Затем снова следует аргумент от противного и т.д.

Вольный порядок предполагает обоюдное размещение доводов, которое требует от ритора намного больших искусства, творческих усилий и опыта, чем хрия.

Прибегая к свободному гомерическому порядку, ритор обязан:

• во-первых, прекрасно воображать себе особенности аудитории, ее характер и мировоззрение приемлемой для нее аргументации;

• во-вторых, мочь вольно строить цепочки доводов, преобразуя умозаключения и суждения по логическим правилам, и стилистически организовать рассуждение в связный текст так, дабы смысловые швы между умозаключениями либо отдельными их элементами были незаметными.

Как пример разглядим построение аргументации в “Слове” святителя Филарета.

Состав аудитории — профессоры и студенты, собравшиеся в храме по случаю университетского юбилея, люди не всегда церковные, и, возможно, не всегда верующие, на что показывает и содержание речи: обосновываются те положения, каковые представляются аудитории вызывающими большие сомнения. Святитель Филарет обосновывает науки и совместимость веры и необходимость не только признавать истину, но и жить по учению Церкви.

Схема аргументации исходит из тезы, включающей предложение и положение: потому, что вы делом исповедуете, что Христос имеется Божия премудрость поучающая u Он же имеется предмет поучающей премудрости — истина; что Господь дает премудрость наставляющим, u от лица Его познание u разум в наставляемых, то следовательно, методом истины стремитесь к подлинной судьбе. Задача аргументации состоит, так, в обосновании правильности (истинность и нужную сообщение) обоих утверждений.

Совокупность аргументации включает пять положений:

1. истина имеется одна из естественных и значительных потребностей духа человеческого;

2. достижение истины вероятно;

3. основание и корень истины имеется мысль Всевышнего, Творца, Вседержителя; и сия истина очень дешева познанию всех человеков;

4. Господь Христос Спаситель Сам имеется путь и истина к жизни и истине;

Методом истины стремитесь к подлинной судьбе.

Первое положение обосновывается наведением: общечеловеческое рвение к истине, которое проявляется в любознательности детей; рвение к моральной истине как социальной норме, которое проявляется в праве; рвение к истине как базе человека и картины мира, которое проявляется в научном знании.

Второе положение обосновано доводом аd hоminеm, создающим логический парадокс (приведение к вздору).

Обоснование третьего положения строится на трех доводах: к авторитету (неспециализированного мнения философии); прагматическом (из нескольких равнозначных ответов предпочтительно то ответ, которое дает отличных показателей); к действию и личности (по творению познается Творец).

Четвертое положение обосновано более сложным образом.

Обоснование начинается развернутой формулировкой антиномии, основанной на столкновении выводов предшествующей аргументации с действительностью: познание истины конечно и нужно, в это же время человек пребывает в заблуждении.

Для обоснования ответственности человека употребляется довод долженствования. В случае если существует познание и истина ее имеется необходимость духовной судьбы, то человек обязан познавать истину. В случае если человек не делает то, что обязан делать, он виновен. В случае если познание истины имеется условие духовной судьбы человека, и человек не познает ее, то следовательно, душа его погибает.

На этом выводе основывается умозаключение: духовная смерть имеется естественное следствие незнания истины; правосудие Божие осуждает человека, виновного в том, что он не познал истину; следовательно, правосудие Божие о человеке аналогично естественному следствию поведения человека.

Выход из антиномии строится через сопоставление естественной истины с милостью Божией — воплощением Всевышнего Слова: Господь Христос, как совершенный человек и совершенный Бог, имеется Истина и свидетельствует истину. Это значит, что Всевышний ведет к истине человека, что сам не в состоянии познать ее. Принимающий свидетельство Христа Спасителя следует за Ним. Исходя из этого Христос имеется путь и истина.

Тут употребляется довод направления: перемещение, направленное к цели, содержит в себе элементы ее осуществления, исходя из этого любой ход к цели открывает возможность последующего шага; в случае если для первого шага к цели имелось основание, то же основание тем более достаточно и для шагов.

Довод от противного: в случае если обстоятельством незнания человеком истины есть его вина, то нужна милость Божия, дабы устранить обстоятельство, потому что устранение обстоятельства ликвидирует следствие.

Пятое положение, развивающее результаты предшествующей аргументации, есть неспециализированным заключением речи. Оно обосновано рядом последовательных аргументов, каковые утверждают (1) единство истины, объединяя культуру и христианскую религию через отношение частей и целого и (2) при помощи наведения — разделительного довода, что так же строится, как довод к человеку, — единство истины в видах научного знания.

Данный разделительный довод к человеку выстроен в виде наведения и основывается на обоснованном ранее положении о единстве Божественной и естественной истины. Особенность его в том, что он касается фактически пути к истине естествоиспытателя науки: и человека философа, историка, астролога, филолога. Наведение обобщается в выводе: “Христос имеется не только истина, но u жизнь,” что выступает в качестве опущенной посылки завершающей энтимемы, приводящей к утверждению: “Методом истины стремитесь к подлинной судьбе.”

Совокупность аргументации в “Слове” святителя Филарета строится в свободной гомерической последовательности. Из примера видно, что понятие силы доводов — относительное: положения и доводы, каковые представляются самые ценными с богословской точки зрения, находятся в середине аргументации. Из-за собственной сложности они, с позиций риторической, выясняются менее действенными, чем положения и аргументы, размещенные в начале и в конце подтверждения и очевидно ориентированные на неспециализированные места аудитории. Наряду с этим аргументация строится, как последовательная цепочка доказательств, на выводе каждого из которых основано последующее.

Убедительность аргументации укрепляется последовательной мотивацией: положение первое завлекает внимание, положение второе пробуждает интерес, положение третье предлагает визуализацию, другими словами наглядную реализацию интереса как привлекательную цель, положения четвертое и пятое показывают воздействие как путь успехи цели.

Неспециализированные советы.

§ не нужно умножать число доводов;

§ предмет аргументации разделяется на составные части-положения, каковые логически следуют одно из другого, образуя единую совокупность обоснования;

§ сильные доводы разделяются, не сильный доводы объединяются;

§ сильные доводы находятся в начале и в конце подтверждения;

§ самый сильный довод находится в завершении обоснования;

§ самые сильные доводы сущность те, каковые затрагивают интересы аудитории и показывают конкретные действия с целью достижения привлекательной цели;

§ маленькие сочинения и речи дидактического содержания находятся по хрии.

Опровержение.

Опровержение — композиционная часть высказывания, которая содержит аргументацию позиции ритора через обоснование ложности либо неприемлемости взоров либо точек зрения, несовместимых с ней.

Цель опровержения не демонстрация неточностей либо несостоятельности тех либо иных взоров как таковых, но обоснование выдвинутых ритором положений через отвержение несовместимых с ними утверждений.

Увлекаться полемикой не нужно, лучший метод опровергнуть неверные мнения пребывает в убедительном обосновании верных. Исходя из этого к опровержению направляться прибегать только по мере необходимости, в то время, когда нет вторых возможностей утвердить верное положение, либо в то время, когда приходится защищать собственные убеждения от критики.

5 доводов обосновывающих всевышнего


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: