Зарождение учений о принципах научного познания в естествознании xvi—xviii вв.

Что касается разработки неприятностей методики научного познания не только в сфере философии и логики, но и в самом университете науки, то тут неприятности познавательных способов были светло поставлены и поняты начиная с работ Галилея, Ньютона и Декарта

Выдающаяся роль Галилея (1564—1642) в отношении становления учения о научном способе состоит не только в том, что он по существу заложил фундамент современного экспериментального и теоретического естествознания, но и, равным образом, в том, что он помог преодолеть научному сообществу давление авторитета Аристотеля.

Иначе говоря Галилей установил в науке в качестве главенствующих параметров достоверности знания умело-экспериментальную подтверждаемость и теоретическую стройность, а не ссылку на авторитет.

Второй ход Галилея в направлении разработки нового научного способа (методики) — критика формальности аристотелевской логики и аристотелевских рассуждений априори как главного основания в построении знаний о мире

В Новое время подобно: способ (методика) Г.Галилея близок эмпиризму Ф.Бэкона и одновременно с этим предшествует рационализму Декарта в том, что Галилей первым применил рационалистский способ математического моделирования. Рационалистский способ Р.Декарта-философа сходится с рационализмом естествоиспытателя-ученого (и Декарта математика). Наконец, способ Ньютона, возможно сообщить, центристский

В этом смысле мы можем сказать о близости способа Ньютона способу Канта: и в той, и в второй позиции научное знание строится на базе явлений природы (в “пределах вероятного опыта”) и теоретического (“чистого”) разума, функционирование которого выражается в рассудочных понятиях априори, воззрениях на базе априорных форм чувственности и математике как совершенной форме научного знания.

В “Математических началах…” Ньютона имеется и нормативные формулировки (правила) общеметодологического характера, каковые выделены в разделе “Правила умозаключений в физике”:

“Правило 1. Не должно принимать в природе иных обстоятельств сверх тех, каковые подлинны и достаточны для объяснения явлений. По этому поводу философы утверждают, что природа ничего не делает зря, а было бы напрасным выполнять многим то, что возможно сделано меньшим. Природа несложна и не роскошествует излишними обстоятельствами вещей.

Правило 2. Исходя из этого, потому, что быть может, должно приписывать те же обстоятельства того же рода разным проявлениям природы…

Правило 3. Такие свойства тел, каковые не смогут быть ни усиляемы, ни ослабляемы и каковые оказываются свойственными всем телам, над которыми вероятно создавать опробования, должны быть почитаемы за свойства всех тел по большому счету

Общеметодологическая программа развития естествознания на базе образцов механики и математики выражена Ньютоном в следующих известных словах: “Вся трудность физики, как будет видно, пребывает в том, дабы по явлениям перемещения выявить силы природы, а после этого по этим силам растолковать остальные явления … Было бы нужно вывести из начал остальные и механики явления природы, рассуждая подобным же образом, потому что очень многое заставляет меня предполагать, что все эти явления обусловливаются некоторыми силами, с которыми частицы тел, благодаря обстоятельств покуда малоизвестных, либо стремятся друг к другу и сцепляются в верные фигуры, либо же взаимно отталкиваются и удаляются” [Ньютон, 1936, с.3]. Увидим, что Ньютон формулирует не чисто редукционистскую программу механицистского подхода в естествознании, как довольно часто вычисляют, потому, что тут он пишет о “рассуждениях подобным же образом”, а не об описании природы на языке одной лишь механики.

Вопросы научного познания в трудах Канта: постановка неприятностей о границах и возможностях научного познания

В XVIII в. неприятности научного познания нашли звучание и особое продолжение в учениях о границах и возможностях научного познания мира Д.Юма и И.Канта. В случае если Бэкон и Декарт решали принципиальные неприятности способа получения подлинного знания (склоняясь соответственно к рационализму и эмпиризму), фактически же возможность получения подлинного знания о мире у них не вызывала сомнений, то Кант выделил как центральную проблему границ и возможностей научного познания мира, природы, а вместе с этим и проблему разделения научного и ненаучного знаний. В этом смысле Кант разделял все предшествующие ему учения о возможностях людской познания мира на догматические (к примеру, эмпиризм Бэкона и рационализм Декарта), в соответствии с которым мир познаваем и различие содержится лишь во взорах на пути к подлинному знанию, и скептические (к примеру, скептицизм Юма), в соответствии с которым мир непознаваем. Собственный учение Кант назвал критическим — мир познаваем, но лишь в пределах вероятного опыта, причем опыта в своеобразном кантовском смысле.

В качестве основных составляющих науки Кант выделяет метод и предмет (род познания, метод познания), каковые являются соответственно параметрами различения отдельных наук.

По Канту, основной характерный показатель научности знания — его системность. Системность знания определяется способом. Мастерство построения совокупности Кант именует архитектоникой: “Под архитектоникой я разумею мастерство построения совокупности. Так как обыденное знание как раз благодаря систематическому единству делается наукой, т.е. из несложного агрегата знаний преобразовывается в совокупность, то архитектоника имеется учение о научной стороне отечественных знаний по большому счету, и, следовательно, она нужно входит в учение о способе”.

Потому, что архитектоника имеется составляющая часть способа, а систематический темперамент как основной показатель научного знания определяется способом, то, следуя Канту, думаю, возможно высказаться предельно коротко: наука имеется способ.

В соответствии с Канту, устройство отечественного рассудка определяет возможность опыта и вместе с этим это устройство и имеется база того, что именуют законами природы

Имеется большое количество законов природы, каковые мы можем знать лишь при помощи опыта, но закономерность в связи явлений, т.е. природу по большому счету, мы не можем познать ни из какого именно опыта, поскольку сам опыт испытывает недостаток в таких законах, на которых основывается априори его возможность.

Так, возможность опыта по большому счету вместе с тем общий закон природы, и правила первого сущность законы последней. Потому что мы знаем природу лишь как совокупность явлений, т.е. представлений в нас; исходя из этого мы можем взять закон связи этих явлений лишь из правил их связи в нас, т.е. из условий для того чтобы нужного соединения в сознании, которое позволяет опыта.

Предельно коротко изложим идеи Канта, относящиеся к проблемам становления методики научного познания:

имеется природа вещей самих по себе, но она принципиально непознаваема и не может быть предметом научного познания;

природа, осознаваемая как совокупность вещей вероятного опыта, познаваема и воображает предмет естествознания;

знания о природе имеется знания, приобретаемые априори, но не всякие, а лишь те, каковые возможно проверить (подтвердить либо опровергнуть) экспериментально (т.е. речь заходит об априорных знаниях в пределах вероятного опыта);

научное знание отличается от других видов людской знания системностью, системный и цельный темперамент знанию придает способ;

объективное умелое знание — это не знание о вещах самих по себе, а общезначимое нужное и общее знание в пределах вероятного опыта;

систематическое единство рассудочной деятельности придает разум;

способ — это метод действия в соответствии с основоположениям, причем научные способы смогут быть различными, но в обязательном порядке систематичными;

наилучший способ научного познания — критический.

На рубеже XIX—XX вв. в естествознании сформировалась стройная совокупность эволюционных представлений о природе (наровне с креационистскими другими учениями): на уровне космических образований и тел (небулярная догадка Канта—Лапласа), на молекулярном уровне (теории химической, либо молекулярной предбиологической эволюции) и эволюционные учения в биологии (дарвинизм). К этому же времени познавательный принцип и идея развития историзма утвердились в философско-методологическом знании. Это случилось в следствии сотрудничества эволюционных учений в естествознании и диалектических идей развития в германской хорошей философии с последующим необычным переосмыслением их в сфере диалектического материализма.

Иначе, в науке XIX в. синтез конкретного естествознания и логики послужил опорой для философии позитивизма, центральными проблемами которой стали вопросы эмпирического обоснования научного знания с опорой на аппарат анализ и логики языка науки вне идей историзма. Как мы знаем, эта тенденция связана с зарождением в XIX в. философии позитивизма в работах О.Конта, Дж.С.их последователей и Милля.

Конт воображает человечество как растущий организм, проходящий в собственном развитии три стадии: детства, зрелости и юношества. Идеи Конта вдохновили двух Спенсера и английских мыслителей Милля. Данный позитивизм стал называться Первого, либо хорошего. В Российской Федерации его последователями были Н. Михайловский, В. Лесевич.

На германских почвах позитивизм впитал кое-какие элементы кантианства и купил собственную специфику. Исходя из этого его стали различать от первого позитивизма и именовать вторым позитивизмом, либо Эмпириокритицизмом. Его представителями были швейцарец Рихард австриец и Авенариус Эрнст Мах.

Со вторым «германским» позитивизмом тесно связан неопозитивизм, либо логический позитивизм Венского кружка, потому, что его фаворит Мориц Шлик был ярким преемником Маха

Позитивисты объединили логический и эмпирический способы в единый научный способ. Сущность единого для всех наук способа, снабжающего надежным и точным знанием закономерностей природы, была выражена в манифесте «Венского кружка», размещённом в 1929 г.: «Мы охарактеризовали научное миропонимание, по большей части, при помощи двух определяющих моментов. Во-первых, оно есть эмпиристским и позитивистским: существует лишь умелое познание, которое основывается на том, что нам конкретно дано. Тем самым устанавливается граница для содержания легитимной науки. Во-вторых, для научного миропонимания характерно использование определенного способа, в частности — способа логического анализа».

Главная цель позитивизма — получение объективного знания.

Позитивизм повлиял на методику естественных и публичных наук (особенно второй половины XIX века).

Позитивизм осуждал натурфилософские построения, каковые навязывали науке неадекватные умозрительные образы изучаемых ею объектов и процессов. Но эту критику позитивисты перенесли на всю философию в целом. Так появилась мысль очищения науки от метафизики. Сущность позитивистской концепции науки и соотношения философии отражается во фразе О. Конта: «Наука — сама себе философия». Однако, многие позитивисты верили в возможность построения «хорошей», научной философии. Такая философия должна была стать особенной сферой конкретно-научного знания, она не должна различаться от вторых наук по собственному способу. На протяжении развития позитивизма на роль научной философии выдвигались различные теории: методика науки (Конт, Милль), научная картина мира (Спенсер), психология научного мышления и научного творчества (Мах, Дюэм), логический анализ языка науки (Шлик, Рассел, Карнап), лингвистический анализ языка (Райл, Остин, поздний Витгенштейн), логико-эмпирическая реконструкция динамики науки (Поппер, Лакатос). Но все вышеуказанные варианты хорошей философии были раскритикованы, в первую очередь, самими позитивистами, поскольку, во-первых, как выяснилось, они не удовлетворяли провозглашенным самими позитивистами параметрам научности, а, во-вторых, опирались на очевидно (а чаще — неявно) определенные «метафизические» предпосылки.

2. Методика как учение о познавательной деятельности может выражаться в двух главных формах : дескриптивной и нормативной.

Дескриптивная методика имеется по существу история становления научного знания, поучительная прецедентами, аналогиями, просматривающимися в исторической канве стереотипами познавательных актов, т.е. это поучительные историко-научные “сказки”. Причем необходимо подчернуть, что методологическая сокровище историко-научных работ не всегда осознается. В целом возможно заявить, что дескриптивная методика — это первичный и “не сильный” уровень рефлексии либо самосознания той либо другой науки.

Нормативная методика имеется уже явное учение об общезначимых дорогах познавательной деятельности, сформулированных в форме методологических правил, т.е. нормативная методика — это феномен явного самосознания науки, явная рефлексия.

Ее результатом есть построение норм и предписаний, соблюдение которых нужно для обеспечения правильности постановки неприятности как со стороны ее содержания, так и формы.

Нормативная методика дает определенные средства для решения уже задач (интеллектуальная техника научной деятельности), усиливает организационную сторону изучений.

Виды методики

Так как существуют три преобразования методов действительности и категории познания, целесообразно выделить и три вида методики .

  • методику как науку о общем способе изучения;
  • методику как науку об общенаучных способах изучения;
  • методику как науку о частных, особых способах познания.

В случае если первые две методологии по большей части созданы в философии и имеют более чем двухтысячелетнюю историю, то третий вид методики лишь делает заявку на право существования. Ее исследование и разработка воображают громаднейший интерес, поскольку единичных способов неизмеримо больше, чем общенаучных. Помимо этого, они не только не изучены частными и философией науками, но а также не систематизированы. Этим на первых порах и обязана заниматься методика о конкретных способах. Так как на данный момент таковой методологии нет, то насущная задача науки — создать ее! Таково веление времени.

Сложность решения проблемы содержится в том, что эксперты в области конкретных наук не ставят себе задачи теоретической обобщения и разработки особых, единичных способов. Философы же не знают всего множества этих особенностей и методов их применения в каждой области научного знания. Выход нам видится в объединении специалистов и усилий философов конкретных наук как в изучении этих способов, так и в проявлении философских положений в частнонаучных изучениях.

Соответственно научным отраслям возможно выделить методику публичных, естественных и технических наук. Системные изучения, каковые нас интересуют в настоящей работе, являются одним из направлений технических (более совершенно верно: синтеза указанных наук), их составной частью. А так как мы говорим о системной оценке ТC, которая обязана учитывать все их значительные показатели, определяемые жизненным циклом, то логично поставить вопрос о разработке методики системного анализа оценки современных ТС по всему их жизненному циклу (в будущем для упрощения — методики жизненного цикла — МЖЦ). Каковы пути ее создания? Создание МЖЦ — не одноактное воздействие, а долгий процесс, основывающийся на изучении способов, используемых на всех этапах разработки ТС. В базе для того чтобы процесса лежат два исторических этапа — эмпирический и теоретический. Уже на этапе эмпирическом в истории науки отмечается логическая обработка фиксированных наблюдений: анализ, сравнения, частичная систематизация, классификация. Потом для теоретического этапа уже характерен переход от частичной систематизации фактов к созданию цельного (системного) представления предметов и объектов изучения.

Позитивизм — это одна из замечательнейших философских традиций, существующая в XIX–XX веке. Он увлекателен нам тем, что наровне с материализмом является попыткой ухода от хорошего идеализма и попытку выстроить новую философию, дружественную к науке и основанную на науке. Для начала попытаемся в общем выяснить, что такое позитивизм. Современный философ науки Хакинг предлагает пара параметров:

  1. Упор на верификацию либо фальсификацию. Высказывания должны иметь ясный критерий собственной истинности.
  2. Интерес к наблюдениям, данным опыта. Все знания должны в конечном счёте быть основанными на отечественных ощущениях. Это перекликается с первым пунктам- высказывание должно отсылать к опыту, что имел возможность бы подтвердить его.
  3. Антиказуализм. Обстоятельств как особого явления нет, имеется только постоянства связи явлений. Этот пункт есть нередким, но не необходимым для всех позитивистов.
  4. Занижение роли объяснений. Они не играются серьёзной роли, только помогая нам уяснить и организовать эти.

Все эти пункты объединяются в антиметафизическую направленность позитивизма.

Позитивистская философия зародилась в десятнадцатом веке. Выделяют три этапа позитивизма, каковые достаточно резко отличаются друг от друга.

Первый позитивизм связан с именами Конта и Джона Стюарта Милля. «Курс хорошей философии» Огюста Конта был опубликован между 1830 и 1832. Философ думал, что хорошая философия, имеющая жёсткую сообщение с наукой и реальностью, придёт на место метафизики, как та заменила религию. Он верил в действие и неизбежность прогресса исторических законов. Конт придавал значение социальным наукам, предлагая создать дисциплину, которая изучала бы общество так же основательно, как естественные науки мир природы.

Конт дробил историю людской познания на три этапа. На первом, теологическом, люди пробуют осознать внутреннюю сущность мира. Но у них нет возможности удоволетворить эту потребность посредством науки. Исходя из этого люди пробуют осознать природу по аналогии с собственными действиями. Они начинают думать, что миром руководят разумные существа, во многом похожие на людей, легко более могущественные. Появляется вера в всевышних, демонов, ангелов и других сверхъестественных существ. Теологическая стадия — это детство людской общества, но она нужна как первый этап познания. На метафизической стадии сверхъественные сущности остаются, но носят уже слишком общий темперамент. Появляется онтология — дисциплина, занимающаяся внутренней сущностью всех вещей. Метафизики доверяют собственному разуму, пробуя выстроить картину мира на базе рассуждений. Они пренебрегают данными опыта. Метафизическая стадия нужна для ослабления влияния и усиления разума религиозных представлений. Только на стадии хорошей науки все лишние сущности отбрасываются, и остаётся только фактическое знание. Сейчас реальность изучают учёные на базе данных опыта. Целью науки делается открытие природных законов, и сведения их в совокупность из нескольких фундаментальных законов. Развитие хорошей философии и науки должно преобразовать общество и избавить его от неприятностей, ведущих к революциям.

В Англии позитивизму предшествовала собственная традиция, которая связана с именами Д. Юма и Д. Милля. Д. Юм отвергал существование причинности и по большому счету достоверность отечественного знания о внешнем мире. Громадную роль в познании играются, согласно точки зрения Юма, не разум, а привычки вычислять тот либо другой факт подлинным. Главной идеей Юма был отказ от индукции.

Второй позитивизм кроме этого именуют эмпириокритицизмом. Он показался в немецкоязычных государствах и развивался в том месте перед Первой Мировой войной. Его главными представителями возможно назвать Маха, Авенариуса, Петцольда, Пуанкаре и Дюгема. Философы второго позитивизма испытали влияние кантианской традиции. От неё они забрали интерес к проблемам познания, опыта, но ко многим положением кантианства относились критически. В первую очередь, позитивисты отвергали существование вещи в себе, которую нельзя познать опытом. Всё, что существует, возможно и познать.

Громадное значение эмпириокритики предавали параметрам истинности опыта. Авенариус думал, что в начале люди надеялись в первую очередь на того, кто передаёт данные. Слова правдивого человека считались верными, лгуна же — напротив. Потом стали больше уделять внимание обоюдной проверке свидетельств. Философ выделял кроме этого знание и веру как два различных типа убеждённости. Вера существует в том месте, где эти яркого опыта недостаточны либо отсутствуют. Знание — это полная убеждённость, основанная на согласованном ярком опыте.

Третьим позитивизмом именуют логический позитивизм, развившийся из идей Венского кружка. От прошлых этапов это течение отличали любовь к анализу языка и формальной логике. Из третьего позитивизма потом развилась аналитическая философия, в основном английская школа, которая существует и по сей день. На основателей новой школы оказали влияние как представители прошлого позитизма, в первую очередь Мах, так и развитие математики, в первую очередь — математической логики. В начале ХХ века в данной науке случился поворот в сторону оформления более строгой совокупности, основанной на правилах и аксиомах вывода.

Громадное влияние на предстоящее развитие позитивизма оказала британская неореалистическая школа. Она связана в первую очередь с именами Джорджа Мура, Уайтхеда и Бертрана Рассела.

Мур направляться позитивистской традиции опоры на чувственные эти, но додаёт в неё реализм, другими словами признание настоящего существования мира материальных вещей.

Логические позитивисты, непременно, уделяли громадное влияние философии науки. В эру расцвета этого течения, в 20 — 30-е годы, преобладала теория верификационизма. Она связана в первую очередь с именем Карнапа, о котором уже упоминалось выше. В соответствии с данной теории, каждая теория должна иметь своим следствием контролируемые опытом факты, и в случае если такие факты оказываются верными, то теория есть верной11.

По окончании Второй мировой эра логического позитивизма подошла к концу. Практически все его немецкоговорящие представители с приходом фашизма и войны уехали в англосаксонские государства, исходя из этого традиции позитивизма проложились по большей части в том месте. Их объединяют называющиеся аналитической философии — широкого направления, существующего до сих пор. Не обращая внимания на то, что многие положения позитивистских философов со временем были отброшены, ясности мышления и идеалы строгости, опоры на уважения и опыт к науке сохраняют актуальность .

Революция в естествознании (рус.) История мировых цивилизаций


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: