Жизнь истинная — жизнь духовная

То, что мы именуем несчастьем и счастьем отечественного животного я, вне отечественной воли; но благо отечественного духовного я зависит лишь от нас: от покорности либо непокорности воле Всевышнего.

Все, что люди вычисляют несчастьем, злом, происходит оттого, что человек вычисляет вправду существующей собственную телесную личность: Ивана, Петра, Мавру, Наталью, в то время как телесная личность имеется лишь пределы, в которых проявилось вправду существующее вечное все. Это обман наподобие тех картин, в которых фигура образуется из пустоты, ограниченной ветвями дерева. Человек может сознавать собою то, что ограничено телом, и может сознавать собою то все, что в нем ограничено телом. В первом случае он раб, бессилен и подвержен всяким бедствиям; во втором случае он свободен, всемогущ и не знает зла.

Тот, кто положил собственную жизнь в освобождении собственного духовного я от тела, не может быть обижен, по причине того, что то, чего он хочет, постоянно совершается.

Жизнь людская, полная телесных страданий, всякую секунду могущая быть оборванной, жизнь эта чтобы не быть самой неотёсанной насмешкой, должна иметь суть, таковой, при котором значение судьбы не нарушалось бы ни ее страданиями, ни ее длительностью либо кратковременностью.

И таковой суть имеется в людской судьбе. Суть данный — во все большем и большем сознании в себе Всевышнего.

«Иго Мое благо». Люди надевают на себя ярмо, не по ним сделанное, и впрягаются в воз не по их силам. Ярмо не по себе и воз не по силам, — это жизнь для блага собственного тела либо для телесного блага вторых людей. Благо лишь во все большем и большем сознании в себе Всевышнего. Лишь это ярмо сделано именно по силам людей, и ему-то учит Иисус. Попытайтесь и определите, как хорошо и легко. Кто захочет определить, правду ли Я говорю, пускай постарается делать то, что Я говорю, — сообщил Иисус.

Жизнь людская имеется неперестающее воссоединение отделенного телом духовного существа с тем, с чем оно сознает себя единым. Осознаёт либо не осознаёт это человек, желает он либо не желает, воссоединение это неудержимо совершается тем состоянием, которое мы именуем судьбой людской. Отличие между людьми, не осознающими собственного назначения и не желающими его выполнять, и понимающими его и желающими жить сообразно ему, в том, что жизнь не осознающих этого имеется неперестающее страдание, жизнь же осознающих и выполняющих назначение — неперестающее, возрастающее благо.

Первые подобны упрямым животным, которых хозяин тащит веревкою за шею в тот приют, где животное отыщет и корм и защиту. Животное зря мучает, душит себя, стараясь противиться хозяину. Оно будет приведено в том направлении, куда должны прийти все.

Вторые же подобны тому животному, которое, осознав волю хозяина, идет вольно и весело, куда его ведет хозяин, зная, что от выполнения воли хозяина ничего, не считая хороша, быть не имеет возможности.

Ничто так разумеется не подтверждает того, что дело судьбе имеется совершенствование, как то, что чего бы ты ни хотел вне собственного совершенствования, как бы полно ни удовлетворилось твое желание, как не так долго осталось ждать оно удовлетворено, так в тот же час же уничтожается прелесть жажды.

Не теряет собственного весёлого значения одно: сознание собственного перемещения к совершенству.

Лишь это неперестающее совершенствование дает подлинную, не перестающую, а растущую эйфорию. Каждый ход вперед на этом пути несет с собой собственную приз, и приз эта получается на данный момент же. И ничто не имеет возможности забрать ее.

Тот, кто положил жизнь собственную в духовном совершенствовании, не может быть обижен, по причине того, что то, чего он хочет, неизменно в его власти.

Паскаль

Быть радостным, иметь жизнь вечную, быть в Всевышнем, быть спасенным — все это одно да и то же: это — ответ задачи судьбы. И благо это растет, человек ощущает все более сильное и глубокое овладевание небесной эйфорией. И благу этому нет границ, по причине того, что благо это имеется свобода, всемогущество, полное удовлетворение всех жажд.

Амиель

В ЧЕМ ПОДЛИННОЕ БЛАГО

Настоящих благ мало. То лишь подлинное благо и добро, что благо и добро для всех.

Исходя из этого хотеть нужно лишь того, что в соответствии с с неспециализированным благом. Кто направит собственную деятельность на такую цель — купит себе благо.

Марк Аврелий

В положениях людей имеется соединение злого и хорошего, но в рвениях людей нет для того чтобы смешения: рвение не редкость либо злое — в исполнении воли собственного животного существа, либо хорошее — в исполнении воли Всевышнего. Отдайся человек первому рвению, и он не имеет возможности не быть несчастен; отдайся второму, и для него не может быть несчастья, — все благо.

Настоящего хороша никто не имеет возможности сделать один второму. Подлинное добро может сделать человек лишь сам себе. Подлинное добро это в одном: в жизни для души, а не для тела.

Делать добро — это одно дело, про которое возможно возможно заявить, что оно нам возможно на пользу.

Человек требует, дабы ему помогли люди либо Всевышний; а оказать помощь ему никто не имеет возможности, не считая его самого, по причине того, что оказать помощь ему может лишь его хорошая судьба. А это может сделать лишь он сам.

Говорят, что для того, кто делает добро, не требуется награды. Это действительно, в случае если думать, что приз будет не в тебе и не на данный момент, а в будущем. Но без приза, без того, дабы добро не давало эйфории человеку, не имел возможности бы человек делать добро. Дело лишь в том, дабы осознавать, в чем подлинная приз. Подлинная приз не во внешнем и будущем, а во внутреннем и настоящем: в улучшении собственной души. В этом и побуждение и награда к деланию хороша.

Один святой судьбы человек молился так Всевышнему о людях: «О Боже! Будь милостив к злым, по причине того, что к хорошим Ты уже был милостив: им прекрасно, по причине того, что они хорошие».

Саади

БЛАГО — В ЛЮБВИ

Чтобы возможно быть радостным, нужно лишь одно: обожай, обожай всех — и хороших и злых. Обожай постоянно, и постоянно будешь радостен.

Мы не знаем и не можем знать, для чего мы живем. И потому запрещено бы было нам знать, что нам делать и чего не делать, если бы у нас не было жажды блага. Это желание правильно показывает нам, что нам делать, в случае если лишь мы понимаем собственную жизнь не как животное, а как душу в теле. И это самое благо, какого именно хочет отечественная душа, и дано нам в любви.

Никто ни при каких обстоятельствах не уставал делать себе добро. Но так как самое громадное добро — это то, дабы делать то, чего душа желает, а душа постоянно хочет одного: любви от себя и к себе. Положи жизнь собственную в этом повышении любви, и ты заметишь, что благо твое неизменно в твоей власти.

В случае если имеется хороший Всевышний и Он сотворил мир, то Он возможно сотворил его так, дабы всем, — значит, и нам, людям, — было прекрасно.

В случае если же нет Всевышнего, то давайте сами жить так, дабы нам было прекрасно. Для того же, дабы нам было прекрасно, нам нужно обожать друг друга, нужно, дабы была любовь. А Всевышний и имеется любовь, так что мы снова придем к Всевышнему.

Жизнь моя — не моя, и потому и целью ее не может быть лишь мое благо: целью ее возможно лишь то, чего желает Тот, Кто отправил меня в судьбу. Желает же Он любви всех ко всем, того самого, в чем и мое и общее благо.

Человек от рождения и до смерти желает себе хороша, да и то, чего он желает, то и дано ему, если он его ищет в том месте, где оно имеется: в любви к людям и Богу.

Говорят: «Обожать людей неприятных нам — для чего?» А после этого, что в этом радость. Испытай это, и ты определишь, правда ли это.

Ничего, не считая смерти в первых рядах, и ничего, не считая выполнения должного на данный момент! Как это думается безрадостно и страшно! А в это же время положи собственную жизнь лишь в этом: во все большем и большем на данный момент соединении любовью с Богом и людьми, да и то, что казалось ужасным, сделается лучшим, ненарушимым благом.

А.И.Осипов. ступени и Начало духовной судьбы. Часть 1


Также читать:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: