Загримасничал. римский вытянул шею.

— Артиста Воланда возможно попросить? — сладко задал вопрос Варенуха.

— Они заняты, — ответила трубка дребезжащим голосом, — а кто

Задаёт вопросы?

— Администратор Варьете Варенуха.

— Иван Васильевич? — весело вскричала трубка, — страшно рад

слышать ваш голос! Как ваше здоровье?

— Мерси, — изумленно ответил Варенуха, — а с кем я говорю?

— Ассистент, ассистент его и переводчик Коровьев, — трещала трубка, —

целый к вашим услугам, милейший Иван Савельевич! Распоряжайтесь мной как вам

Будет угодно. Итак?

— Простите, что, Степана Богдановича Лиходеева на данный момент нет дома?

— Увы, нет! Нет! — кричала трубка, — уехал.

— А куда?

— За город кататься на машине.

— К… как? Ка… кататься? А в то время, когда же он возвратится?

— А сообщил, подышу свежим воздухом и возвращусь!

— Так… — неуверенно сообщил Варенуха, — мерси. Будьте хороши

Передать месье Воланду, что выступление его сейчас в третьем отделении.

— Слушаю. Как же. Обязательно. Безотлагательно. Всеобязательно. Передам, —

Отрывисто стукала трубка.

— Всего хорошего, — удивляясь, сообщил Варенуха.

— Прошу принять, — сказала трубка, — мои наилучшие, наигорячейшие

пожелания и приветы! Удач! Успехов! Полного счастья. Всего!

— Ну, само собой разумеется! Я же сказал! — возбужденно кричал администратор, —

никакая не Ялта, а он уехал за город!

— Ну, в случае если это так, — бледнея от злобы, заговорил финдиректор, — то

уж это вправду свинство, которому нет заглавия!

Тут администратор подпрыгнул и закричал так, что Римский содрогнулся:

— Отыскал в памяти! Отыскал в памяти! В Пушкино открылась чебуречная Ялта! Все

ясно! Отправился в том направлении, напился и сейчас оттуда телеграфирует!

— Ну, уж это чересчур, — дергаясь щекой, ответил Римский, и в глазах

Его горела настоящая тяжелая злоба, — ну что ж, дорого ему эта прогулка

Обойдется, — тут он внезапно споткнулся и нерешительно добавил: — Но как же,

Так как угрозыск…

— Это бред! Его личные шуточки, — перебил экспансивный

Администратор и задал вопрос: — А пакет-то везти?

— В обязательном порядке, — ответил Римский.

И снова открылась дверь, и вошла та самая… Она! — почему-то с

Тоской поразмыслил Римский. И оба поднялись навстречу почтальонше.

В этом случае в весточке были слова:

Благодарю подтверждение безотлагательно пятьсот угрозыск мне на следующий день вылетаю

Москву Лиходеев.

— Он с ума сошел… — слабо сообщил Варенуха.

Римский же позвенел ключом, вынул из коробки несгораемой кассы деньги,

Отсчитал пятьсот рублей, позвонил, вручил курьеру деньги и отправил его на

Телеграф.

— Помилуй, Григорий Данилович, — не веря своим глазам, проговорил

Варенуха, — по-моему, ты напрасно деньги отправляешь.

— Они придут обратно, — отозвался Римский негромко, — а вот он очень сильно

Ответит за данный пикничок, — и добавил, говоря о портфеле Варенухи: —

Отправься, Иван Савельевич, не медли.

И Варенуха с портфелем выбежал из кабинета.

Он спустился в нижний этаж, заметил долгую очередь около кассы,

Определил от кассирши, что та через час ожидает аншлага, по причине того, что публика прямо

Валом отправилась, только лишь заметила дополнительную афишу, приказал кассирше

Загнуть и не реализовывать тридцать лучших мест в партере и ложах, выскочив из

Кассы, тут же на ходу отбился от назойливых контрамарочников и нырнул в собственный

Кабинетик, дабы захватить кепку. Сейчас затрещал телефон.

— Да! — крикнул Варенуха.

— Иван Савельевич? — узнала трубка препротивным гнусавым

Голосом.

— Его нет в театре! — крикнул было Варенуха, но трубка на данный момент же

перебила:

— Не валяйте дурака, Иван Савельевич, а слушайте. Весточки эти

Никуда не носите и никому не показывайте.

— Кто это говорит? — взревел Варенуха, — прекратите, гражданин, эти

штучки! Вас на данный момент же найдут! Ваш номер?

— Варенуха, — отозвался все тот же противный голос, — ты русский язык

Осознаёшь? Не носи никуда весточки.

— А, так вы не унимаетесь? — закричал администратор в ярости, — ну

смотрите же! Поплатитесь вы за это, — он еще прокричал какую-то угрозу, но

Замолчал, по причине того, что почувствовал, что в трубке его никто уже не слушает.

Тут в кабинетике как-то скоро начало темнеть. Варенуха выбежал,

Захлопнув за собою дверь и через боковой движение устремился в летний сад.

Администратор был возбужден и полон энергии. По окончании наглого звонка он не

Сомневался в том, что хулиганская шайка проделывает скверные шуточки и что

Эти шуточки связаны с исчезновением Лиходеева. Желание изобличить злодеев

Душила администратора, и, как это ни необычно, в нем зародилось предвкушение

Чего-то приятного. Так происходит, в то время, когда человек пытается стать центром

Внимания, принести куда-нибудь сенсационное сообщение.

В саду ветер дунул в лицо администратору и засыпал ему глаза песком,

Как бы преграждая путь, как бы предостерегая. Хлопнула во втором этаже рама

Так, что чуть не вылетели стекла, в вершинах кленов и лип тревожно

Елена Малышева. Плечелопаточный периартроз


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: