Жизнь человека не прекращается со смертью его тела

Вся жизнь людская, от рождения и до смерти, похожа на один сутки судьбы от пробуждения и до засыпания.

Отыщи в памяти, как по окончании крепкого сна просыпаешься поутру, как сперва не определишь места, где ты, не осознаёшь, кто стоит подле тебя, кто будит тебя, и тебе не хочется подниматься, думается, что сил нет. Но вот понемногу опоминаешься, начинаешь осознавать, кто ты и где ты, разгуливаешься, начинают в голове ходить мысли, поднимаешься и берешься за дела. То же самое либо совсем похожее на это не редкость с человеком, в то время, когда он рождается и понемногу вступает в судьбу, входит в силу и разум и начинает трудиться.

Отличие лишь в том, что в то время, когда человек спит и пробуждается, то все это делается накоротке и в одно утро, а в то время, когда человек рождается и возрастает, то это делается месяцами, годами.

Похожа и дальше жизнь одного дня на всегда людскую. Проснувшись, человек трудится, хлопочет, и что дальше сутки, то он делается все бодрее и бодрее, но дойдет дело до полдня — и ощущает человек уже не такую бодрость, как с утра. А к вечеру и еще больше устает и хочется уже отдохнуть. Совсем то же и во всей жизни.

В юности бодрится, радостно живет человек, но в середине судьбы уже нет той бодрости, а к старости уже чувствуется усталость и все больше хочется отдыха. И как по окончании дня приходит ночь, и ложится человек, и начинают в голове его мешаться мысли, и он, засыпая, уходит куда-то и не чует уже сам себя, — то же и с человеком, в то время, когда он умирает.

Так что пробуждение человека — это мелкое рождение, сутки от утра до ночи — маленькая жизнь, а сон — маленькая смерть.

Мы знаем, что в то время, когда гремит гром, то молния уже попала, и потому гром не имеет возможности убить, а все-таки мы постоянно вздрагиваем от громового удара. То же и с смертью. Не разумеющему смысл жизни человеку думается, что со смертью погибает все, и он так опасается ее и скрывается от нее, как глупый человек скрывается от громового удара, в то время как удар данный уже никак не имеет возможности убить его.

Оттого, что один человек негромко шел от того места, с которого я вижу, до того, где мне уж более не видно его, а второй прошел это место не так долго осталось ждать, не стану же я думать, что тот, кто шел медлительно, тот больше живет, чем тот, кто шел не так долго осталось ждать. Я лишь одно знаю, — знаю то, что в случае если я видел, как человек, не так долго осталось ждать ли либо негромко — все равно, прошел мимо окна, — я знаю, что и тот и второй были до того времени, в то время, когда я увидал их, и будут и по окончании того. То же и с судьбой людей, маленькую либо долгую судьбу которых я знал перед их смертью.

Веру в бессмертие нельзя принять от кого-нибудь, запрещено себя вынудить верить в бессмертие. Дабы была вера в бессмертие, нужно осознавать собственную жизнь в том, в чем она бессмертна.

Смерть — это изменение той оболочки, с которой соединен отечественный дух. Не нужно смешивать оболочку с тем, что положено в нее.

не забывай, что ты не стоишь, а проходишь, что ты не в доме, а в поезде, что везет тебя к смертной казни. не забывай, что тело твое лишь живёт либо доживает, а лишь один дух в тебе живет.

Не смотря на то, что я и не могу светло доказать этого, я все-таки знаю, что то разумное и свободное, нетелесное начало, которое живет во мне, не имеет возможности погибнуть.

Если бы я кроме того ошибался, полагая, что души бессмертны, я был бы радостен и доволен собственной неточностью; и до тех пор пока я живу, ни один человек не будет в силах забрать у меня эту уверенность. Уверенность эта дает мне полное удовлетворение и спокойствие.

Цицерон

ЖИЗНЬ Подлинная ВНЕ ВРЕМЕНИ, И ПОТОМУ ДЛЯ ПОДЛИННОЙ ЖИЗНИ НЕТ БУДУЩЕГО

Смерть имеется разрушение тех органов единения с миром, каковые дают нам представление о времени. И потому вопрос о будущем не имеет смысла по отношению к смертной казни.

Время скрывает смерть. Когда живешь во времени, то не можешь представить себе его прекращение.

Обстоятельство, из-за чего представление о смерти не оказывает того действия, какое оно имело возможность бы оказать, содержится в том, что мы, по собственной природе, в качестве деятельных существ, по-настоящему совсем не должны думать о смерти.

Кант

Вопрос о том, имеется ли загробная судьба либо нет ее, имеется вопрос о том, имеется ли время произведение отечественного ограниченного телом метода мышления либо нужное условие всего существующего?

То, что время не может быть нужным условием всего существующего, доказывается тем, что мы сознаем в себе что-то не подлежащее времени: собственную жизнь в настоящем. И потому вопрос о том, имеется ли либо нет загробная судьба, имеется, фактически, вопрос о том, что из двух реально: отечественное представление о времени либо сознание нашей жизни в настоящем.

В случае если человек думает собственную жизнь в настоящем, то для него не может быть вопроса об его жизни в будущем.

МАЙКЛ РОУЧ: ВАША ЖИЗНЬ НЕ Заканчивается По окончании СМЕРТИ ТЕЛА


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: