Запахом зеленеющих лесов. маргарита летела над самыми туманами росистого

Луга, позже над прудом. Под Маргаритой хором пели лягушки, а где-то далеко,

Почему-то весьма тревожа сердце, шумел поезд. Маргарита скоро встретилась с ним. Он

Полз медлительно, как гусеница, сыпя в атмосферу искры. Обогнав его, Маргарита

Прошла еще над одним водным зеркалом, в котором проплыла под ногами вторая

Луна, еще более снизилась и отправилась, чуть-чуть не задевая ногами вершины

Огромных сосен.

Тяжёлый шум вспарываемого воздуха послышался позади и начал настигать

Маргариту. Неспешно к этому шуму чего-то летящего, как боеприпас,

Присоединился слышимый на большое количество верст женский смех. Маргарита посмотрела назад и

Заметила, что ее догоняет какой-то сложный чёрный предмет. Настигая

Маргариту, он все более обозначался, стало видно, что кто-то летит верхом. А

Наконец он и совсем обозначился. Замедляя движение, Маргариту догнала Наташа.

Она, совсем нагая, с летящими по воздуху растрепанными волосами,

Летела верхом на толстом борове, зажимавшем в передних копытцах портфель, а

Задними ожесточенно молотящем воздушное пространство. Иногда поблескивающее в луне, а позже

Потухающее пенсне, упавшее с носа, летело рядом с боровом на шнуре, а

Шляпа то и дело наезжала борову на глаза. Хорошенько всмотревшись, Маргарита

Определила в борове Николая Ивановича, и тогда смех ее загремел над лесом,

Смешавшись с смехом Наташи.

— Наташка! — пронзительно закричала Маргарита, — ты намазалась

Кремом?

— Душенька! — будя собственными криками заснувший сосновый лес, отвечала

Наташа, — королева моя французская, поскольку я и ему намазала лысину, и ему!

— Принцесса! — плаксиво проорал боров, галопом неся наездницу.

— Душенька! Маргарита Николаевна! — кричала Наташа, скача рядом с

Маргаритой, — сознаюсь, забрала крем. Так как и мы желаем жить и летать! Забудь обиду

меня, повелительница, а я не возвращусь, нипочем не возвращусь! Ах, прекрасно,

Маргарита Николаевна! Предложение мне делал, — Наташа начала тыкать пальцем

в шею сконфуженно пыхтящего борова, — предложение! Ты как меня именовал, а?

— кричала она, наклонясь к уху борова.

— Богиня, — завывал тот, — не могу я так скоро лететь. Я бумаги

Могу серьёзные растерять. Наталья Прокофьевна, я протестую.

— Да ну тебя к линии с твоими бумагами! — дерзко смеясь, кричала

Наташа.

— Что вы, Наталья Прокофьевна! Нас услышит кто-нибудь! — моляще кричал

Боров.

Летя галопом рядом с Маргаритой, Наташа с смехом говорила ей о

Том, что случилось в доме по окончании того, как Маргарита Николаевна улетела

Через ворота.

Наташа созналась в том, что, не прикоснувшись более ни к каким

Подаренным вещам, она скинула с себя одежду и бросилась к крему и срочно

Им намазалась. И с нею случилось то же, что с ее хозяйкой. В то время, как

Наташа, смеясь от эйфории, упивалась перед зеркалом собственной чудесной красой,

Дверь открылась, и перед Наташей явился Николай Иванович. Он был взволнован,

В руках он держал сорочку Маргариты Николаевны и собственную собственную шляпу и

Портфель. Заметив Наташу, Николай Иванович обомлел. Пара справившись с

Собою, целый красный как рак, он сказал, что счел долгом поднять рубашечку,

Лично принести ее…

— Что сказал, подлец! — визжала и смеялась Наташа, — что сказал,

на что сманивал! Какие конкретно деньги сулил. Сказал, что Клавдия Петровна ничего не

Определит. Что, сообщишь, лгу? — кричала Наташа борову, и тот лишь

Сконфуженно отворачивал морду.

Расшалившись в спальне, Наташа мазнула кремом Николая Ивановича и сама

Оторопела от удивления. Лицо почтенного нижнего жильца свело в пятачок, а

Руки и ноги были с копытцами. Посмотрев на себя в зеркало, Николай

Иванович отчаянно и дико завыл, но было уже поздно. Через пара секунд

Он, оседланный, летел куда-то к линии из Москвы, рыдая от горя.

— Требую возвращения моего обычного вида! — внезапно не то

Исступленно, не то моляще прохрипел и захрюкал боров, — я не собирается лететь

на незаконное сборище! Маргарита Николаевна, вы обязаны унять вашу

Домработницу.

— Ах, так я сейчас тебе домработница? Домработница? — вскрикивала

Наташа, нащипывая ухо борову, — а была богиня? Ты меня как именовал?

— Венера! — плаксиво отвечал боров, пролетая над ручьем, журчащим меж

Краткое содержание — Мастер и Маргарита


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: