На титульном странице нужно указать дисциплину, вариант практикума, ФИО автора и контролирующего

Вариант 1

Задание 1.Прочтите тексты и ответьте на вопрос: что неспециализированного и хорошего между наукой и философией?

Виндельбанд В.Что такое философия? «Когда научная идея утверждает себя в качестве независимого рвения к познанию для самого знания, она приобретает наименование философии; и когда после этого единая наука разделяется на собственные ветви, философия делается обобщающим познанием мира. В то время, когда же научная идея снова низводится на степень средства этического воспитания либо религиозного созерцания, философия преобразовывается в науку о жизни либо в формулировку веры. Но когда научная судьба опять освобождается, философия кроме этого получает снова темперамент независимого познания мира и, начиная отказываться от ответа данной задачи, она преобразует самое себя в теорию науки.

Итак, будучи сперва по большому счету единой нераздельной наукой, философия при дифференцированном состоянии отдельных наук делается частично органом, соединяющим результаты деятельности всех остальных наук в одно неспециализированное познание, проводником нравственной либо религиозной судьбе, частично… тем центральным нервным органом, в котором обязан доходить до сознания жизненный процесс всех других органов. Составляя первоначально саму и всю науку , философия позднее представляет собой или итог всех отдельных наук, или учение о том, на что нужна наука, или, теорию самой науки. Познание того, что именуют философией, неизменно характерно для положения, которое занимает научное познание в последовательности культурных благ, ценимых данной эрой.

Вычисляют ли философию полным благом либо лишь средством к высшим целям, доверяют ли ей изыскание последних жизненных баз вещей, – все это выражается в том смысле, что соединяется со словом «философия». Философия каждой эры имеется мерило той ценности, которую эта эра приписывает науке: как раз исходя из этого философия есть то самой наукой, то чем-то, выходящим за пределы науки, и в то время, когда она считается наукой, она, то охватывает всю землю, то делается изучением сущности самого научного познания. Исходя из этого, сколь разнообразно положение, занимаемое наукой в общей связи культурной жизни, столь же большое количество значений и форм имеет и философия…» [1]

Бердяев Н.А.Суть творчества. «В первую очередь… философия имеется неспециализированная ориентировка в совокупности бытия, а не личная ориентировка в частных состояниях бытия. Философия ищет истину, а не истины. Философия обожает мудрость… Наука в собственных принципах и основах… может зависеть от философии, но не наоборот. Допустима философия науки, но недопустима научная философия. Заветной целью философии всегда было познание и познание свободы из свободы. Стихия философии – свобода, а не необходимость… Философия имеется познавательный выход из всемирный данности, прозрение, преодолевающее необходимость. Подчинение философии науке имеется подчинение свободы необходимости. Научная философия имеется порабощенная философия, давшая собственную начальную свободу во власть необходимости. Философия свободна от того, каким дан нам мир, потому что ищет она смысл мира и истину мира, а не данность мира. Философия имеется творчество, а не непослушание и приспособление».[2]

Риккерт Г.Опонятии философии. «Из-за чего философы так много говорят о понятии собственной науки, вместо того, дабы подобно другим ученым заниматься разработкой подлежащих им неприятностей? Кроме того в определении предмета собственной науки они все еще не пришли к соглашению!

Нужно заявить, что – как упрек – слова эти, каковые частенько приходится слышать, несправедливы. Действительно, в других науках предмет, подлежащий изучению, редко вызывает никаких сомнений; некая неуверенность существует в них лишь в виде исключения, в момент происхождения новых дисциплин либо в то время, когда новые открытия изменяют границы ветхих наук. Но этим преимуществам особые науки обязаны тому событию, что они как раз частные науки, т.е. они ограничиваются отдельными частями мира. Философия же, хотя всю землю в целом сделать предметом собственного изучения, находится в совсем другом положении. Так как все остальные науки изучают части того же самого единого целого, то ясно, что с их расширением и развитием должно было изменяться и понятие философии, первоначально включавшей в себя все науки. Ясно кроме этого, что лишь о частях мира возможно образовать такие предварительные понятия, каковые предшествовали бы детальному их изучению и вместе с тем были бы достаточно определенны чтобы более либо менее быстро отграничить соответствующие научные области. Вопрос о мировом целом относится к проблемам, дать добро каковые – уже дело самой философии. Так, с одной стороны, у философии неспешно отнимаются ветхие неприятности, ей раньше подлежащие, а иначе, развитие понятия о мире ставит ей все новые и новые неприятности. Потому-то и появляется любой раз опять вопрос о предмете философии».[3]

Задание 2.Прочтите текст и ответьте на вопросы. В чем, согласно точки зрения, Вл. Соловьева, состоит заблуждение западной философии? Чем русская философия отличается от европейской?

Соловьев В.С. Кризис западной философии «Данный школьный темперамент остался и за новой философией, для которой невозможность иметь практическое значение вытекала прямо из ее задачи: определение неспециализированных главных начал сущего, вечной природы вещей и отношение ее к субъекту как познающему… Разумеется, что и задача эта, и итог ее разрешения имеют только теоретический темперамент, заключая в себе те вопросы, каковые ставятся субъектом, когда познающим. Но рядом с миром вечных и неизменных образов познания и предметного бытия существует вторая, изменчивая реальность – субъективный мир хотения, жизни и деятельности людской. Рядом с теоретическим вопросом: что имеется? Существует вопрос практический: что должно быть? Другими словами, чего мне хотелось, что делать, почему жить?»[4]

Задание 3.Что такое самосознание для Николая Бердяева, какие конкретно смыслы понятия антропологии представлены в рассуждениях мыслителей?

Бердяев Н.А.Суть творчества. «Познание человека покоится на предположении, что человек – космичен по собственной природе, что он – центр бытия. Человек как замкнутое личное существо не имел бы дорог к познанию вселенной… Антропологический путь – путь познания вселенной, и путь данный предполагает необыкновенное человеческое самосознание. Человек – малая вселенная, микрокосм – вот главная основная познания истина и истина человека, предполагаемая самой возможностью познания. Вселенная может входить в человека, им ассимилироваться, им познаваться и постигаться потому лишь, что в человеке имеется целый состав вселенной, все ее качества и силы, что человек – не дробная часть вселенной, а цельная малая вселенная… Человек познавательно попадает в суть вселенной как в громадного человека, как в макроантропос. Вселенная входит в человека, поддается его творческому упрочнению, как малой вселенной, как микрокосмосу, космос и человек меряются собственными силами как равные… Человек потому только силен познавать мир, что он не только в мире, как одна из частей мира, но и вне мира и над миром, превышая все вещи мира, как бытие, равнокачественное миру».[5]

«Нескончаемый дух человека претендует на полный, сверхприродный антропоцентризм, он сознает себя центром не данной замкнутой планетой совокупности, а всего бытия, всех замыслов бытия, всех миров… Данный полный антропоцентризм, побеждающий плохую бесконечность звездного неба пребывающей в человеке вечностью, не может быть сокрушен никакой наукой… он вне досягаемости наук… Только мистически раскрывается, из-за чего человек занял подчиненное положение в природном мире… Великий символ унижения человека виден в том, что человек свет приобретает от солнца и что жизнь его вращается около солнца…»[6]

Холодный Н.Г.Мысли натуралиста о природе и человеке. В антропокосмическом отношении к природе самое характерное – это постоянное чувство человеком собственной органической, неразрывной и настоящей связи с ней, со всем космосом… Так как как раз в человеке живая природа достигла той степени эволюции, на которой в ее жизни и предстоящем развитии начинают покупать главенствующее значение разум, нравственные идеалы и свободная воля. Разум дает человеку возможность предвидеть последствия собственных поступков, свободная воля – направлять их в сторону намеченных целей. Появившийся в ходе долгого исторического развития живой материи человека… сам делается одним из замечательных факторов предстоящей эволюции природы в обитаемом им участке мироздания, и притом причиной, действующим сознательно.

«…Довольно часто говорят о «победе духа над материей» как о деятельности человека и конечной цели существования. В известном смысле превращение биосферы в ноосферу возможно было бы разглядывать как достижение данной цели, поскольку оно было бы равносильно торжеству разума, либо «духовного начала», над слепыми силами природы. Но в случае если человечество вправду должно когда-либо прийти к данной цели, то она возможно достигнута лишь в ходе предстоящего развития науки и техники…»[7]

Задание 4. Философы гуманисты.

Заполните таблицу.

Философ Главные произведения Гуманистические совершенства
Мишель Монтень
Томазо Кампанела
Томас Мор
Пико делла Мирандола

Задание 5. Что Вы вкладываете в понятие «справедливость». Аргументируйте ответ.

Вариант 2

Задание 1.Прочтите текст и ответьте на вопрос, какими показатели обязана владеть философия, дабы принимать во внимание наукой?

Риккерт Г.Философия судьбы. «В первую очередь, в философии видят науку, делающую своим предметом мир в целом. Какая-нибудь дисциплина обязана себе поставить эту универсальную задачу, и лишь философия может это сделать. То, что на данный момент мировое целое представляется поделенным между отдельными науками, ничего в этом не изменяет. Любая из них трактует, в соответствии с собственному понятию, лишь одну из частей мира, целое же имеется что-то иное, нежели несложный агрегат частей. Философия, так, по крайней мере, сохраняет независимую задачу – она обязана развить понятия для мирового целого, дабы оно представлялось в них как единство. Это всегда было и останется ее задачей. Какие конкретно угодно частичные устремления не заслуживают заглавия философии. Но в этом универсальная тенденция не находит еще себе полного выражения. От философии требуют, дабы она давала нам «мировоззрение», и наряду с этим имеют в виду не только мир как объект, вместе с тем отечественное (субъектов) отношение к миру. Иными словами, ожидают, как указано, кроме этого «жизневоззрения». Наряду с этим оказываются серьёзными не только те мысли, каковые пробуют установить, каков мир в конечном итоге, но мы желаем кроме этого истолковать «суть» людской судьбе, а это удается только тогда, в то время, когда мы знаем сокровище,придающие ей суть. Так, рядом с проблемами бытия становятся неприятности сокровищ. Философия: обязана овладеть кроме этого ими, если она желает быть универсальной. Так она делается наукой не только о мировом целом, вместе с тем о целостном его отношении и человеке к миру. Только так она охватывает воистину целое и не исчерпывается, подобно другим наукам, частью.

Потом отношение части к целому приводит нас кроме этого к второму серьёзному для философии отличию ее от особого изучения. Настоящий мир, в котором все мы живем, протекает во времени, оно же простирается в прошлое и в будущее, причем ни при каких обстоятельствах не видно финиша его. Исходя из этого все то, что мы в состоянии обозреть во времени, есть неизменно лишь частью мира. Мировое целое мы можем мыслить только как что-то, объемлющее все временные части мира и, так, кроме этого само время. Так, мы приходим к противоположности временного и невременного. Части мира лежат во времени. Мировое целое не может быть во времени, но напротив: время заключено в мировом целом. Благодаря этого, для универсальной науки отношение временного к невременному, либо, говоря положительно, к вечному,кроме этого станет проблемой. Вопрос, как часть приходит к целому, возможно формулировать в виде вопроса, как временное врастает в вечное. В качестве универсальной науки философия не имеет возможности оставаться при созерцании временного. Она обязана дойти до миросозерцания. Но она обязана вместе с тем развить его так, дабы оно охватывало кроме этого созерцание временного. вечность и Время должны быть объединены в философском понятии мирового целого.

Наконец, возможно выделить еще одну особенность философии. Если она желает быть наукой о целом, то она обязана носить строго систематический темперамент, т.е. она обязана сомкнуть все собственные суждения и отдельные понятия, как члены единого упорядоченного мыслительного целого. Вне формы системыона не была бы в состоянии обнять мировое целое. Понятия, не являющиеся участниками совокупности, относятся только к частям, и , пока нет совокупности, мир распадается для нас на собственные части. В том виде, в котором реальность представляется в первый раз, перед тем как мы систематически понимаем ее, она по большому счету не есть еще «мир», а скорее нагромождение обломков либо хаос. Лишь тогда, в то время, когда мы упорядочиваем ее части, появляется то, что, мы именуем космосом. Итак, лишь совокупность позволяет перевоплотить всемирный хаос во всемирной космос, и постольку возможно заявить, что любая философия обязана имей форму совокупности.

Задачи философии, в итоге, смогут быть выражены в одном предложении: она ищет облеченного в форму совокупности мировоззрения, которое охватывает созерцание временного и созерцание судьбы, и так учит осознавать жизнь во времени в связи ее сверхвременной сущностью мирового целого. Большего она не имеет возможности хотеть, но в качестве универсального созерцания она не вправе кроме этого ограничиваться меньшим, по крайней мере, в собственном плане. Чего она может достигнуть, это второй вопрос».[8]

Задание 2.Прочтите текст и заполните таблицу.

Бэкон Ф. Новый Органон. «ложные понятия и Идолы, каковые уже пленили человеческий разум и глубоко в нем укрепились, так обладают умом людей, что затрудняют вход истине, но, в случае если кроме того вход ей будет разрешён и предоставлен, они опять преградят путь при самом обновлении наук и будут ему мешать, в случае если лишь люди, предостереженные, не вооружатся против них, как вероятно…

Имеется четыре вида идолов, каковые осаждают умы людей. Чтобы, изучать их, дадим им имена. Назовем первый вид идолами рода, второй – идолами пещеры, третий – четвёртый идолами и идолами – площади театра.

Идолы рода находят основание в самой природе человека, в племени либо самом роде людей, потому что ложно утверждать, что эмоции человека имеется мера вещей. Напротив, все восприятия как эмоции, так и ума, покоятся на аналогии человека, а не аналогии мира. Ум человека уподобляется неровному зеркалу, которое, примешивая к природе вещей собственную природу, отражает вещи в искривленном и обезображенном виде…

Идолы пещеры сущность заблуждения отдельного человека. Так как у каждого кроме неточностей, характерных роду людской, имеется собственная особенная пещера, которая ослабляет и искажает свет природы. Происходит это либо от особенных прирожденных особенностей каждого, либо от бесед и воспитания с другими либо от чтения книг и от авторитетов, перед какими кто преклоняется, либо благодаря отличия во впечатлениях, зависящей от того, приобретают ли их души предвзятое и предрасположенное либо же души хладнокровные и спокойные, либо по вторым обстоятельствам…

Существуют еще идолы, каковые происходят как бы в силу, сообщества людей и взаимной связанности. Эти идолы мы именуем, имея в виду порождающие их сотоварищества и общения людей, идолами площади. Люди объединяются речью. Слова же устанавливаются сообразно разумению толпы. Исходя из этого нехорошее и нелепое установление слов необычным образом осаждает разум. разъяснения и Определения, которыми привыкли вооружаться и защищать себя ученые люди, никое образом не оказывают помощь делу. Слова прямо насилуют разум, смешивая все, и ведут людей к безлюдным и толкованиям и бесчисленным спорам… Существуют, наконец, идолы, каковые вселились в души людей из различных догматов философии, и из превратных законов доказательств. Их мы именуем идолами театра, потому что мы думаем, что, сколько имеется принятых либо изобретенных философских совокупностей, столько поставлено и сыграно комедий, воображающих вымышленные и неестественные миры».

«Те, кто занимался науками, были либо эмпириками, иди догматиками. Эмпирики, подобно муравью, лишь собирают и ограничиваются собранным. Рационалисты, подобно паукам, создают ткань из самих себя. Пчела же выбирает средний метод: она извлекает материал из садовых и полевых цветов, но располагает и изменяет его по собственному умению. Не отличается от этого и настоящее дело философии. Потому что она не основывается лишь либо в основном на силах ума и не откладывает в. сознание нетронутый материал, извлекаемый из естественной истории и из механических опытов, но изменяет его и перерабатываете разуме. Итак, направляться возложить хорошую надежду на более тесный и нерушимый (чего до сих пор не было) альянс этих рассудка – и способностей опыта. …Мы же не строим какой-либо капитолий либо пирамиду в честь людской гордости, но основываем в людской разуме священный храм по примеру мира. И мы следуем этому примеру. Потому что то, что достойно для бытия, достойно и для познания, которое имеется изображение бытия».

«Что же касается опровержения призраков либо идолов, то этим словом мы обозначаем глубочайшие заблуждения людской ума. Они обманывают не в частных вопросах, как остальные заблуждения, затемняющие разум и расставляющие ему ловушки: их обман результат неправильного и искаженного предрасположения ума, которое передаёт и извращает все восприятия интеллекта».[9]

«Идол» Сущность заблуждения

Задание 3. Прочтите текст и ответьте на вопрос. Возможно ли назвать Петра Чаадаева западником либо славянофилом? Аргументируйте собственный ответ.

Чаадаев П.Я. Философические письма. Апология сумасшедшего. «Одна из самых печальных изюминок отечественной необычной цивилизации пребывает в том, что мы все еще открываем истины, ставшие избитыми в других государствах а также у народов, в некоторых отношениях более нас отсталых. Дело в том, что мы ни при каких обстоятельствах не шли вместе с другими народами, мы не принадлежим ни к одному из известных семейств людской рода, ни к Западу, ни к Востоку, и не имеем традиций ни того, ни другого. Мы стоим как бы вне времени, глобальное воспитание людской рода на нас не распространилось».

«Сперва дикое варварство, после этого неотёсанное суеверие, потом – иноземное владычество, ожесточённое, унизительное, дух которого национальная власть потом унаследовала, – вот печальная история отечественной молодости. Пора отечественной социальной жизни, соответствующая этому возрасту, была наполнена бесцветным и мрачным существованием без мощности, без напряжения, его нет ничего, что одушевляло, не считая злодеяний, нет ничего, что смягчало, не считая рабства. Никаких чарующих воспоминаний, никаких красивых картин в памяти, никаких действенных наставлений в национальной традиции. Окиньте взглядом все прожитые нами века, все занятые пространства – и вы не отыщете ни одного приковывающего к себе воспоминания, ни одного почтенного монумента, что бы сказал о прошедшем с силою и рисовал его быстро и картинно. Мы живем только в самом ограниченном настоящем, без прошедшего и без будущего, среди плоского застоя.

Отечественные воспоминания не идут потом прошлого дня.Мы растем, но не созреваем, мы подвигаемся вперед, но в косвенном направлении, т. е. по линии, не приводящей к цели. Про нас возможно заявить, что мы составляем как бы исключение среди народов. Мы принадлежим к тем из них, каковые как бы не входят составной частью в человечество, а существуют только чтобы преподать великий урок миру.

Веса находятся под действием известных сил, стоящих у вершин общества. Массы конкретно не думают. Среди них имеется известное число мыслителей, каковые за них думают, каковые дают толчок собирательному сознанию нации и приводят ее в перемещение. Незначительное меньшинство мыслит, другая часть ощущает, в итоге же получается неспециализированное перемещение. Раскинувшись между двух великих делений мира, между Западом и Востоком, опираясь одним локтем на Китай, вторым – на Германию, мы бы должны были сочетать в себе две великие базы духовной природы – разум и воображение и объединить в собственном просвещении исторические судьбы всего земного шара. Не эту роль предоставило нам Провидение. Наоборот, оно как словно бы совсем не занималось отечественной судьбой. Отказывая нами собственном простом благодетельном влиянии на человеческий разум, оно предоставило нас целиком и полностью самим себе, не захотело ни в чем вмешиваться в отечественные дела, не захотело ничему нас научить. Опыт времен дли нас не существует. Века и поколения протекли для Нас безуспешно. Замечая нас; возможно бы заявить, что тут сведен на нет общий закон человечества. Одинокие в мире, мы миру ничего не дали, ничего у мира не забрали, мы не внесли в массу людских идей ни одной мысли, мы ни в чем не способствовали перемещению вперед людской разума, а все, что досталось дам от этого перемещения, мы исказили. Если бы полчища дикарей, потрясших мир, не прошли по занятой нами стране прежде нашествия на Запад, мы чуть ли дали главу для глобальной истории. Дабы; вынудить себя подметить, нам было нужно растянуться от Берингова пролива до Одера. По воле роковой судьбы мы обратились за нравственным учением, которое должно было нас воспитать, к растленной Византии. В Европе все тогда было одушевлено животворным началом единства. Все в том месте из него истекало, все в том месте сосредоточивалось. Все умственное перемещение той поры лишь и стремилось установить единство людской мысли, и каждый импульс истекал из властной потребности отыскать мировую идею, эту вдохновительницу новых времен. Чуждые этому чудотворному принципу, мы стали жертвой завоевания».

«Все населения украины, подвигаясь из века в век, шли рука об руку. Что бы они ни делали, любой по-своему, они все же всегда сходятся на одном и том же пути. Мы были откинуты к числу народов, которым суждено применять действие христианства во всей силе только косвенно и с громадным опозданием, то нужно стремиться всеми методами оживить отечественные верования и дать нам воистину христианский импульс, потому что так как в том месте все совершило христианство».[10]

Задание 4. Прочтите текст и ответьте на вопрос. Как возможно выяснить позицию Карла Поппера по вопросу о смысле судьбы?

Поппер К. Путь в философию. «Все люди философы потому, что занимают ту либо иную позицию по отношению к смерти и жизни. Имеется люди дешево ценящие жизнь, вследствие того что она конечна. Они не догадываются применять противоположный довод: став нескончаемой, жизнь потеряет собственную сокровище. Как раз постоянный ужас утратить ее оказывает помощь острее чувствовать сокровище судьбы».[11]

Задание 5. Каково соотношение понятий «догадка», «теория», «способ».

Вариант 3

Задание 1.Прочтите тексты и ответьте на вопрос, каково содержание критической функции философии?

Ортега-и-Гассет X.Что такое философия? «Просматривая историю, мы обнаруживали, что каждое новое философское учение начиналось с провозглашения ошибочности прошлого: кроме того, признавая эти неточности, оно само формально становилось второй философией. История философии … совсем без злого умысла делается и их критикой.

Философское учение не может быть безотносительным заблуждением, потому, что последнее легко нереально. Помимо этого, это такое заблуждение, которое еще нужно распознать, потому, что на первый взгляд оно думается истиной, … заблуждение есть таковым не вследствие того что оно не есть истина, а вследствие того что оно еще не вся истина…

Эти неполные, частичные истины являются опытом людской мысли по поводу действительности, через что нужно пройти. Каждое из них – это «путь», либо «дорога», приближающий нас к истине и разрешающий познать одну из ее сторон. Но наступает таковой момент, в то время, когда по данной дороге дальше идти запрещено и не остается ничего другого, как постараться пойти по второй. Дабы новая дорога вправду была второй, направляться выбирать ее, не производя из виду прошлую… Так, вся это вереница философов выступает как единый философ, проживший как бы две с половиной тысячи лет, в течение которых он «мыслил »… В отечественной сегодняшней философской практике… мы не упускаем из виду и учитываем большую часть всего ранее осмысленного и продуманного в отношении неприятностей, составляющих отечественную дисциплину».[12]

Виндельбанд В.Что такое философия? «Не отрицая исторической эволюции слова «философия» и не отнимая ни у кого права именовать философией все, что ему хочется, я… считаю вероятным пониманием под философией в систематическом (а не в историческом) смысле критическую науку об неспециализированных сокровищах. Определением «наука об общеобязательных сокровищах» устанавливается предмет философии; определением «критическая наука» – ее способ».

«Философия имеется не что иное, как проникновение в это научное исследование и нормальное сознание того, формы и какие элементы содержания эмпирического сознания владеют сокровищем обычного сознания. В эмпирическом сознании личности, народов, человечества формы и эти элементы осуществляются с такой же необходимостью, как и любая нелепость, любая безвкусие и извращённость; и задача философии пребывает в том, дабы в этом хаосе личных и практически признанных сокровищ отыскать те, которым свойственна необходимость нормативного сознания». Итак, философия – это наука о нормативном сознании. Она исследует эмпирическое сознание, дабы установить, в каких его пунктах обнаруживается эта яркая очевидность нормативной общезначимости. Философия сама имеется продукт эмпирического сознания и не противостоит ему как что-то ему чуждое; но философия опирается на единственное условие сокровища людской судьбе – на убеждение, что в конечно нужном ходе эмпирического сознания присутствует некая верховная необходимость, и смотрит за точками, в которых эта необходимость проявляется».[13]

Задание 2.Прочтите текст и ответьте на вопрос. Какие конкретно доводы приводит Рене Декарт в пользу существования Всевышнего? Возможно ли вычислять эти доводы рационалистическими, эмпирическими либо теологическими?

Декарт Р. Метафизические размышления. «Сейчас я закрою глаза, заткну уши, отстраню все собственные эмоции, удалю из собственного ума все образы телесных вещей либо, поскольку последнее вряд ли быть может, по крайней мере стану вычислять их безлюдными и фальшивыми. Так, разговаривая лишь с самим собой и разглядывая, собственную внутреннюю судьбу, я попытаюсь понемногу познакомиться и освоиться с самим собой. Я – вещь мыслящая, другими словами сомневающаяся, утверждающая, отрицающая, опытная очень немногое и очень многое не опытная, любящая, ненавидящая, хотящая, нежелающая, воображающая и ощущающая. Потому что, как я увидел выше, не смотря на то, что вещи, каковые я чувствую и воображаю, возможно, не существуют сами по себе и вне меня, я однако уверен, что виды мышления, именуемые мною представлением и чувствами, потому, что они виды мышления, без сомнений, видятся и пребывают во мне. В этих немногих словах я, думается, высказал все, что знаю точно, либо по крайней мере все, что до сих пор успел заметить как точно известное мне».

«Если бы я разглядывал идеи лишь как узнаваемые виды либо модусы моего мышления, не относя их к какой-нибудь второй, внешней, вещи, то чуть ли они имели возможность дать мне предлог к заблуждению.

Среди этих идей одни кажутся мне рожденными совместно со мной, другие – чуждыми и пришедшими извне, третьи же – созданными и придуманными мною самим. Потому что то, что я владею свойством осознавать, что такое по большому счету вещь, либо истина, либо идея, проистекает, как думается, только из моей собственной природы. Но в случае если я слышу сейчас какой-то шум, вижу солнце и ощущаю тепло, то до сих пор я думал, что эти ощущения происходят от каких-нибудь вещей, существующих вне меня. И наконец, мне думается, что сирены, гиппогрифы и тому подобные химеры сущность фикции и выдумки моего ума».

«Под словом «всевышний» я подразумеваю субстанцию нескончаемую, вечную, неизменную, свободную, всеведущую, всемогущую, создавшую и породившую меня и все остальные существующие вещи (если они вправду существуют). Эти преимущества столь громадны и возвышенны, что, чем внимательнее я их разглядываю, тем менее думается мне возможным, что эта мысль может вести собственный происхождение от меня самого».

«И я не должен думать, что постигаю нескончаемое не при помощи подлинной, идеи, а лишь через отрицание того, что само собой разумеется, подобно тому как я осознаю мрак и покой через отрицание света и движения. Напротив, я светло вижу, что в нескончаемой, субстанции находится больше действительности, чем в субстанции конечной, и, следовательно, понятие нескончаемого в некоем роде первичнее во мне, чем понятие конечного, другими словами понятие всевышнего первичнее понятия меня самого».[14]

Задание 3.Прочтите текст и ответьте на вопросы. Что такое «добро» в соответствии с концепции Соловьева и традиционному представлению? Из-за чего добро должно быть неразрывно с истиной?

Соловьев. B.C. Теоретическая философия. «Должно, так, различать в познающем, во-первых, субъекта эмпирического, во-вторых, субъекта логического в-третьих, субъекта фактически философского… направляться лишь не увлекаться этим словесным различением… Так как сама эта тройственность имеет до тех пор пока только отвлеченно логическое значение и определяет познающего в его формальной разумности, а не в его качестве становящегося разума истины, каким он должен быть по собственному собственному плану. Как живая форма истины, он должен быть занят не собою, а своим, непременно, будущим содержанием… Он обязан обращаться не около себя, а около собственного настоящего средоточения, качествовать не в себя, а в истину, и после этого уже из этого собственного… подлинного начала исходить для предстоящего и полнейшего познания…»

«Новая философия… утверждает своим началом старое дельфийское требование – познай самого себя… «Познай самого себя» – значит ли это, что мы должны познавать себя как эмпирического субъекта в собственном темпераменте, характере и всяких психотерапевтических особенностях?.. Либо нам необходимо познавать себя как субъекта логического в тех формах мышления, под каковые данный субъект подставляется как мыслящий? Дельфийское изречение, если оно шло от хорошей силы, должно было показывать на субъект в третьем смысле, как действительно философского; он же определяется не в собственной материальной пестроте и не в собственной формальной пустоте, а в собственном абсолютном содержании, как становящийся разум самой истины. Следовательно, познай самого себя, значит, познай истину».

«Мы, во-первых, желаем, в силу отечественной нравственной природы, жить сообразно подлинному добру и для этого знать его настоящие требования и подлинную сущность. Но наровне с этим мы желаем легко знать, знать истину для нее самой. И эта отечественная вторая воля, непременно, одобряется отечественной совестью, которая, так, заблаговременно утверждает коренное единство между добром и истиною, … так как без этого единства само понятие подлинного хороша, которым держится вся нравственность, не имело бы смысла. В случае если добро … обязательно должно быть подлинным, то ясно, что истина по существу не может быть чем-то противоречащим и чуждым добру … знание и Жизнь единосущны и нераздельны в собственных высших нормах; но вместе с тем сохраняется различие практического и теоретического отношения к

2.8 Философия ренесанса — Философия для бакалавров


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: