Западная йога — это деяние индивидуума

Йога в XX -XXI веке

Йога как совокупность претерпела столько трансформаций, имеет такую массу вариаций и наряду с этим несет в сознании всех, кто ей занимается, такую идею духовного развития, что воистину возможно лишь преклониться перед этим чудесным образом XX-го века.

Как раз в двадцатом веке йога стала тем, что возможно назвать «культурой йоги». Страно, как люди, пребывав совсем в другом осознании бытия, живя совсем в иных сезонных состояниях (по отношению к тем, где эта йога была зарождена) пробуют прилепить к собственному воображению какую-то традицию либо опереться на некие доказательства тысячелетней давности.

Быть может, обитатели Индской (Хараппской) цивилизации (старая культура на территории Индии, существовавшая за 3000 лет до н. э.) вправду занимались йогой, но может ли это стать важным обоснованием для тех, кто изучает йогу сейчас? Единение души с некой трансцендентальной истиной одурманивает на грани наркотического транса такое количество людей, что они готовы лишить себя интеллекта, прячась от «предрассудков» современности.

Более продвинутые йоги опираются на учение йога Патанджали, обрисовавшего 8 ступеней йоги:

1. Яма — совокупность ограничений, которая предписывается людям, владеющим статическим сознанием. Характерна для людей определенной образа и веры судьбы в определенных климатических условиях, что и характеризует обитателей Индии.

2. Нияма — предписания для тех, кто безоговорочно направляться, и не в состоянии осмыслять, думать, разбирать. Основаны на умерщвлении людских, т. е. «отвлекающих» форм переживаний.

3. Асана — борьба за освобождение от зависимости от сознания и своего тела для опоры на сверхсознание, освобождение от физической зависимости. Тело не рассматривается как источник развития, и задача работы с ним — уменьшить собственную зависимость от него. Тут присутствует и физиологический нюанс, который связан с тем, что в Индии тело человека не живёт все сезоны и исходя из этого кое-какие его совокупности (к примеру, мускулы) мешают развивать все то же тело.

4. Пранаяма — дыхательные упражнения, нужные для обитателей, у которых кожная и дыхательная совокупности не активизированы по природе, другими словами для индусов. В противном случае происходит достижение состояния и пережигание энергии дыхательного аффекта, в котором появляется чувство нахождения энергии. Но, тут все зависит от умения преподавать эту совокупность, от места, где это происходит, и от подготовки легочной диафрагмы практикующего.

5. Пратьяхара — контроль синхронизированного состояния сознания, что полностью не может быть осознано европейским сознанием. И это нужно развивать десятилетия, в другом случае происходит, напротив, обеднение, я бы кроме того сообщил, оглупление йога.

6. Дхарана — погружение в сверхсознание, которое многие именуют концентрацией. Йог не развивает концентрацию, поскольку это условие людской состояния. Он развивает переживание и осознание сверхсознания без определения этого переживания, что и приводит его к неопределяемому состоянию.

7. Дхьяна — неопределяемое состояние, которое характеризуется состоянием медитации. Оно опирается только на личностные качества проживания, и не может быть подвергнуто определению либо чьему-то суждению.

8. Самадхи — экстатическое состояние переживания сверхсознания.

Вот, фактически, и имеется тот восьмеричный путь йоги. Это полностью не социальный путь развития, и наряду с этим он не может быть реализован в других сезонных либо климатических форматах (к примеру, в Российской Федерации).

Это и создало разные формы интерпретации йоги в зависимости от личности каждого гуру, что, в следствии, поставил себя выше йоги и нарушил фундаментальной закон познания: знание должно быть выше нас. А руководствоваться мы должны способом. Но как же тут выстроить способ, если он опирается на медицину, а не на физиологию?

Здоровье определяется развитием сознания, а это самое ахиллесова пята у йогов, поскольку оно им не требуется… Так что кроме того с позиции здоровья тут имеется масса вопросов.

Западному человеку йога известна всего лишь 100 лет. И, не обращая внимания на ее глубокую и философию и долгую историю, она воспринималась и воспринимается на данный момент в весах только с позиции западного опыта, а не восточного.

В базе теории йоги лежат «Упанишады» — медитативно-созерцательные трактаты, каковые кроме того, что стали дешёвы европейцам совсем сравнительно не так давно (благодаря Анкетилю дю Перрону), так еще и не смогут быть восприняты европейским сознанием, привыкшим к информационно-познавательному материалу.

В неспециализированном-то, как бы мы ни рассуждали про йогу, специфика содержится в личностном факторе — в том, кто говорит, и в том, кто слушает. Еще имеется большой контингент тех, кто не слушает, а просто делает то, что они именуют «йогой». Причем аналогичных интересующихся большая часть, и это собственного рода «протестные слои». Им нужна мысль Че, а что, фактически, в ней заложено, не имеет значения — был бы протест. Второй тип занимающихся — это «завалившиеся за прану», либо те, кто взял какие-то ощущения, каковые овладели ими, сделав, так сообщить, пассивными наркоманами.

Йога, в это же время, имеется четкое и емкое понятие соединения сознания, энергии и тела. В данной связи начинающий заниматься сразу же попадает в три ловушки: ловушку тела, ловушку сознания и ловушку энергии. Самая страшная, само собой разумеется, — это ловушка сознания, которая опирается на догму. Но тут, как ни необычно, проявляется главная сложность: «Где эта догма? Кто ее осознаёт? И развито ли сознание тех, кто занимается йогой, в достаточной степени чтобы осознавать по большому счету, что они делают?».

Ответ несложен: йога развивает чувство причастности к определенному другому полю существования. В йогу, по большей части, идут протестные слои — те, кто не очень-то прижился в социуме либо по большому счету не захотел с ним сживаться. Отложив себя как бы «на позже». В какой-то степени, это психически замороженные люди с эстетическими взорами Рудольфа Штайнера.

Так или иначе, продукт йоги под «западным соусом» никак не вклеивается в естественную природу бытия индуса, что не только рождается с менталитетом йога, но еще и живет в пространстве этого менталитета. Так, одним из наиболее значимых факторов утверждения йоги на западе стало снятие ответственности за собственную жизнь. Это весьма похоже на подобное положение в индуизме, но отличие содержится в том, что индийские йоги несут полную ответственность за процесс подготовки себя к перерождению.

Вот и оказалось так, что на западе йога развилась на базе протестующего человека, а не вдумчивого и содержательного. Ими она наполнена и по сей день. Этот протестантский ритуал и стал тем, что люди именуют сейчас «йогой». Но способен ли протестант осознать йогу? Осознать учение? Что ему для этого нужно?

До тех пор пока он не перестроит собственный сознание в целом, будет все равно, что он делает, поскольку он не приближается к сути йоги. Не нужно собственную неудовлетворенность, прикрытую схематической совокупностью, именовать «йогой». Из этого появляется и такое количество спекуляций на тему «духовного развития», которое в далеком прошлом уже стало ширмой для невежд, предлогом кичиться некой собственной возвышенной ролью.

Из-за чего йога не попадает под анализ людей, талантливых мыслить? В случае если уж и сказать о настоящем переносе йоге на западную землю, то тут, скорее? было бы весьма интересно обратиться к опыту иезуитов (и трудам основателя ордена Игнатия Лойолы), каковые, по сути, создали настоящую западную йогу, основанную на осознании и мышлении. В том месте, по крайней мере, все легло на религиозную теорию. На что же уповает современный западный йог, неясно, поскольку мало кто реально может растолковать хотя бы самому себе, что он делает и для чего.

Ясно, на что уповает индус: он просто следует. Он от рождения направляться. Его не интересует эта жизнь, он просто ей направляться. И йога, так сообщить, ему в помощь… Западный же йог — он не нужно. Он или протестует, или тащится. Тут не только не пахнет знаниями, но кроме того вера вызывающа большие сомнения. Для любого пути необходимо основание либо обоснование. Кто на западе готовит землю для йоги? Да никто! Для чего революционеру земля? Ему необходимо или перемещение, или реакция, по причине того, что революционер — это не созидатель, а разрушитель. Получается, что современные йоги (за маленьким исключением) и собственную йогу не создали, и подлинную исказили.

Глубина ведической философии не может быть познана не сильный умом. Не имеет возможности человек из неконтролируемой судьбы прыгнуть в контролируемый опыт. Западному сознанию нужен способ, а не просто следование. Кто данный способ познал? 2% от общей массы? Да хоть 10%! Шар неадекватных йогов запущен таковой величины, что они в далеком прошлом уже друг друга не принимают, не то что йогу. Это психологические революционеры, прикрывающиеся традицией духовного опыта, к которому они не имеют никакого отношения.

Как возможно заниматься практиками, пранаямой либо медитацией, в то время, когда не подготовлен мозг, в то время, когда не подготовлено условие управления? Происходит массовое сжигание энергии, что ведет к эйфории, которую принимают за духовное просветление. Ясно, что любое событие возможно назвать космическим, но не нужно путать практику с упражнениями. Практика — это то, что осознается и управляется практикующим. Упражнения — это то, что занимает время упражняющего. Еще имеется занятия — это в то время, когда выученные упражнения не мешают сознанию повторять их, как, но, и не оказывают помощь.

Для чего заниматься йогой?

Но давайте, все-таки, постараемся разобраться, для чего необходимо заниматься йогой. Что думает человек, что начинает заниматься йогой, о самой йоге? Да, в неспециализированном-то, ничего он не думает. В головах у 70%, если не у 90% приступающих к занятиям, йога — это не больше чем комплект упражнений (асан), каковые и делают его, занимающегося, йогом.

В действительности уже в начале происходит подмена идеи йоги, где занимающийся упражнениями приобретает профессию «носителя коврика» либо веревочки для чистки ноздрей, поскольку это единственное, что отличает его от окружающих. Ну, может, еще задумчивый взор, потерявшийся в концепции пути ямы и ниямы. Все другое, как говорится, дело случая, вкуса и времени.

Само собой разумеется, любой должен быть важен за то, что он выбирает. Как говорится, что выбрал, то и взял. Но сложность тут содержится в самой идее ответственности, которая только регламентируется, но не выражается природой современного человека.

Что приобретают занимающиеся? Расслабление тела, расслабление дыхания, расслабление головы. И в случае если первые два пункта (если они достигнуты) не вызывают никаких возражений и попросту нужны западному, да и по большому счету современному человеку, то вот третий вызывает большое количество вопросов. Это именно то нужное, что необходимо с целью достижения высших переживаний, но это кроме этого да и то, что не должно руководить человеком.

В контексте хорошей йоги расслабление мысли — это отказ и уход от людских переживаний, другими словами создание всех условий с целью достижения самадхи. Для современного же человека, что живёт в социуме, это сродни обращению дурачком, другими словами неумение соотносить силу сознания с задачами жизнеустройства.

Задача йоги — достигнуть состояния саттвы (состояние гармонии, покоящегося на жизненном целом, либо на самадхи). И это естественное познание классического пути. Западный же ум совершил подмену саттвы на раджас (раж, страсть), сделав из йоги состояние борьбы, ухода, отстранения. Не осознав и не познав законы естественности, многие учителя стали обучать йоге, подменив одну страсть второй.

Так, высшее достижение — достижение нирваны — стало для современных йогов особенной духовной страстью, которая, само собой разумеется, может вынести и в эту самую нирвану, если они смогут перерасти детство, другими словами тамас (инертность, сумасшествие, глупость).

Западная йога — это деяние индивидуума

Йога для человека с западным мышлением, где, фактически, еще и мыслить смогут только единицы, это вопрос эстетический, физический, психотерапевтический, но никак не духовный.

Западные последователи легко повторяют такие слова, как «прана», «Самадхи», «чакра», «Нирвана», не осознавая сути, а, самое основное, не осознавая задач этих достаточно объемных выражений.

В следствии йога рассыпалась на подклассы и различные виды, где главным стала не сама йога, а тот, кто ее преподает. Но лишь каждый сотый учитель имеет достаточный опыт нахождения в практике называющиеся «йога» и может взять на себя ответственность за то, что он дает. По большей части же, йогу преподают девочки либо неудовлетворенные женщины, пробуя хоть как-то позиционировать себя в социуме.

Получается, что на одного квалифицированного инструктора либо мастера приходится сто недоделанных энтузиастов от йоги, каковые обучают дыханию, растяжкам, медитации, ритмике, силовой йоге и т. д. не только без настоящего представления о йоге, но и без достаточного опыта. Йога начинается в том месте, где достигнуто целостность и единство, а не в том месте, где имеется зал для коврики и йоги. В противном случае любой приходящий на занятия, приобретая те либо иные упражнения, начинает вычислять их йогой.

Вот так мы и приобретаем обстановку, в то время, когда йога представляет собой что-то необычное не только в западном сознании, но и, что самое увлекательное, будучи экспортированной уже обратно в восточное сознание, которое очень сильно упростило подачу йоги для тех, кто, в неспециализированном-то, и не готов к ней. Но, это выяснилось не так уж и сложно, потому, что масса потерянной молодежи в просторах Индии, создав для себя халявный эдем в виде Гоа, что, по сути, демонстрирует, что, кому и для чего нужно.

Йога как наука о природе прекратила существовать в сознании западного мира, что разучился, фактически, не только мыслить, но и просматривать. Попытка же столкнуть обывателя в концепцию «яма — нияма» ничем не отличается от «Морального кодекса строителя коммунизма» и непременно у 80% перестает вызывать кроме того интерес.

Чтобы воспринять йогу, необходимо поменять собственный мышление и сознание, а для этого уговоры, цитаты и лозунги не подойдут. Для этого необходимы знания, а не игра в медитацию, асаны либо пранаяму. Запрещено использовать и прикладывать ни один из дорог йоги к сознанию, не наделенному сосредоточением. В лучшем случае это будет только имитация.

Йога через чур сложна, дабы о ней думали невежды. Но, размышление — также мастерство. Как бы нам ни хотелось, но в случае если мы вправду желаем разобраться с тем, что является йогом , нам нужно обучиться разбираться в вопросах по большому счету. Нужно быть хотя бы мало терпеливее и мочь обучаться, а не считать набор и коврик упражнений (асан) реализованной йогой. В общем, я против преподавания йоги тем, кто не сильный на голову и по большому счету мало что сделал в жизни для собственного строительства. Исходя из этого, по-любому, сегодняшней йоге нужна, первым делом, личность.

ЧОМ

Стили йоги: Виньяса, Айенгар, Кундалини, Аштанга, Инь, Хот что все это? | chilelavida


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: